Новосибирский молодежный театр «Глобус» превратился в Cabaret

Юлия ЩЕТКОВА, Новосибирск

02.04.2021

Фото: Юрий Богомаз.


Мюзикл, который вот уже более полувека популярен на Бродвее, но является редким гостем в России, поставил на сцене «Глобуса» московский режиссер Алексей Франдетти.

Тринадцать лет назад Алексей Франдетти впервые вышел на сцену новосибирского молодежного театра «Глобус» как актер в рамках гастролей спектакля «Одолжите тенора!» Московского драматического театра имени Пушкина, а в 2020 году вернулся, чтобы поставить один из самых пронзительных концепт-мюзиклов в истории Бродвея.

Условия лицензионного договора на постановку Cabaret строги в плане соблюдения состава оркестра, исполнителей и ансамбля, но относятся к категории brand new production, то есть предполагают не копирование, а создание нового постановочного решения. «Мюзиклу пятьдесят пять лет. За это время он в своем жанре превратился в такое название, которое, как «Риголетто» и «Травиата» в опере, очень непросто ставить. Казалось бы, столько всего в многочисленных постановках уже сказали. Тем не менее мы не связаны по рукам и ногам мизансценами. Только пьесой и музыкой. Повторяться мы не должны, а это самое прекрасное и интересное. Наш спектакль — абсолютно оригинальная версия, которой нет нигде в мире, кроме Новосибирска», — сказал «Культуре» Алексей Франдетти. 

«У всех при слове «кабаре» возникает образ «Мулен Руж»: красивые перья, праздник, счастье, фонтан радости и невероятного веселья, — рассказывал в марте на творческой встрече режиссер спектакля Cabaret. — В нашем случае все это так и не так. Мюзикл — это не всегда весело и легковесно. Cabaret своим существованием изменил правила мюзикла. Он помог этому легкому жанру выйти на новый уровень. Наше Cabaret, несмотря на всю красоту, обилие перьев, лампочек и страз, — концепт-мюзикл, в котором понятным языком говорится о самых сложных и непонятных вещах. Это сложносочиненная пьеса, где есть и линейное повествование, и номера-комментарии, и серьезные смыслы, и глубокие подтексты. И, конечно, история тревожного времени зарождения фашизма, разобщенности людей и их слепоты. В нашем спектакле мы задаем непростые вопросы: а так ли далек Берлин 30-х от нас сегодняшних? Как уберечь себя от предубеждений по отношению к людям с иным мировоззрением, цветом кожи или вероисповеданием? Как следовать завету наших великих бесстрашных дедов, оставленному на монументе в лагере Дахау — «Никогда больше»?»

Основой мюзикла Cabaret послужили полуавтобиографический роман Кристофера Ишервуда «Прощай, Берлин» и созданная по его мотивам пьеса Джона Ван Друтена «Я — Камера». В центре сюжета еще блистательный, но уже полный тревог Берлин начала 1930-х годов, по улицам которого медленно и коварно расползается «коричневая чума». В кабаре «Кит-кэт», пожалуй, последнем островке свободы на этой оставляемой богом земле, царит безудержное веселье и кипит самая настоящая жизнь — по крайней мере, так кажется его обитателям и завсегдатаям.

Конферансье Эмси (Алексей Корнев) зазывает всех желающих в иллюзорный мир, где не имеет значения, беден ты или богат, какую религию исповедуешь и какова твоя половая идентичность, а за стенами лютуют первые еврейские погромы, ломаются судьбы и город, мрачнея, меняет модные наряды на эсэсовскую униформу и полосатую робу узников концлагерей — кому какая карта судьбы ляжет. Вернее, кто какой выбор сделает, за какую дверь шагнет, а уж этих сквозящих вселенскими сквозняками «ворот» как главного элемента сценографии на площадке предостаточно.

Визуальное решение спектакля (сценография и костюмы Анастасии Пугашкиной), как шутит режиссер, – «50 оттенков черного, серого и белого». Впрочем, все более чем серьезно. В этой роскошной игре теней и контрастов заключается и оммаж золотому веку Голливуда, давшему истоки мюзиклу, и магистральная тема постановки, и кошмарная метафора потерявшей краски, раздираемой противоречиями жизни. Искусная черно-белая стилизация обостряет чувства, несет пронзительную камерность и поднимает почти банальный сюжет о любви безбашенной певички Салли Боуллз (Екатерина Аникина) и начинающего писателя Клиффорда Брэдшоу (Владислав Огнев) до сакрального уровня.

«Жизнь — это кабаре, дружок!» — проглатывая боль, почти хрипит Салли. Застывает в развинченных позах уставший кордебалет, мигающий на фоне апокалипсиса софитами джазово-богемный рай степенно превращается в газовую камеру, а размалеванные гримом лица превращаются в страшную посмертную гримасу.

Для новосибирского «Глобуса» мюзиклы — «фирменное» и целенаправленно развиваемое направление, под нужды которого на базе театра еще в начале нулевых были созданы молодежный симфонический оркестр и хор (в Cabaret оркестр под управлением дирижера Владимира Сапожникова размещен в арьергарде сцены, а хоров и вовсе три — мужской, женский и детский) и введены в обиход кастинги исполнителей. История началась с сибирского мюзикла «НЭП» Елены Сибиркиной по «Педагогической поэме» Антона Макаренко, продолжилась первой и единственной в России лицензионной версией мюзикла «Вестсайдская история» с полностью сохраненной концепцией оригинала и окончательно закрепилась рядом успешных режиссерских проектов по произведениям отечественных композиторов («Том Сойер» Виктора Семенова, «Алые паруса» Максима Дунаевского и «Робин Гуд» Евгения Загота). И все же Cabaret для увлеченного мюзиклами драмтеатра — новая высота, своего рода Эверест, на который театр рискнул взойти и не просчитался.

Режиссер Алексей Франдетти признается, что изначально был приглашен в столицу Сибири для создания большого музыкального спектакля по сюжету романа «Война и мир», но, увидев труппу «в деле», понял, что под этих артистов нужно ставить знаменитое Cabaret. «Когда я понял, что для воплощения нашей первоначальной идеи еще рановато, я решил не натягивать рейтузы замысла на голову возможностей и предложил пойти от труппы, от тех ребят, кто сейчас работает в этом театре, — рассказывал на творческой встрече накануне первого премьерного показа в марте Алексей Франдетти. — При этом мне хотелось найти название, которое было бы органично именно драматическому театру, работающему в жанре музыкального спектакля. Так и возникла мысль сделать здесь Cabaret. И это был правильный выбор».

Первая бродвейская премьера Cabaret — совместная работа Джона Кандера (музыка), Фреда Эбба (стихи) и Джо Мастероффа (либретто) — состоялась в 1966 году, имела феноменальный успех: 1166 показов и восемь премий Tony. С тех пор постановка регулярно появляется на разных площадках мира, претерпевая порой кардинальные трансформации в концепции, сюжете и партитуре, но неизменно держа пальму первенства как одно из самых популярных музыкальных шоу мира. В России лицензионное Cabaret с правом постановки как в нашей стране, так и в странах ближнего зарубежья, впервые появилось в 2009 году под лейблом компании «Мюзикл трейд». Планы же на новые версии, пришедшиеся по странному стечению обстоятельств на 2020 год, остались неосуществленными, за исключением спектакля, который создал в Новосибирске за стандартные для мюзикловой индустрии семь недель работы Алексей Франдетти.

«Обычно на переговоры о получении прав уходит не меньше полугода, — утверждает режиссер новой версии популярного мюзикла. — Когда мы в августе позвонили в Нью-Йорк и заявили о своем намерении, наши коллеги очень удивились. В Америке все театры закрыты, а какие-то безумные люди из Сибири берутся ставить Cabaret. Они восприняли это как маленькое чудо — выпуск абсолютно нового продакшна в такое время, и мы довольно быстро договорились».

«Когда Алексей Франдетти предложил мне поработать с ним в Новосибирске, я думала всего полминуты, — сказала в беседе со зрителями и журналистами на творческой встрече хореограф-постановщик Светлана Хоружина. — Cabaret — один из самых популярных бродвейских мюзиклов. Продакшн можно увидеть и в Европе, и в Америке, и в Японии, и в Австралии, но сейчас это единственная версия, которая выходит во всем мире, — и это всеобщее театральное счастье. Новосибирская постановка, говорю это с уверенностью, приближена к бродвейским стандартам. Большая часть хореографического материала, как художественное оформление и режиссерское решение, была готова уже к началу репетиций. Но в «Глобусе» работают очень пластически выразительные артисты. Мне с ними повезло, и вдохновение смогло спуститься с неба и дополнить уже готовый материал».


Фото: Юрий Богомаз