Премьера оперетты «Москва, Черемушки»: квартирный вопрос на Камерной сцене Большого

Александр МАТУСЕВИЧ

31.03.2021

Фото: Павел Рычков.



Главный театр страны представил на Камерной сцене единственную оперетту Дмитрия Шостаковича. Постановка македонского режиссера Ивана Поповски доказывает: этот жанр не пылен и не архаичен. Он живее всех живых, с ним лишь надо умело работать.

Спектакль македонского режиссера Ивана Поповски, дирижера Павла Клиничева, художников Сергея Чобана, Александры Шейнер (сценография) и Людмилы Гаинцевой (костюмы), хореографа Михаила Колегова — яркая демонстрация того, что жанр оперетты, вопреки мнениям скептиков, нисколько не постарел. Надо лишь хорошо понимать его природу, и творить, подчиняясь его законам.

Легкость и юмор — ключевые моменты, те самые «отмычки», что работают в этом случае безотказно. Не пережать, не утяжелить, не умничать, не нагружать неподходящими смыслами, не делать нелепых акцентов — словом, верить авторам произведения, стараться воплотить их идеи, а не свои вымученные концепции. Оперетта любит это еще меньше, чем опера. Либретто Владимира Масса и Михаила Червинского по-опереточному искрометно, в нем есть все, что нужно для пьесы в этом жанре: интересная фабула, динамичность сюжета, колоритные типажи, высококлассные тексты диалогов и монологов, изящные куплеты музыкальных номеров. В музыке Шостаковича столько доброты, света, тепла, задора, утонченности и одновременно простоты, а прежде всего — безупречного вкуса. Жаль, что композитор написал всего лишь только одну оперетту.

Именно вкус проявили и создатели спектакля — и полностью выиграли на этой весьма сложной территории во времена, когда фактически утрачены подлинные традиции оперетты. И особенно в оперном театре — который не очень привык работать с таким материалом. Но наблюдая за удивительной легкостью существования артистов в этом контексте, невозможно было представить себе, что многие из них дебютанты. Не только артисты школы Покровского, которые еще работали с великим мастером, но и молодежь, как поющая на Камерной сцене, так и солисты, занятые в большом репертуаре ГАБТа, — радовали естественностью игры, пластичностью рисунков ролей и абсолютным владением сценической речью.

Поповски достаточно строго следовал за композитором и либреттистом, почти не позволяя себе вольностей — лишь пару раз он соригинальничал, погружая действующих лиц во внезапный летаргический сон и выводя на сцену странного персонажа, конфузливо озирающегося по сторонам. В программке он поименован Человеком в клетчатом пальто (его играет Олег Егоров) — роль мимическая. Но по внешнему виду и манерам понятно, что это сам Шостакович, не то пытающийся контролировать развитие ситуации в собственном детище, не то, наоборот, искренне удивляющийся происходящему.

В остальном же все абсолютно классически: искрометная музыкальная комедия о пресловутом квартирном вопросе, который, как известно, испортил москвичей, и о торжестве советской социалистической справедливости, когда всем миром можно решить любую проблему, а мещанские пороки в итоге будут посрамлены. Но, очевидно, добиться этой искрометности постановщикам стоило немалого труда и было совершено посредством детальной проработкой образов, умелым решением мизансцен, превосходной степенью пластической свободы артистов, которые буквально летают по сцене. Сценическое пространство сплошь украшено «московскими окнами» новостроек, которые и эстетичны, и функциональны — формируют сценическое пространство под многочисленные задачи спектакля. Самое главное, у новой работы верная интонация, полностью соответствующая идеям «Черемушек».

В спектакле немало обаятельных актерских работ. Выразительны пластичный и динамичный красавчик Азамат Цалити (Борис Корецкий), искренне проживающий каждый миг на сцене Валерий Макаров (Сергей Глушков), слегка напыщенный Юрий Сыров (новосел Бубенцов), чья основательность баса и важность вокальной манеры великоваты для Камерной сцены. Настоящей феерией непревзойденного актерства обдает публику комедийный дар Германа Юкавского (управхоз Барабашкин), выше всяких похвал.

Весенней свежестью веет от главных женских образов спектакля — красавиц с превосходными голосами Натальи Риттер (Маша), Анастасии Сорокиной (Лидочка), Екатерины Семеновой (Люся). Эффектная Александра Наношкина удивительно органична в роли махровой мещанки Вавы.

Камерная сцена Большого театра — одно из немногих мест на карте России, где оперетту можно послушать вживую. Без микрофонных подпорок насладиться красотою голосов, настоящим качественным вокалом. А еще образцовой игрой и заразительной энергетикой оркестра и слаженным и выразительным пением хора (хормейстеры Александр Рыбнов и Павел Сучков). Уже одно это делает премьеру в Большом музыкальным событием сезона. Театральный мир получил бесспорно качественный продукт и настоящую творческую удачу.

Фото: Павел Рычков