«Русский Фауст» и его фанаты: фестиваль Одоевского в «Гоголь-центре»

Татьяна ФИЛИППОВА

28.02.2021

6.jpg

В «Гоголь-центре» завершается Одоевский-Fest, в центре которого — спектакль «Человек без имени», коллективное сочинение по мотивам произведений Владимира Одоевского, писателя, издателя, общественного деятеля пушкинской эпохи.

Князь Владимир Федорович Одоевский, представитель древнего рода, в молодости был председателем философского кружка, «общества любомудров», в зрелые годы увлекался оккультными учениями, за что получил прозвище «русского Фауста», писал книги в жанре, как теперь сказали бы, фэнтези и музыкально-критические статьи; был директором Румянцевского музея и известным филантропом, учреждавшим детские больницы и приюты. Фестиваль предлагает совершить путешествие по мирам этого удивительного человека и увидеть, какое продолжение его идеи получили в современном искусстве.

— Одоевский преодолевал границы узкопрофессионального знания, — рассказал «Культуре» куратор фестиваля искусствовед Сергей Хачатуров. — Он был и алхимиком, и писателем, и философом, в одной из своих книг предсказал появление компьютера. Это человек масштаба Леонардо да Винчи, только периода романтизма. Широта его интересов мне кажется очень современным качеством, связанным с неклассической парадигмой, я бы сделал его центральным в рассказе об Одоевском и его влиянии на современную культуру.

— Как вы считаете, почему этот человек был так прочно забыт все советские и постсоветские годы? Большинство знает его только по детской сказке «Городок в табакерке».

— Потому что он не вписывался в реакционную систему и философскую, и мировоззренческую, которая предпочитает замкнутые и догматичные циклы, а не открытость миру и везде видит врагов. Вместо того чтобы искать врагов, Одоевский искал собеседников. Он был открыт миру, разным типам знания. Мне кажется, это как раз та тема, которая очень хорошо характеризует «Гоголь-центр» и его создателя Кирилла Серебренникова. Более того, одним из первых спектаклей Кирилла стал «Городок в табакерке».

Кульминация фестиваля — премьера спектакля «Человек без имени», в афише обозначенного как «коллективное сочинение». Пьесу, по которой он поставлен, написал на основе разных произведений Владимира Одоевского драматург Валерий Печейкин, сценографию придумал художник Александр Барменков, центральный актерский образ создал Никита Кукушкин, а музыкальную шкатулку, внутри которой ему предстоит побывать, причем вместе со зрителями, собрал композитор Петр Айду, пианист и знаток исторических инструментов, автор многих музыкальных перформансов.

— Когда мы задумывали эту работу, я долго не мог решить, какая музыка должна быть в спектакле, — поделился он с «Культурой». — Поскольку спектакль построен вокруг самого известного сочинения Одоевского, «Городок в табакерке», возникла идея создать музыкальную шкатулку, внутрь которой хочет попасть мальчик Миша и мы вместе с ним.

Я сделал гибридный инструмент, который состоит из восьми переделанных советских пианино, выброшенных когда-то и как будто попавших в другую цивилизацию. Там довольно много разных способов звукоизвлечения, инструмент управляется механически и играет сам по себе. Это мой оммаж князю Одоевскому, часть декорации спектакля и в то же время отдельная работа, которая будет существовать сама по себе.

— У вас уже есть решение относительно будущего этого инструмента? 

— Сейчас он является частью спектакля, но я планирую отдельный
перформанс. Вообще идея Сергея Хачатурова сделать фестиваль Одоевского постоянным мне кажется очень правильной, поскольку его личность становится все более и более интересной для нас. Своим энгармоническим фортепиано он предварил ультрахроматические опыты двадцатого века, с одной стороны, а с другой — приоткрыл раннебарочные итальянские традиции, где тоже часто было больше двенадцати нот в октаве. Это характерно для Одоевского — смотреть одновременно в прошлое и в будущее.

—- Мне кажется, что Одоевский писал не только музыкально-критические статьи, но и музыку. Вам удалось с ней познакомиться?

— Нет, с его музыкой я не знаком. Когда мы начали работать над этим спектаклем, у меня был план пойти в архив музея Глинки, там вроде как лежат его пьесы для энгармонического фортепиано, но их никто никогда не публиковал и не играл, его рояль после его смерти был передан в Московскую консерваторию, там долгое время хранился, а потом его сдали в музей Глинки, где он благополучно стоит. Я не слышал, чтобы на нем кто-то играл, но у меня была идея разобраться с его наследием и ввести в спектакль часть его музыки.
В результате я сделал по-другому, но тема остается открытой, хочется продолжать.

Спектакль «Человек без имени» можно будет посмотреть в апреле, а выставка художницы Тани Пеникер «Алхимический букварь», разбросанная в волшебных ящичках по всему «Гоголь-центру», продлится до 8 марта. Вход на нее свободный.