В Театре имени Маяковского рассказали «Как важно быть серьезным»

Татьяна ФИЛИППОВА

25.02.2021

DSC01956.jpg


Режиссер Анатолий Шульев перенес действие комедии Оскара Уайльда в наши дни, когда абсурда в окружающем мире стало так много, что спасти человека может только чувство юмора.

В России всегда любили Оскара Уайльда. Первым русским уайльдистом был Корней Иванович Чуковский, который в 1912 году готовил к изданию полное собрание сочинений английского писателя, а десять лет спустя написал его биографию. Перебирая одну за другой книги Уайльда, Чуковский делает вывод, что все они написаны навыворот.

В «Кентервильском привидении» не привидения пугают людей, а люди гоняют призраков, в «Портрете Дориана Грея» старится, лысеет и теряет зубы портрет, а изображенный на нем человек остается молодым, и так далее. Любой сюжет Уайльд выворачивает наизнанку, как перчатку, любую мысль превращает в парадокс, любую истину доводит до абсурда. Именно поэтому его так интересно читать и так трудно ставить: каждый персонаж его пьес — это одно из лиц автора, который был, как пишет Чуковский, самым оторванным от земли, самым неорганичным в мире человеком.

Рассказывают, что однажды он привел к своему портному нищего, собиравшего милостыню перед его окнами. Терпеть эту неэстетичную картину он был не в силах, поэтому заказал бродяге новенький костюм и самолично наметил на нем те места, которые нужно было надрезать ножницами, чтобы образовались красочные лохмотья. Таких историй множество; Уайльд позаботился о том, чтобы превратить в театр собственную жизнь.

Пьесу «Как важно быть серьезным» он написал на пике славы; через несколько месяцев после первой постановки, которую почтил своим присутствием принц Уэльский, Уайльда отправят под суд и оттуда — в каторжную тюрьму, спектакль снимут, книги сожгут, и само имя автора какое-то время будет под запретом.

В русском переводе теряется каламбур, заключенный в названии: слово earnest, означающее по-английски «серьезный», созвучно имени Эрнест, которым представляются два молодых человека. После ряда открытий и разоблачений один из них действительно оказывается Эрнестом. Быть серьезным, конечно же, здесь никто не пытается, но все много шутят на эту тему.

Режиссер Анатолий Шульев буквально прочитал ремарку Оскара Уайльда о времени действия пьесы («наши дни» - подчеркивает автор) и перенес действие в наши дни и в очень условную Англию. Комната с темно-зелеными стенами и добротной мебелью, сочиненная художником Мариусом Яцовскисом, похожа на комнату в английском доме, но она вполне может находиться и в Москве. На месте землевладельца Джона Уординга (Иван Выборнов) и лондонского денди Алджернона Монкрифа (Илья Никулин) вполне можно себе представить двух наших соотечественников, построивших какой-нибудь успешный бизнес и весело бенберирующих (уайльдовское словечко, означающее обвести вокруг пальца всех, придумав себе несуществующего друга) по жизни и живя на два дома, а то и на две страны.

Текст Оскара Уайльда смешной, и в зале много смеются. Самые живые и веселые сцены — те, в которых появляются Гвендолен Ферфакс (Полина Лазарева), влюбленная в одного из Эрнестов, и ее мама, леди Брэкнелл (Светлана Немоляева). В афише Театра имени Маяковского есть еще две постановки, в которых представительницы театральной семьи Немоляевых-Лазаревых выходят на сцену вдвоем, причем во всех трех случаях им приходится играть мать и дочь, а не бабушку и внучку. Но если в спектаклях по пьесам Островского («Бешеные деньги» поставил Анатолий Шульев, «Таланты и поклонники» — Миндаугас Карбаускис) это две слабые женщины в суровом мужском мире, то здесь все наоборот. Две затянутые в корсет английские леди легко управляют миром мужчин, причем делают это весело и с удовольствием.

Все женские роли в этом спектакле хороши: Зоя Кайдановская находит яркие комические краски для добропорядочной гувернантки мисс Призм, которой есть что скрывать — много лет назад она по рассеянности потеряла чужого младенца, положив его в саквояж вместо рукописи своего романа (Уайльд элегантно пнул знаменитых английских романисток). Полина Лазарева играет дочь, мечтающую освободиться от материнской опеки и занять более заметное положение в лондонском обществе, Анастасия Дьячук (Сесили Кардью) — девушку, которой не терпится вырваться из-под контроля обожаемого опекуна. Но звезда спектакля, конечно же, Светлана Немоляева, она дает здесь урок актерского мастерства, показывая, как нужно играть уайльдовские парадоксы.

Она с непроницаемым лицом допрашивает возможного жениха дочери, аккуратно записывая его ответы в книжечку, и непонятно, хихикает ли она про себя при этом или действительно считает допрос важным делом. А потом появляется в его загородном доме на трехколесном велосипеде, словно какая-нибудь девчонка, а не респектабельная светская дама.

О леди Брэкнелл в пьесе Уайльда толком ничего не сказано, кроме того, что она сама выходила замуж за своего лорда, не имея за душой ни гроша, но очевидно, что в ее прошлом есть эпизоды, о которых не рассказывают за чашкой чая. Именно поэтому вывернутые наизнанку истины, которые она транслирует, звучат так смешно.

Что помогает Светлане Немоляевой сделать свою героиню живой и естественной, не нагружая ненужным психологизмом и не скатываясь в фарс? Точность жеста, богатство интонаций, умение сказать многое без слов, одним взмахом ресниц. Но Оскар Уайльд, наверное, ответил бы на этот вопрос фразой, которую он произнес на таможне, когда его спросили, что он везет с собой: «Ничего, кроме гения».


Фото: Артемий Автандилов. Фотографии предоставлены пресс-службой Театра имени Маяковского.