Андрей Шишкин, директор Екатеринбургского театра оперы и балета: «У каждого спектакля своя судьба и своя задача. Одни — на кассу, другие — на творческий поиск»

Светлана ТОЛМАЧЕВА, Екатеринбург

10.12.2020

На фото: балет "Приказ короля". Фото предоставлено Ural Opera Ballet.


В этом году в Екатеринбург уехали сразу четыре «Золотые маски», которые получили постановки Ural Opera Ballet. Директор театра рассказал «Культуре» о том, как он ищет баланс между новаторством и классикой.

В этом году Екатеринбургский театр оперы и балета (Ural Opera Ballet) фигурировал в 23 номинациях Национальной театральной премии «Золотая маска». Критики отметили оперу «Три сестры», балеты «Приказ короля», «Вальпургиева ночь» и Brahms party. В итоге Ural Opera Ballet завоевал четыре премии: лучшим оперным спектаклем признали «Три сестры», за лучшую работу режиссера наградили Кристофера Олдена (спектакль «Три сестры»). В номинации «Балет — современный танец / работа балетмейстера-хореографа» «Золотую маску» за спектакль «Приказ короля» вручили художественному руководителю и хореографу театра Вячеславу Самодурову. Четвертая награда досталась Алексею Кондратьеву за лучшую работу художника в музыкальном театре в балете «Приказ короля».

Такой успех не покажется неожиданным любому, кто хоть немного следит за музыкальной жизнью: екатеринбургский театр за последние десять лет превратился в одну из главных экспериментальных сцен России. Уральские премьеры раз за разом становятся событием в культурной жизни страны. Достаточно напомнить, что оперы «Сатьяграха» Гласса, «Пассажирка» Вайнберга, «Греческие пассионы» Мартину, «Три сестры» Этвеша впервые были поставлены в России именно здесь.

Одну из главных своих целей руководящий театром с 2006 года Андрей Шишкин видит в балансе между новаторскими спектаклями и каноническими постановками, чтобы, с одной стороны, соответствовать запросам критиков и искушенного зрителя, а с другой — быть востребованным у широкой театральной публики.

— Андрей Геннадьевич, как пришла идея поставить оперу «Три сестры» и сложно ли было получить права на ее исполнение?

— Оперу «Три сестры» венгерского композитора Петера Этвеша критики называют последней значительной оперой ХХ века. Она была написана в 1997 году, выдержала больше двадцати постановок и впервые поставлена в России в 2019-м на сцене Ural Opera Ballet. В «Трех сестрах» нет линейного бытового действия, и оно не столь важно, ведь и по поводу пьесы Чехова литературоведы и критики порой приходили к выводу, что в ней главное не сюжет, а тон, то цельное впечатление, которое она производит. Есть и другие особенности: в пространстве спектакля существуют два оркестра, нет хора, солируют три меццо-сопрано. Три года назад я от разных специалистов и знатоков театра стал слышать упоминания об этом произведении — в разных разговорах и разных контекстах. И я подумал: а почему бы не погрузиться в этот материал? Тогда интерес к «Трем сестрам» казался совершенно абсурдным, потому что каждый директор оперного театра знает: лучше ставить хоровые оперы, это всегда выигрышно, собрать три меццо-сопрано тоже трудно, не говоря уже о том, как сложно получить права на исполнение. Но мы все же связались с Петером Этвешем в Будапеште, и он дал согласие на первую постановку в России. Изначально опера была написана на русском языке, и автор всегда настаивал на том, чтобы это был единственный язык исполнения. Так «Три сестры» и шли по миру, но этой оперы не было в нашей стране, где собственно Чехов жил и писал. К счастью, все сложилось в нашу пользу. Знаковое событие состоялось, и судя по тому, что постановка «Три сестры» признана лучшим оперным спектаклем, мы не ошиблись.

— Мнение критиков совпадает с мнением екатеринбургского зрителя? Публика приняла экспериментальный жанр?

— Со спектакля в среднем уходят человек двадцать. Одни говорят — полная чушь, ничего не понятно, что за визг, это не Чехов. Те, кто остается до конца, и те, кто действительно читал «Три сестры», говорят —очень интересно, высший класс, необычный подход...

Мы понимаем, что можно бесконечно ставить Верди, Доницетти, Беллини и все будет прекрасно — это репертуар, который знают, понимают и все будут довольны. А если показать то, что никогда не шло в России, то в любом случае это будет из ряда вон и появятся недовольные. Невозможно с музыкой ХХ века угодить всем! Но у театра должна быть возможность время от времени ставить что-то иное!

Как директор театра я буду продавать «Кармен» и «Турандот», делать аншлаги и покрывать расходы, связанные с «Тремя сестрами». У каждого спектакля своя судьба и своя задача. Одни на кассу, другие на творческий поиск. Нашему театру в этом году 108 лет — мы не можем, как заезженная шарманка, крутить один и тот же репертуар. Мы должны были вырваться из этого круга одних и тех же названий и показать Екатеринбургу, что есть огромный музыкальный мир, о существовании которого многие и не подозревают! И мы только начинаем его открывать. Какое счастье, что есть возможность арендовать ноты, находить еще живых авторов произведений, которые уже становятся классикой мировой оперы, ставить настоящие большие спектакли! Мы показали всей России, что «театр в глубинке» может делать экспериментальные постановки, которые становятся частью репертуарного театра. Да, не 100 процентов зрителей в зале, но именно поэтому у нас в афише дважды в месяц «Кармен» и «Турандот» и один раз через месяц «Три сестры».

— К формированию балетного репертуара подходите с тех же позиций?

— Прошедший год прошел под знаком Петипа — творческий коллектив создателей балета «Пахита» Ural Opera Ballet получил спецпремию музыкального жюри «Золотой маски» за лучшее событие Года Петипа. Мы знаем балеты Петипа, дошедшие до нас, в том числе либретто «Приказа короля», хореография которого, к сожалению, утрачена.

Художественный руководитель Ural Ballet Вячеслав Самодуров и Богдан Королек, помощник художественного руководителя балета, взяли несколько либретто к балетам Петипа, скомпилировали и получили новую версию под названием «Приказ короля». Балет поставлен в стилистике представлений короля-солнца Людовика XIV — роскошная имперская постановка, что называется, в «лучших традициях Петипа», где особую роль играет мощная музыка композитора Анатолия Королева, одного из лидеров старшей композиторской школы России.

Незадолго до этого мы пригласили главного художника театра «Ленком» Алексея Кондратьева, который до сотрудничества с нами балеты не ставил, и ему было очень интересно рискнуть. Получилось нестандартное оформление с дирижаблем, а еще в «Приказе короля» изумительные работы художника по костюмам Анастасии Нефедовой, которая также была номинирована на «Золотую маску». Но мы ведь понимаем, что «Золотая маска» — это пасьянс… Мы рады за всех, кто отмечен этой премией, и прекрасно знаем, кто ее достоин, поэтому продолжаем работать с этой командой и дальше. По сути, в этом сезоне у нас получились два сильных спектакля — «Приказ короля» и «Три сестры», и оба блеснули на «Золотой маске».

— Спектакль «Приказ короля», из-за пандемии, жюри премии «Золотая маска» пришлось смотреть в записи — до нынешнего года такой вариант был совершенно невозможен. Как вы думаете, сможет ли в следующем году Ural Opera Ballet показать столь же сильные постановки, или все же придется делать скидку на те условия, в которых сейчас приходится выпускать спектакли?

— Мы очень благодарны организаторам «Золотой маски», которые пошли нам навстречу в этой ситуации, и это был единственный случай в истории Национальной премии, когда балетная постановка оценивалась по записи. В нынешнем сезоне у нас будет только один премьерный полноценный спектакль — балет «Конек-Горбунок». Но это полбеды. При том, что сейчас нам разрешено 50 процентов зрителей в зале, мы в лучшем случае 1 января погасим долги 2019 года и выйдем в новый год с миллионными долгами за 2020 год. И тогда о каких премьерах говорить?! В такой экономической ситуации мы вообще рискуем выпасть из института «Золотой маски»!

Но жизнь продолжается, и когда мы сидели весной на самоизоляции, решили репетировать те спектакли, которые вписываются в новые требования. Начали прикидывать: в оркестровой яме должно быть полтора метра дистанции между музыкантами, между духовыми вообще два, а у нас 65 человек там, и, значит, надо наполовину сокращать; 33 музыканта — это барочная опера, Моцарт, Доницетти. Так в нашем репертуаре появились «Севильский цирюльник» и «Лючия ди Ламмермур». Но нам не хотелось останавливаться на этих вынужденных мерах, и мы с дирижером Константином Чудовским начали искать что-то уникальное, что даже в этих обстоятельствах можно поставить. И мы нашли оперу финского композитора Кайи Саариахо «Любовь издалека», которая ранее никогда не исполнялась в России, хотя критики считают ее одной из шести величайших опер XXI века. Совершенно атмосферная, очень красивая, сказочная музыка. Два акта по часу и всего три исполнителя. Надеемся, что выйдем на премьеру в 2021 году. И даже в это время компромиссных решений нам будет чем и удивить, и порадовать как публику, так и критиков.

На фото: балет «Приказ короля». Фотографии предоставлены Ural Opera Ballet.