Сергей Смирнов, основатель «Эксцентрик-балета»: «В современном танце чем старше танцовщик, тем он интереснее. Мечтаю о дне, когда у нас в труппе появятся 50-летние»

Светлана ТОЛМАЧЕВА, Екатеринбург

24.11.2020

Фотограф Ангелина Клименко. Фото предоставлено пресс-службой Свердловского государственного театра музыкальной комедии.


На сцене Свердловского театра музыкальной комедии «Эксцентрик-балет Сергея Смирнова» представил программу, посвященную отмечаемому в этом году 25-летию танцевального коллектива.

Сегодня в России пять признанных авторских трупп в направлении contemporary dance: Театр Евгения Панфилова (Пермь), театр Ольги Пона (Челябинск), столичный «Балет Москва», Театр «Провинциальные танцы» и «Эксцентрик-балет Сергея Смирнова» в Екатеринбурге.

Сцена музыкальной комедии, где проходило юбилейное действо, для танцовщиков Смирнова родная — в 2003 году «Эксцентрик-балет» вошел в состав театра. «Голос», «Хронотоп», «Песни последней травы», «Чусовская тетрадь», фрагменты других спектаклей, созданных за четверть века, прекрасно знакомы екатеринбургскому зрителю, а некоторые работы — в целом по стране и даже за ее пределами; труппа много гастролировала и получала награды на фестивалях, включая международные. Основной состав «Эксцентрик-балета» (13 танцовщиков) не меняется годами. Так, двое танцовщиков — Ашот Назаретян и Татьяна Брызгалова работают вместе со Смирновым уже 26-й сезон. 

То, что происходило на сцене вечером 16 ноября, ничем не напоминало отчетный дивертисмент — артисты соскучились по зрителю (изначально выступление должно было состояться в феврале, но было перенесено из-за пандемии) и танцевали с обостренным ощущением «здесь и сейчас». Новыми смыслами обрастали танцевальные миниатюры, некоторые из которых родились еще в прошлом веке.

Руководитель «Эксцентрик-балета» Сергей Смирнов — лауреат премии имени хореографа Евгения Панфилова и премии «Золотая маска», постановщик десятков спектаклей, приглашенный педагог творческих лабораторий в России и за рубежом. Он рассказал «Культуре», каким видит будущее своей труппы и что будет делать, чтобы не потерять авторский почерк среди множества современных танцевальных проектов. 

— Сергей, когда в 1995 году вы давали название своему коллективу, что значило тогда быть «эксцентричным»?

— Это был такой период, когда все хотели уйти от стандартной хореографии и даже в названии хотели подчеркнуть инаковость. Поэтому мы взяли слово «эксцентрик», которое подразумевает смещение понятий. В тот момент для нас было важно, чтобы нашу труппу воспринимали как иных, чужих и даже идущих против течения. 25 лет назад, когда я объявил кастинг на базе Свердловского областного колледжа культуры и искусств, где я работал преподавателем хореографии, ко мне пришли почти 100 человек. В итоге через месяц репетиций нас осталось семеро. Я не задавал себе вопросов, кем мы были и куда шли, мне просто хотелось танцевать и самовыражаться.

— Тогда что «эксцентрик» значит сегодня, когда буквально все танцуют?

— Да, так и есть — танцуют все поголовно. Но только вот не свой танец, а тот, который в тренде или в топе, актуален в Европе или Америке. Но все забывают об авторстве, индивидуальном почерке. Для нас сегодня «эксцентрик-балет» — это свой путь, авторский театр танца. Если сравнивать меня с поколением сегодняшних хореографов, мне кажется, что они более прогрессивно мыслят, четко просчитывают каждый свой шаг, как в шахматной партии. У меня никогда так не происходило — я до сих пор живу одним днем, в котором я что-то создаю.

— Сергей, а каким все-таки вам видится завтрашний день вашего коллектива? Что дальше, после 25-летнего рубежа?

— Чтобы понять, куда дальше идет твой трамвай, нужно выйти из него и посмотреть со стороны. Сейчас у меня ощущение остановки, какой-то паузы и тишины. Для меня как для художника не обязательно куда-то торопиться. Как раз сегодня, когда из-за пандемии у нас нет возможности гастролировать и регулярно выходить на сцену, можно на репетициях наслаждаться каждым шагом, вдохом и выдохом моих танцоров. Наступило такое благодатное время, когда можно остановиться, созерцать и глубоко чувствовать.

Может быть, через полгода, а может быть, через год придет осознание следующего этапа развития «Эксцентрик-балета». Я никому ничего не хочу доказывать, не стремлюсь к «Золотым маскам» — это все в прошлом. Мне кажется, это самое ценное — когда ты уходишь от какой-то гонки за достижениями, суеты и приходишь к пониманию чистого творчества, которым занимаешься ради себя и своих танцоров, поверивших в тебя. Костяк нашей труппы сложился уже давно — у меня есть те, кто танцует со мной 12, 15 и даже 25 лет. Этот состав понимает меня с полуслова, на уровне каких-то вибраций уже. А современный танец уникален тем, что чем старше танцовщик, тем он интереснее. У него другой взгляд, иная философия, по-другому проживается жест на сцене. И я мечтаю о том дне, когда в моей труппе появятся танцовщики за 50 лет. И этот день недалеко! Средний возраст танцора моего коллектива 32 года, самому старшему 48 лет. В пример можно привести труппу легенды contemporary dance Пины Бауш. Ее возрастные танцовщики творили на сцене что-то невероятное, смотришь — и слезы счастья по щекам! Это совсем другое ощущение человека, какие-то космические потоки энергии открываются. Время тишины рано или поздно закончится, мы выйдем из своего состояния внутренней лаборатории, и это будет новая, пока мне неизвестная, страница «Эксцентрик-балета Сергея Смирнова». 

Фотограф Ангелина Клименко. Фото предоставлено пресс-службой Свердловского государственного театра музыкальной комедии.