Большой театр вернулся к жизни: в Крыму состоялись первые после карантина гастроли

Александр МАТУСЕВИЧ

03.08.2020

Фото предоставлены организаторами фестиваля - музеем "Херсонес Таврический".


Главный музыкальный театр России принял участие в IV Международном фестивале оперы и балета «Херсонес» в Севастополе. Гастроли завершились накануне, второго августа.

Оперно-балетный фестиваль, проводимый в древнем античном полисе самого романтического города Крыма — Севастополя, пока еще молод и длится всего пять дней. Тем не менее среди его гостей в прошлые годы уже стали московская «Новая опера» и Новосибирский театр оперы и балета, а в следующем «Херсонес» ожидает визит Мариинского театра. Нынешним же летом Большой театр России привез на полуостров концертную программу из оперных арий и знаменитый одноактный балет Бизе — Щедрина «Кармен-сюита». 

Для выступлений прославленного коллектива на территории музея-заповедника «Херсонес Таврический» возвели временную сцену, параметры которой приближены к родной сцене Большого в Москве, и зрительный зал, вмещающий полторы тысячи человек. Подлинный античный амфитеатр, сохранившийся среди живописных развалин древнего городища, невелик и, в отличие от аналогичных площадок Вероны, Эпидавра или Аспендоса, пригоден лишь для камерных спектаклей. Размах Большого театра требовал большого пространства, хотя в таком решении были и издержки: пришлось использовать звукоусиление, ведь современная конструкция лишена естественной акустики.

Выступление Большого в Крыму для труппы стало первым после начала пандемии. Генеральный директор Большого театра Владимир Урин, обращаясь к зрителям перед началом выступления, отметил, как радостно им наконец-то предстать перед зрителями: «Начиная с середины марта артисты вообще не выходили на сцену, и возвращение в «родной дом», на репетиции, для нас имело невероятное значение! Первое выступление здесь, в Херсонесе, на замечательной севастопольской земле — особенное. Ребята волнуются, хотя многие пели и танцевали почти на всех знаменитых площадках мира». 

Выступление под открытым небом, овеваемое морским ветром, максимально безопасно как для артистов, так и для публики. Тем не менее атрибуты «новой реальности» присутствовали: была нанесена разметка, напоминающая о социальном дистанцировании, на входе зрителям измеряли температуру, обеспечивали желающих масками и перчатками. На каждый из пяти концертов было продано не более девятисот билетов при вместимости зала в полторы тысячи мест. Однако — вот удивительно! — зал все равно был забит почти до отказа. Видимо, ажиотаж связанный с приездом Большого, был так велик, что несметное количество любителей прекрасного попали по приглашениям или просочились другими загадочными способами. 

Оперное отделение вечера подарило слушателям встречу с музыкой Чайковского, Римского-Корсакова и Рахманинова, Доницетти, Верди и Чилеа, Оффенбаха, Легара и Чапи. Превалировали страницы жизнерадостные, светлые, оптимистичные, самый серьезный нюанс, который был допущен, — это меланхолия, заметная в ариях Адриенны Лекуврёр, дуэте Лизы и Полины или Баркаролле из «Сказок Гофмана». Никакой драмы, никаких стенаний, тоски или подавленности — один из первых в стране живых посткарантинных концертов, по мысли организаторов, должен прежде всего нести положительные эмоции. 

Не выходившие несколько месяцев к публике артисты оперной труппы пели с нескрываемым энтузиазмом, выдавая эмоций на двести процентов. Бесспорной звездой оперной программы стала сопрано Динара Алиева, безукоризненно по стилю и тончайше по нюансам исполнившая выходную арию Адриенны Лекуврёр из одноименной оперы Чилеа. Помимо этого, она блеснула настоящим венским шармом в дуэте из оперетты Легара «Веселая вдова» — стилем оперетты народная артистка Азербайджана владеет столь же уверенно, как и итальянским бельканто.

Ее надежный партнер баритон Игорь Головатенко сольно с блеском исполнил суперхитовую арию Роберта из «Иоланты». Чайковский оказался самым востребованным композитором отделения: из «Иоланты» также прозвучал дуэт главной героини и ее возлюбленного Водемона в исполнении Анны Нечаевой и Олега Долгова, и знаменитый Полонез из «Евгения Онегина» — им программа открывалась. Кроме него у оркестра Большого под управлением маэстро Павла Клиничева больше не было собственных номеров, однако и в аккомпанементе певцам можно было ощутить, что коллектив находится в превосходной форме, его богатейший звук пленяет, колоритные соло отдельных инструментов и инструментальных групп доставляют подлинную радость самым искушенным слушателям.

Пальму первенства у Петра Ильича оспаривал жизнерадостный Жак Оффенбах: помимо упомянутой Баркароллы, очень удачным оказался игривый дуэт из оперетты «Перикола», лихо не только спетый, но и станцованный молодыми солистами Светланой Лачиной, Алиной Черташ и Константином Артемьевым. Маститая сопрано Анна Аглатова изрядно пококетничала в каватине Норины из «Дона Паскуале» Доницетти, а юный узбекский тенор Бехзод Давронов порадовал яркими верхушками в Песне Левко из «Майской ночи» Римского-Корсакова — композитора, в трех операх которого он был занят в безвременно завершившемся прошлом сезоне. А меццо Юлия Мазурова исполнила арию из сарсуэлы «Дочери Заведея» с необыкновенным куражом.

Под финал первой части артисты преподнесли Крыму особенный подарок, исполнив вместе попурри из песен о море и Севастополе: прозвучали любимый всеми горожанами «Севастопольский вальс», песни «Синяя вечность» и «Черное море мое», вызвав овации благодарной публики. 

Но если кто-то думал, что Большой собирается лишь умиротворять и веселить, то он, конечно же, ошибся. Танцевальное отделение оказалось полным подлинно трагических красок, ведь театр привез в Крым одну из жемчужин хореографического соцреализма — великий балет кубинца Альберто Алонсо. Созданный в 1967 году для Майи Плисецкой, дерзкий и обескураживающий, он относится к той эпохе в истории Большого Балета, когда именно московская труппа задавала моду в мире хореографии, создавая шедевры, перенять которые спешили другие ведущие театры планеты.

Восстановленный самим Алонсо в 2005-м, балет и сегодня остается юн и свеж, производя впечатление своей цельностью, совершенством форм, смелостью и драматической убедительностью. Огромная заслуга в том, что уровень исполнения и сейчас соответствует «планке Плисецкой» и в целом того золотого века, принадлежит сегодняшним протагонистам — Светлане Захаровой (Кармен), Денису Родькину (Хозе), Денису Савину (Тореро), Виталию Биктимирову (Коррехидор), Ольге Марченковой (Рок). 

Танец — на разрыв аорты, танец с обнаженными нервами, электризующий зал и заставляющий дышать в такт с великой музыкой Бизе. Быть убедительной в партии самой божественной Майи — тяжкое испытание, и Захарова не только танцует, но играет свою роль так, что никакие сравнения уже не имеют значения: перед нами подлинная Кармен, свободолюбица, смелая до безрассудства, энергетический вихрь всего спектакля. И ее партнер оказывается достойным примы: сильный, мужественный, гордый и одновременно иссушенный этой безумной любовью, сломленный — таков Хозе Родькина. Вечная жажда любви и свободы и вечная борьба за обладание ими — этой величественной нотой Большой завершил свое выступление в древнем Херсонесе.

Фото предоставлены Министерством культуры РФ и организаторами фестиваля  музеем «Херсонес Таврический»