Леонид Барац, «Квартет И»: «Мы еще будем вспоминать это время и скучать»

Денис СУТЫКА

25.05.2020


Квартет И. Фото: АГН Москва.

Как в период пандемии выживает один из самых известных частных театральных коллективов России «Квартет И», в интервью «Культуре» рассказал его актер Леонид Барац.


— Леонид, чем «Квартет И» занимается на карантине, как вы вообще восприняли этот период?

— Мы сейчас монтируем наш новый фильм «Обратная связь» — продолжение «Громкой связи», где будут те же персонажи, которые на этот раз встретились для того, чтобы вместе отметить Новый год. Когда снимут все ограничения, полноценно займемся постпродакшном. Очень надеюсь, что в середине декабря фильм выйдет на экраны. Кроме того, мы стали активно работать над новой пьесой, потому что никто не мешает. В офисе никого нет, театр закрыт. Остаемся с соавторами в кабинете, пишем и попутно осмысливаем, что происходит в мире.

— Что за пьеса, если не секрет?

— Никакого секрета здесь нет — мы же не детективщики. Честно говоря, мы сами еще до конца не понимаем, что в итоге получится. Пока у нас 60 листов черновиков — наброски диалогов, поворотов сюжета и так далее.

Мы всегда пишем о себе и о людях, которые нас окружают. Эта пьеса о человеке нашего возраста, который в нулевых добился успеха, взял какие-то высоты и, казалось, что уже закрепился в новом статусе. Но потом жизнь его сталкивает с этой территории. В пьесе есть такая фраза: «Судьба закончилась, а жизнь продолжается». Я бы так охарактеризовал эту историю. Знаю многих людей, которые переживают похожие зигзаги судьбы, когда ты становишься кем-то, тебе кажется, что ты там и останешься, но в какой-то момент ты падаешь, и падаешь очень больно. Наша история застает героя в этой точке.

— А у вас есть ощущение, что «Квартет И» достиг высшей точки развития и теперь идет спуск?

— Нет, речь не о «Квартете И», но, безусловно, каждое наше высказывание — авторское. В 2010-х годах у нас был серьезный подъем, и в какой-то момент мы тоже испытали этот зигзаг, но не так низко свалились, как наш герой. Надеюсь, к началу сезона мы уже допишем пьесу, а в конце — выпустим спектакль.

— Пандемия сильно ударила по культурным учреждениям страны, особенно по частным коллективам. Что у вас происходит в плане финансов, сможет ли коллектив пережить кризис?

— Да, у нас наступили непростые времена в плане финансов. Нужно понимать, что для негосударственных и немуниципальных театров этот период особенно тяжелый. Вероятно, не все выживут. Мы арендуем площадку в ДК Зуева. Естественно, сейчас не платим за спектакли, которые по понятным причинам не играем, но платим за офис, помещение, где хранятся декорации, платим зарплаты нашему довольно большому штату сотрудников, около 50 человек. Мы были вынуждены сократить им немного зарплату. Думаю, наши сотрудники понимают, что сейчас происходит в стране, в мире вообще — людей увольняют, не платят зарплаты или сокращают. Они с пониманием отнеслись к этим временным мерам. У нас сейчас нет никакого дохода. Все гастроли и спектакли на площадке в Москве отменены, нам просто физически не откуда брать деньги. Не было бы финансовой подушки, мы бы уже закрылись.

— Правительство разработало ряд программ по поддержке малого бизнеса, но, кажется, частные театры за редким исключением под действие этих программ не попадают?

— Те меры, которые предпринимает правительство по поддержке малого и среднего бизнеса, скажем так, эфемерные. Мы их практические не почувствовали. Нам дали кредит почти 2,5 миллиона рублей, и, понятно, что этих денег надолго не хватит.

Мне кажется, наверху не очень понимают, как в реальности обстоят дела. Думаю, они недооценивают масштаб катастрофы, разрывающихся связей и так далее. Нужно коллективы и схемы сохранять, иначе они начнут распадаться. И тогда очень много людей окажется на улице без работы и доходов, а потом мы можем вовсе остаться без малого бизнеса. Стартапы же — это всегда большее вложение денег, чем поддержание имеющихся проектов.

Пока мы держимся на каких-то своих запасах и пытаемся найти возможность заработать в данный период какими-то другими способами. Этих запасов хватит на три-четыре месяца, а дальше, если нас не откроют и мы не начнем играть спектакли, будем медленно умирать.

— Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин на днях обсуждал с театральными деятелями и представителями Министерства культуры РФ возможность поддержать частные коллективы, так как они понесли наиболее серьезный урон и у некоторых даже нет денег, чтобы вернуть их за билеты.

— По поводу возврата денег за билеты: я удивлен и очень благодарен, что наши зрители в основном не просят деньги, а соглашаются на перенос спектаклей и готовы подождать. Это большая для нас помощь, и, надеюсь, примерно такая же картина в других театрах. И это же касается гастролей, где в большей степени пострадали бы организаторы, потому что мы не ездим на гастроли без гарантии, но, тем не менее, и этих ребят жалко, они уже вложили деньги и теперь приходится терпеть. Что касается прогнозов: если это известный бренд, как «Квартет И», то у нас есть возможность прийти к какому-нибудь богатенькому дяденьке. От государства то, что было можно, мы получили. Ждать от Министерства культуры России чего-то не приходится, потому что ну причем здесь мы, частные театры? Это может быть только их доброй волей, на которую я, к сожалению, не рассчитываю. Если бы это произошло, я был бы очень удивлен, а с другой стороны, это было бы очень конструктивно, потому что в том числе и частные театры — это лицо культурной жизни нашей страны. Тот же «Коляда-Театр» для Екатеринбурга — знаковый коллектив. Надеюсь, что и «Квартет И» — заметная деталь на театральной карте Москвы. Но я думаю, что в нашем случае мы пойдем к какому-нибудь богатому дяденьке, упадем в ноги. А если нам не дадут, то это тоже можно понять, потому что и у богатых дяденек сейчас все не так-то просто. Значит, как я уже сказал, начнем загибаться.

— Театральные деятели прогнозируют, что если театры откроют осенью, то первое время зритель будет идти неохотно, а репертуар будет строиться в основном на спектаклях развлекательного жанра. И тут, что называется, вы окажетесь в тренде.

— Мне кажется, эти опасения напрасны. Я думаю, люди соскучатся по театрам, концертам и просто по какой-то социальной активности. Надеюсь, что полупустых залов не будет. Что касается ироничных или легких, веселых спектаклей — это неплохо, на мой взгляд. Потому, что, особенно в академических театрах, много каких-то заумных театральных экспериментов, туманных постановок, где нужно пробиваться к смыслу, а чаще всего за этим туманом никакого смысла нет. Думаю, вполне естественно, что люди захотят видеть спектакли легкого жанра. Легкого в плане внятности, ироничности постановки. Вообще, я думаю, что мы это время будем еще вспоминать и скучать по нему, потому что сейчас происходит много интересного.

— Что же вам кажется интересным в этом периоде?

— Во-первых, так как ты закрыт дома и у тебя минимум возможностей, то от тебя ничего не зависит, а значит, не нужно ничего решать. В моем случае это отдых или, скажем так, каникулы для разрешения многочисленных дилемм. Сейчас можно отдохнуть и подумать над тем, как их решить и нужно ли вообще решать. Во-вторых, совершенно отчетливо вырисовываются контуры близких людей: как они себя проявляют, каким образом ведут и так далее. Все, извините за сравнение, как на войне: все становится яснее. Я бы этот период, извините за такие слова, охарактеризовал так: ссыкливо, но интересно.

— Некоторые театральные директора прогнозируют, что на будущий сезон, вполне вероятно, придется опускать цены на билеты. Вы рассматривали такой вариант?

— Посмотрим по ситуации. Вот откроют нас всех, начнем продавать билеты, и если спрос будет меньше, чем обычно, то будем как-то на это реагировать. Наша практика показывает, что, как ни странно, при увеличении цены увеличивается и спрос. Мы в таком сегменте находимся, когда людям важно прийти именно на хорошие места, чтобы не просто на них сидеть и смотреть спектакль, а чтобы и другие зрители видели, что они на них сидят.

— И последнее: сегодня появилось много шуток, мемов, трагикомичных ситуаций, связанных с эпидемией. Вы придумали свои на злобу дня или, может, есть любимые?

— Их много, и я вот так, спонтанно ничего не вспомню, но отвечу косвенно. Мне радостно, что люди пытаются понять, что же происходит в мире, с помощью юмора. Освоить происходящее через шутку — это помогает. 

Фото на анонсах: АГН Москва; Кирилл Зыков / АГН Москва.