Весна с Вознесенья на небо возносится: 10 июня православные отмечают великий праздник

Андрей САМОХИН

10.06.2021

ВОЗНЕСЕНИЕ.jpg

Один из самых больших христианских праздников, отмечаемый в этом году 10 июня, посвящен Вознесению Иисуса Христа с горы Елеонской на седьмое небо, к престолу Бога-Отца. По обычной, человеческой логике, подобное обстоятельство должно было стать для апостолов печальным, ведь недавно воскресший их любимый Учитель снова уходил от них в недосягаемые сферы. Но согревавшие их души слова «Аз с вами есмь во вся дни до скончания века» не оставили места скорби: Вознесение не было прощанием!

И ВЫВЕЛ ИХ ВОН ИЗ ГОРОДА ДО ВИФАНИИ

Это событие является настолько важным в христианстве, что в православном Символе Веры оно упоминается сразу вслед за Воскресением: «И воскресшаго в третий день, по Писанием; и возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца». Как очень многое в евангельских сюжетах, факт Вознесения не просто многозначителен и многозначен, но и до конца непостижим.

Сошедший на Землю в человеческом образе Господь однажды должен был уйти туда, откуда явился, — в Царство Божие. Но поскольку там, в мире горнем, законы времени, причин и следствий иные, отличные от земных, Христос до скончания этого века, то есть до второго Своего Пришествия, воплощается ради нас здесь: чудотворит, претерпевает смерть на кресте, воскресает.

Символически это происходит на каждой Литургии в таинстве Причастия, когда — после традиционного, выполняемого священниками ритуала и общей молитвы — хлеб и вино становятся Телом и Кровью Спасителя, соединяя причастников с Богом, а души причастившихся хотя бы на миг возносятся на Небо. Очень скоро грехи вновь сбрасывают человека вниз, но путь вверх ему уже указан, Господь, как и обещал, неизменно пребывает с нами, нужно лишь самим желать встречи с Ним.

«Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом» — это изречение Святителя Афанасия Великого касается, помимо всего прочего, и Вознесения. Чрезвычайно гордый, задумавший стать равным богам индивид строит ракету, орбитальную станцию, где ежесекундно — ввиду отказа техники или столкновения со случайной, пролетающей мимо космической песчинкой — рискуют жизнями ему подобные. Святые же в своих убогих кельях с молитвой возносились на небеса в мгновение ока, видели иные миры и беспрепятственно возвращались обратно, что было для них повторением того великого события, свидетелями которого стали апостолы. Евангелист Лука описал это так: «И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо».

Святитель Иоанн Златоуст заметил: «Ученики вообще не перенесли бы разлуки с Господом, если б им не было обещано, что Он придет в другой раз». То же неоднократно обещал им и Сам Христос, а во время Вознесения напомнили ангелы: «Мужи Галилейские! Что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо». Именно поэтому апостолы «возвратились в Иерусалим с великой радостью».

Св. Лука описывает Вознесение подробнее, чем другие евангелисты (Иоанн о нем вообще не упоминает), а в Евангелии от Матфея имеется необычная ремарка: «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились».

В чем, спрашивается, могли усомниться те, кто не однажды видел воскресшего Христа и беседовал с Ним? (Фома даже свои персты вкладывал в Его рану.) На сей счет есть разные толкования. К примеру, некоторые богословы утверждают, что под словом «иные» следует понимать не кого-то из одиннадцати ближайших учеников, а некоторых из «апостолов от семидесяти», также призванных на евангельское служение, но еще не видевших Спасителя после Воскресения. Как бы то ни было, свидетели того, как стоящий на горе человек начинает медленно и торжественно подниматься ввысь, усомниться, пожалуй, могут лишь в том, что это явь, а не сон. С другой стороны, слишком многие (не из учеников Христа), видевшие воочию прижизненные чудеса «галилеянина», трус земли и восстание мертвых при Его распятии, предпочли счесть, что причиной тому был некий морок. Таких и произошедшее на их глазах Вознесение не наставило бы на путь истинный, ибо «они видя не видят, и слыша не слышат», как сказал о них сам Господь. Потому-то Христос и не воспарил, например, с Храмовой горы в Иерусалиме — просто не желал, чтобы Его видели, изумляясь, все жители города. Он вообще никого не подталкивал к вере чудесами. «Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие», — сказал Он апостолу Фоме.

САКРАЛЬНОЕ ЧИСЛО

Этот двунадесятый, предваряющий Троицу (Пятидесятницу) праздник отмечается на сороковой день после Пасхи, в четверг.

Сорокадневный промежуток от Воскресения до Вознесения не случаен: 40 (одно из сакральных библейских чисел) дней и ночей лил дождь Всемирного потопа, 40 лет Моисей водил евреев по пустыне, на сороковой день после рождения ребенка родители должны были по еврейскому закону нести его в храм, 40 дней постился в пустыне после Своего Крещения Сам Христос, на сороковой день получает окончательное посмертное определение душа умершего. Господь вознесся в Царствие Небесное через 40 дней и ночей после Своей победы над смертью.

В первые века христианства Вознесение и Пятидесятницу праздновали заодно, определив тем самым особый, наступающий после Пасхи период церковного года. Христианские историки в большинстве своем полагают, что разделение двух торжеств произошло после осуждения на II Вселенском Соборе (381) ереси архиепископа Константинопольского Македония, отрицавшего божественность Святого Духа. Троицу стали отмечать как отдельный праздник, дабы подчеркнуть важность просветления апостолов (когда явила себя именно третья ипостась Бога).

Первые известные свидетельства о праздновании Вознесения в Палестине оставил в IV веке святитель Григорий Нисский. О том же упоминал в проповедях святитель Иоанн Златоуст. Побывавшая в Святой Земле около 381–384 годов паломница Этерия рассказывала: христиане Иерусалима собираются в этот день на горе Елеон и служат в месте, называемом Имвомон, с которого Господь вознесся на небо. Там на камне (ставшем святыней для всего христианского мира) остался, по преданию, отпечаток стопы Спасителя. Первый храм на Елеонской горе построила римлянка Пимения между 330-м и 378-м годом. Он был задуман так, чтобы молящиеся могли видеть над собой синее небо и представлять путь Спасителя в мир горний. В 614 году эту церковь разрушили персы, после чего в более скромном виде она была восстановлена иерусалимским патриархом Модестом. Современная круглая часовня появилась уже во времена крестоносцев.

Попавший туда в начале XII века русский игумен Даниил в своем знаменитом «Хождении» описал святое место следующими словами: «На той горке был камень круглый, выше колена, с того камня вознесся Христос. И все то место покрыто сводами, а поверх сделан как бы двор каменный круглый, вымощенный весь мрамором. И посреди того двора создан как бы теремок круглый, без верха, а в том теремке, под самым его непокрытым верхом, лежит камень святой, на котором стояли пречистые ноги Владыки и Господа нашего. И сделана над камнем трапеза из мраморных плит, и на той трапезе служат ныне литургии. Камень же находится внизу, под святой трапезой, вокруг весь обложен мраморными плитами, только верх его виден немного, и его целуют все христиане».

Русские паломники в позапрошлом веке с умилением прозвали эту реликвию «стопочкой» и, отметив, что Господь стоял лицом на Север, говорили между собой: так Он Русь Святую благословлял.

ОТ РАБУЛЫ ДО КЮХЕЛЬБЕКЕРА

Поскольку два праздника в древности отмечались вместе, в раннехристианских иконах Вознесение и Пятидесятница изображены в одной композиции (к примеру, на ампуле из Палестины, служившей сосудом для святынь, привозимых из паломничества). На страницах сирийского Евангелия Рабулы (586) в изображении Вознесения авторы особо подчеркнули его торжественную связь со вторым пришествием Господа. Под «славой Христа» — на красный квадрат последовательно наложены синий круг и красный ромб — изображены тетраморфы, крылатые существа (из видения пророка Иезекииля) с четырьмя лицами: человека, льва, быка и орла с огненными колесами. К теме Вознесения Господня обращались в своих произведениях такие прославленные мастера, как Якопо Тинторетто, Рафаэль Санти, Андрей Рублев.

Фреска, на которой изображено знаменательное для всех христиан событие, помещается обычно в самой иерархически значимой части храма — на своде купола (в храмах Фессалоники и Каппадокии, в соборе Спасо-Преображенского Мирожского монастыря, церкви св. Георгия в Старой Ладоге).

Праздник Вознесения почитается на Руси издревле, в его честь вот уже больше тысячи лет освящаются храмы и монастыри. Например, св. княгиня Евдокия Дмитриевна, супруга св. князя Димитрия Донского, основала в 1386 году Вознесенский женский монастырь в Московском Кремле. Там же она приняла постриг под именем Евфросинии. В этой обители (в 1929-м большевики ее разрушили) были погребены многие представители царских семей.

Два монастыря, построенных в XV веке во Пскове — Старовознесенский и Нововознесенский, — отчасти сохранились и доныне.

Первый каменный шатровый храм на Руси в селе Коломенском, заложенный по велению Василия III (в XVI столетии) в честь рождения долгожданного наследника, будущего царя Ивана Грозного, также был посвящен Вознесению Господню. В память об этом важнейшем евангельском событии была освящена известная московская церковь на Никитской улице (напротив Консерватории) и множество иных. Когда-то распространилась по России и фамилия Вознесенский — по дню крещения или населенному пункту с подобным названием, опять же восходящим к имени храма.

Этот день на Руси считался последним весенним праздником. «Дошла весна-красна до Вознесеньева дня, послушала в последний раз, как «Христос Воскрес» поют, — тут ей и конец пришел!» — говорили в старину наши предки. «Весна с Вознесенья на небо возносится — на отдых в рай пресветлый просится!» — пели когда-то в поволжских деревнях. Кстати, согласно народным приметам, в канун праздника и соловьи заливаются звонче — прославляют последнюю ночь воскресшего Христа на земле. На Вознесение пекли пироги с зеленым луком и особенное кушанье — хлебные «лесенки» с семью перекладинками, ступеньками по числу семи небес.

От Пасхи до Вознесения ходили по селам калики перехожие, зная, что грех не поделиться с ними в это время хоть бы и последним. В памяти народной сохранились духовные канты, которые странники исполняли накануне праздника: «Вознесыся на небеса, Боже! Милость Твою кто изрещи може? Уста Твоих верных о безсмертных не могут вещати. О чудеси, на небеси и в мори! Славы Твоея полна земля, горы, холмы торжествуют, ликоствуют, зрят Господню славу. Масличная гора веселится, егда Господь в небо возносится»...

«Когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе», —говорит Христос в Евангелии от Иоанна. Послав ученикам Святого Духа, Он и Сам твердо обещал вернуться на землю — вновь как Богочеловек, но уже «с силою и славою великою».

Это упование всех христиан замечательно выразил друг Пушкина Вильгельм Кюхельбекер: «Божественный на Божием престоле; Христос на небо, высше всех светил, в свое отечество, туда, отколе сошел на землю, в славе воспарил. Своих же не покинул Он в неволе, их не оставил в узах темных сил. Нет! Слабых их и трепетных дотоле неколебимым сердцем одарил. И всех стремящихся к Его святыне, горе на крыльях душ ему вослед, Он свыше укрепляет и поныне: им песнь Эдема слышится средь бед, средь бурь, в юдоли слез, в людской пустыне и так вещает: «Близок день побед!».

Материал опубликован в майском номере журнала Никиты Михалкова «Свой».