Сергей Федоров: «В НХЛ переняли все лучшее у советского хоккея»

19.12.2019

Дмитрий ЕФАНОВГеоргий НАСТЕНКО

В конце 1980-х уникальная советская система подготовки выдала очередную плеяду выдающихся хоккеистов. К сожалению, их мастерством наслаждались в основном заокеанские болельщики, куда с развалом СССР устремились лидеры «Красной машины». 

Фото: Александр Вильф/РИА НовостиНаиболее успешным стал центрфорвард Сергей Федоров, к многочисленным рекордам которого только сейчас подбирается Александр Овечкин. В декабре одному из ста величайших игроков в истории НХЛ исполнилось 50 лет. В интервью «Культуре» спортсмен рассказал о своем дебюте в ЦСКА, вспомнил о «русской пятерке» из Детройта и высоко оценил фильм «Легенда №17».

культура: Взрослый хоккей для Вас начался в минском «Динамо». Для этого пришлось проделать долгий путь из Мурманской области...
Федоров: Мне повезло, что команда Мурманской судоверфи включила меня, двенадцатилетнего, на юношеский турнир в Минске, где удалось неплохо выступить. Кроме того, местный тренер Геннадий Бандурин знал, что я на год младше, но при этом играю центрального нападающего во втором звене. Он переговорил с родителями. Но затем ситуацию поставили на «паузу». Летом вспомнили, спросили: поеду ли? Конечно, ответил согласием. В столице Белоруссии был ледовый дворец, а значит — тренировки и игры круглый год. Там выше уровень соревнований, детская школа с группой моего возраста, спортивный интернат.

культура: В Минске все устраивало, но это не помешало Вам через несколько лет отправиться в звездный ЦСКА?
Федоров: В штабе главного тренера армейцев Виктора Тихонова скаутом трудился Борис Шагас. Он меня заметил в составе юношеской сборной СССР, несколько раз беседовал с отцом. Сразу по приезде в Москву попал на тренировку, которая проходила в зале на Комсомольском проспекте. Там впервые вживую увидел Тихонова. Мне тогда было всего шестнадцать. Нас с Александром Могильным поселили на базе клуба в Архангельском. Иногда жили в пансионате на Ширяевом поле.

культура: Кто из ветеранов команды способствовал Вашей адаптации?
Федоров: Я уже не был ребенком. До того прошел трехлетнюю «школу» в Минске. Какое-то время жил в одной комнате с Володей Константиновым — он на два года старше. Конечно, он мне что-то подсказывал. Другие опытные ребята тоже помогали. Смог быстро адаптироваться, поскольку все видели мою большую работоспособность и стремление принести пользу команде. Одним словом, был боевой единицей в звездной команде. На протяжении двух лет выходил в третьем и четвертом звеньях. Первые две пятерки во главе с центральными нападающими Ларионовым и Быковым прочно держали позиции лидеров, поэтому успел поиграть в разных сочетаниях. Чаще других моими партнерами становились Ирек Гимаев, Николай Дроздецкий, Михаил Васильев, Александр Герасимов. Ну и, конечно, почти всегда выходил на площадку с Могильным. К нам постоянно добавляли кого-то третьего, пока не появился Павел Буре. Однажды поставили в ведущую тройку вместо заболевшего Ларионова. Владимир Крутов сразу успокоил: «Ничего не придумывай, принял шайбу — посмотри: кому ее отдать». До сих пор помню эту подсказку.

Фото: Игорь Уткин/Фотохроника ТАССкультура: Кто из того состава ЦСКА более других выделялся в плане индивидуального мастерства?
Федоров: Пятерка Ларионова считалась лучшей в мире, благодаря командным взаимодействиям. В индивидуальном мастерстве равных не было Крутову и Макарову — оба могли на пятачке метр на метр троих обыграть. Да еще поменять направление движения на высокой скорости! А в человеческом плане... Мне, молодому тогда человеку, все казались правильными по жизни и великими в спорте. Не помню таких случаев, чтобы кто-то в ЦСКА повел себя не то чтобы плохо или неправильно, но даже просто нелогично. Могильному, Буре и мне повезло, что мы постоянно видели, как старшие товарищи ведут себя на тренировках. Это стало для нас большой школой. Но, с другой стороны, и все молодые, приходившие в клуб, соответствовали его высокому уровню. Перед тем как нас туда взяли, мы в составе юношеских сборных СССР регулярно обыгрывали сверстников из Канады и США.

культура: С деятелями культуры, переживающими за армейцев, доводилось общаться?
Федоров: Честно говоря, нет. Когда играл за армейцев, был слишком молод. Некоторые известные актеры и музыканты приезжали в качестве группы поддержки, но с ними общались ребята старшего поколения. За океаном, напротив, побывал на концертах почти всех знаменитостей, пожалуй, кроме Майкла Джексона. В живом исполнении больше других понравились U-2, Metallica, Depeche Mode, AC/DC, Мадонна. К слову, Кид Рок, будучи уроженцем штата Мичиган, является рьяным болельщиком «Детройт Ред Уингз» и часто приходил с сыном на наши матчи.

культура: «Русскую пятерку» в городе моторов до сих пор вспоминают с теплотой?
Федоров: Конечно. Я и за пределами ледовой площадки дружил с Фетисовым, Константиновым, Ларионовым и Козловым. Даже когда жизнь нас разбросала далеко друг от друга, все равно старались встречаться и при необходимости помогать в сложных ситуациях.

культура: После «Детройта» оказались в «Анахайме». Голливудские знаменитости приходили поболеть за «Могучих уток»?
Федоров: Они больше переживали за наших соседей из «Лос-Анджелес Кингз». Там на домашние матчи многие звезды шоу-бизнеса ходили.

культура: Правда, что в НХЛ каждый хоккеист нанимает себе тренера по ОФП?
Федоров: В моих клубах такого не было. Через год-два пребывания в профессионалах уже надо знать свои сильные и особенно слабые стороны. Мы плотно общались с тренерами, которые обслуживали команду по ходу сезона, и особенно в его начале. Они нас консультировали относительно упражнений на растяжку, восстановления, нагрузок. Плюс сами предпочитали высокопротеиновую диету: мясо, курицу, салаты, супы, и ничего жирного. Еда должна быть калорийной, но быстро и легко усваиваться организмом. Правда, когда собирались русской компанией, в нашем рационе присутствовали селедка под шубой, оливье, борщ, солянка, уха...

культура: Видели фильм «Легенда №17»?
Федоров: Да. Отношусь к этой картине положительно. В том поколении сборной СССР выступали многие выдающиеся хоккеисты, заслужившие, чтобы нынешняя молодежь лучше их знала. Впрочем, и я поиграл с людьми, достойными того, чтобы про них писали книги и снимали фильмы. Поколение, которое чуть старше меня, находилось под сильнейшим давлением — руководство страны требовало от них только золотые медали.

Фото: Алексей Филиппов/ТАССкультура: Есть любимые зарубежные фильмы на спортивную тематику?
Федоров: Иностранные художественные картины на спортивные темы я не смотрю, особенно кинокомедии. Предпочитаю документальные. В последние годы вышли интересные ленты и зарубежного, и нашего производства. Причем кадры бывают одни и те же, а комментируют и трактуют их по-разному. Это любопытно.

культура: Кто из нынешних хоккеистов по манере игры напоминает Сергея Федорова образца 1980–90х?
Федоров: Сравнивать некорректно. Хоккей за последние годы сильно изменился. Игроки действуют в других условиях. В первую очередь возросли скорости, стало больше силовой борьбы. Ребята стремятся как можно меньше ошибаться — это особенно бросается в глаза. Хотя европейцы, в том числе и россияне, по-прежнему предпочитают комбинационный хоккей. В НХЛ же переняли у нас все лучшее, причем не только в стиле игры, но и в системе подготовки. Особенно в работе с юношескими командами, внедрив советскую практику длительных централизованных сборов.

культура: Недавно Овечкин потеснил Вас с первого места самых результативных отечественных хоккеистов в истории НХЛ. Как считаете, способен Александр Великий превзойти космический рекорд Уэйна Гретцки по заброшенным шайбам?
Федоров: Обойти канадца — почти нереально, ведь на его счету 894 гола в регулярных чемпионатах НХЛ. А вот пробиться на вторую строчку вполне возможно. Впрочем, не хочу сглазить Сашу, пусть он играет, пока не надоест.


Фото на анонсе: Татьяна Дорогутина/Спорт-Экспресс/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть