Андрей Миненков: «В фигурном катании сочетаются искусство и спорт»

04.12.2019

Максим БОРОДИНДмитрий ЕФАНОВ

Фото: PHOTOXPRESS6 декабря исполняется 65 лет двукратному чемпиону мира, призеру Олимпийских игр в танцах на льду Андрею Миненкову. Их дуэт с Ириной Моисеевой имеет заслуженную славу одного из самых зрелищных в истории фигурного катания. Накануне юбилея спортсмен рассказал о многолетнем сотрудничестве с Татьяной Тарасовой, ярких программах и поделился мнением о моде на многооборотные прыжки.

культура: Четверть века Вы занимаетесь производством и продажей мороженого — бизнес сложный и конкурентный. Спортивная закалка помогает?
Миненков: Действительно, конкуренция в спорте более жесткая, чем в других областях жизнедеятельности. В бизнесе всегда можно найти точки соприкосновения, договориться, предвосхитить ситуацию и заранее сгладить углы. Иными словами, избежать лобового столкновения. В спорте так не получится. Победу пополам не распилишь, поэтому компромиссы не пройдут.

культура: Тем удивительнее, что Вам удавалось совмещать тренировки с обучением.
Миненков: Окончил МИРЭА — Московский институт радиотехники, электроники и автоматики. Позднее защитил диссертацию, стал кандидатом технических наук. Большинство коллег учились в профильных спортивных учебных заведениях, поэтому после тренировки они шли отдыхать, я же корпел над высшей математикой. Часто засыпал за учебниками, а когда приходил в себя, то сразу отправлялся на вторую тренировку. Однажды попал под горячую руку тренера Татьяны Анатольевны Тарасовой. Экзамен по начертательной геометрии немного задержали, и я опоздал на тренировку на тридцать минут. Тарасова устроила страшный скандал. Был буквально размазан по льду. После этого случая наш хореограф стал ехидно называть меня «Ландау».   

культура: Как сложилась Ваша пара с Ириной Моисеевой?
Миненков: Нас свела первый тренер — Станислава Игоревна Ляссотович, которая честно сказала, что в одиночном катании моих перспектив особо не видит, а в танцах на льду можно попробовать.

культура: Почему выбор пал на этот вид программы, к тому моменту еще не представленный на Олимпийских играх?
Миненков: В парном катании нужны были прыжки и высокие поддержки — мы бы не потянули. Интересно, что Ляссотович обратилась к Моисеевой со словами: «Вот тебе два мальчика — выбирай». Ира указала на меня. C тех пор мы всегда вместе. Вообще дружили с ранних лет. Выросли на одном стадионе. Меня привела мама, а Ирину — бабушка. Более того, у нас есть две фотографии первого года обучения. На одной из них всех выстроили по росту. Первым стоял я, следом Ирина. На другой — мы вдвоем. Помню, фотограф сказал: «Давайте вместе на лед и прокатитесь».

культура: Насколько комфортно чувствовали себя на первых порах под руководством Тарасовой, которая была немногим старше вас?
Миненков: Татьяна Анатольевна сразу стала авторитетом, мы ей полностью доверяли и четко исполняли рекомендации. Работалось интересно, пробовали много новых элементов. Тарасова постоянно находилась в творческом поиске.

Фото: А. Красовский, А. Яковлев/Фотохроника ТАССкультура: Ваше мнение учитывалось при постановке программ?
Миненков: По мере взросления мы все больше вовлекались в командный процесс, не стеснялись высказывать свое мнение по разным вопросам. В 1976-м к нам присоединилась хореограф Елена Матвеевна Матвеева. Она предложила поставить танец под «Кармен-сюиту», который стал нашим коронным номером. Мы отлично сработались. За время карьеры тренеры менялись, но хореограф оставался один.

культура: Видели «Кармен-сюиту» в Большом театре?
Миненков: Не только видели, но и через Матвееву получили приглашение от Майи Плисецкой. Бывали у нее и на репетициях, и на выступлениях.

культура: Первый большой успех пришел к вашему дуэту в 1975-м, на чемпионате мира?
Миненков: Людмила Пахомова и Александр Горшков не смогли принять участие в турнире, поэтому на наши плечи легла дополнительная ответственность. Мы подхватили упавшее знамя лидеров сборной и выиграли соревнования в Колорадо-Спрингс. В следующем году Пахомова и Горшков вернули себе чемпионский титул. Мы были вторыми практически на всех турнирах, включая Олимпиаду в Инсбруке. Зато в 1977-м постоянно побеждали, в том числе и на мировом первенстве.

культура: За время карьеры с вами работали три тренера — Тарасова, Пахомова и Дубова. Каждая из них внесла свою лепту в победные результаты?
Миненков: Путь к вершине начинали под руководством Тарасовой. Можно сказать, она нас воспитала, привела к званию чемпионов мира. Мила Пахомова тоже очень многое дала. Помогла избавиться от слабых мест в обязательных танцах. Когда стали сотрудничать с Натальей Дубовой, то нас уже не надо было много тренировать, упор делался на организационные моменты и точечные подсказки. Они очень хорошо работали в тандеме с Матвеевой.

культура: Расставание с Тарасовой проходило болезненно?
Миненков: Конечно, да. Для многих это было неожиданно. На определенном этапе замедлились в своем развитии. Пришло время перемен. К тому же у Тарасовой появились молодые ученики: Наталья Бестемьянова и Андрей Букин. Тренер начала уделять новичкам больше внимания. В спорте это нормальное явление. В такой ситуации зрелый дуэт становится наставнику менее интересным. Порой тренер четко говорит ветеранам: пора уходить. Татьяна Анатольевна не смогла нам такого сказать, а предложила перейти к молодой и перспективной коллеге. Мы довольно плавно переключились на работу с Пахомовой. Был даже короткий период, когда они одновременно с нами работали. На чемпионате мира в Вене Тарасова и Пахомова вместе нас выводили на выступления. Подобное достаточно редко встречается.

культура: Можете назвать самый запоминающийся момент в карьере?
Миненков: В 1973 году мы дебютировали на престижном турнире «Нувель де Моску». Во время нашей тренировки на арене появился мэтр танцев на льду — британец Лоуренс Демми. Он пользовался огромным уважением, и его мнение ценилось на вес золота. После проката Демми подозвал нас и Тарасову к бортику и говорит: «Тренируйтесь хорошо. Через четыре года станете чемпионами мира». Дебютантам услышать такое дорогого стоит. Сердечко забилось. Ножки едва не подкосились. План перевыполнили — победили уже в 1975-м. Когда Лоуренс вручал нам медали, спросил: «Помните наш разговор в Москве два года назад? Извините, я ошибся — вы стали гораздо быстрее чемпионами мира». Вот это самое приятное. Впоследствии всегда после соревнований к нему подходили и спрашивали о допущенных ошибках. Демми никогда не отказывал и всегда помогал советами. Его рекомендации были очень ценны для нас.

Фото: Александр Яковлев/Фотохроника ТАССкультура: По степени зрительской любви ваш дуэт может дать фору многим олимпийским чемпионам...
Миненков: Мы благодарны публике, что нас так принимали. Конечно, приятно, когда зал встает и взрывается аплодисментами. Но гораздо сложнее заставить зрителей затаить дыхание, чтобы было слышно, как муха пролетает. В нашем танце «Ромео и Джульетта» присутствовал кульминационный момент: мы останавливались и музыка прекращалась. Все замолкали и едва дыша ждали продолжения. Такие моменты важнее громких оваций.

культура: На Западе поклонников Вашей пары было едва ли не больше, чем в Советском Союзе...
Миненков: На чемпионате мира в Канаде во время показательных выступлений нас трижды вызывали на бис. И аплодировали стоя! Другие дуэты не могли похвастаться подобным вниманием публики. Похожие истории происходили и во Франции. Рассказывали, что некоторые семьи отменяли планы на выходные ради просмотра по телевизору наших выступлений.

культура: Ваша «Вестсайдская история» стала настоящим прорывом?
Миненков: Мы первые, кто выполнил программу на единый сюжет и музыкальное сопровождение. Сейчас все так катаются, но в то время нас нещадно ругали. Мы же гнули свою линию, работали на грани фола, и за нами потянулись остальные. Сначала Бестемьянова и Букин, потом Торвилл и Дин.

культура: Музыка — краеугольный камень любой программы?
Миненков: С нее все начинается. Появляется идея номера, и под нее подбирается композиция. А порой идея рождается после услышанной музыки. И только затем идет хореография.

культура: На поставку танца сколько уходит времени?
Миненков: Произвольная программа ставится несколько месяцев. В мае она должна быть в голове, а в августе ее надо исполнить на льду.

культура: В вашем репертуаре был танец, которым широкая публика не смогла насладиться в полной мере?
Миненков: Мы делали танец для показательного выступления. Такая «бесовочка» легкая, на песню «Латино Америка». Исполняли ее эмигранты с Кубы. Мы вырезали слова, но нам все равно сказали: «Нет!» В итоге удалось показать танец всего один раз.

культура: Вы закончили карьеру в 29 лет. Могли дольше оставаться в спорте?
Миненков: Нет. Мы достаточно выступали. Без малого десять лет входили в символическую сборную мира. Наши имена остались в истории фигурного катания, можем спокойно людям в глаза смотреть.

Фото: Юрий Сомов/РИА Новостикультура: Согласны, что в современном фигурном катании царит культ многооборотных прыжков?
Миненков: Да! К сожалению, не осталось скольжения, скорости, вращений. Прыжки ведь бывают разные. В свое время был такой фигурист Юрий Овчинников. Он делал прыжок в полтора оборота. Взлетал выше бортика и пролетал половину катка. Такая у него была амплитуда. Публика приходила в восторг. Танец под музыку должен оставаться танцем и рождать ощущение гармонии. Сейчас же можно поменять одну композицию на другую, и разница в выступлении будет незначительной. Надо четко понимать, что фигурное катание не состоит исключительно из четверных прыжков, лишним тому доказательством служат выступления Евгении Медведевой. Она прекрасно выглядела на этапе серии Гран-при в Москве и продолжает оставаться моей любимой фигуристкой. Среди мужчин отдаю предпочтение испанцу Хавьеру Фернандесу, который проигрывает по оценкам японцу Ханю и американцу Чену, но превосходит их в художественном исполнении. Фернандес — последний из могикан. Посмотрите, как изменились антропометрические данные фигуристов — они все маленькие. Я их называю комариками на льду. Им легче прыгать. Скоро карьеру будут начинать в двенадцать и заканчивать в шестнадцать лет. К примеру, олимпийская чемпионка Алина Загитова уже стремительно выходит в «тираж». Девочки должны соревноваться с девочками, а женщины — с женщинами. Нужно обязательно провести переоценку ценностей, чтобы многооборотные прыжки не имели столь явного приоритета. Надо прыгать двойные, тройные, обращать внимание на катание, скорость вращения, музыкальность и художественное впечатление.

культура: Подбор костюмов тоже ушел на дальний план?
Миненков: Верно. Пропало целостное восприятие фигурного катания. Жаль, поскольку оно всегда сочетало в полной мере искусство и спорт. С одной стороны, борьба и жажда победы. С другой — танец и музыка.


Фото на анонсе: Валерий Зуфаров и Александр Яковлев/Фотохроника ТАСС





Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (3)

  • alt

    Дмитрий 05.12.2019 09:05:07

    Извините, но ваша статья сама по себе провокация. Ни о какой "культуре" речи не идёт. Речь идёт о наглом унижении чемпионок России и мира. Совесть имейте. Или вы специально вывесили это интервью во время финала Гран при, что бы унизить наших выступающих там спортсменок?
  • alt

    Маргарита 05.12.2019 12:51:29

    Спасибо большое автору за очень интересное чью с мэтров наших танцев на льду Андрее Миненковым. Он всегда был эстетом в самом хорошем смысле этог слова, уникальной творческой личностью , отличался незаурядым интеллектом, умением грамотно четко , очень доходчиво выразить свое мнение. Со всем указанным согласна полностью. Жаль , что это , увы , глас вопиющего в пустыне .
  • alt

    Александр Прокофьев 07.12.2019 14:33:30

    Андрей умница! Все делал вовремя и в меру: учился, защитился, на коньках катался и в бизнес перебрался! Здоровья и разных успехов ему!
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть