Валерий Борзов: «Никто не ожидал, что советский спринтер обойдет американцев»

01.11.2019

Максим БОРОДИН

Год 1972-й один из самых значимых в истории советского спорта. Достаточно вспомнить победу баскетбольной сборной над командой США в финале Олимпиады и хоккейную Суперсерию с канадцами. В этом ряду и три медали на Играх в Мюнхене Валерия Борзова, включая триумф на королевской стометровке. В конце октября лучшему в истории «белому спринтеру» исполнилось 70 лет. «Культура» поздравила спортсмена с юбилеем и попросила рассказать о наиболее ярких моментах карьеры.

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

культура: Накануне Игр‑1972 далеко не все верили в триумф советского спринтера?
Борзов: Мой успех многие считали сенсационным, хотя я и до Олимпиады на различных стартах опережал американских спринтеров. К примеру, в 1970-м на соревнованиях в Ленинграде выиграл забег на сто метров в рамках традиционного противостояния: СССР — ​США. Год спустя ездил в американский Беркли, где состоялся очередной Матч гигантов двух стран. И там вновь стал лучшим. Причем «привез» ближайшему конкуренту полтора метра. Когда финишировал, над стадионом повисла гробовая тишина. Никто не ожидал, что советский спринтер может опередить американцев в их доме. Все просто обалдели!

культура: В связи с этими успехами психологическое давление накануне мюнхенской Олимпиады возросло многократно?
Борзов: Наставник Валентин Петровский сумел внушить спортивным чиновникам, что не надо ставить передо мной сверхзадачи. Он говорил: «Нет необходимости перегружать Борзова. Это неоправданно. Валерий сам настроится и выступит по максимуму». И Валентину Васильевичу поверили.

культура: А сам Петровский какую задачу перед Вами поставил?
Борзов: Самую простую — ​попасть в финал. А там «разобраться» по ситуации.

Фото: Вячеслав Ун Да-Син, Яшар Халилов/Фотохроника ТАСС

культура: Очевидцы утверждают, что в Мюнхене хозяев буквально за уши тянули на пьедестал.
Борзов: Организаторы во все времена пытались помогать своим. В соревнованиях по метанию копья произошел уникальный случай. Советский атлет, олимпийский чемпион 1968 года Янис Лусис долго лидировал в финале. И вот в предпоследней попытке Клаус Вольферман метает на 90 м 48 см. Очередь за Лусисом. Он метает, кажется, дальше. Германские судьи идут замеряют. И объявляют, что Янис уступил два сантиметра…

культура: По Вашему мнению, Лусис «швырнул» копье дальше Вольфермана?
Борзов: Кто теперь узнает?! Но факт остается фактом. Легкоатлеты ФРГ добыли золотых медалей на уровне США, что изначально казалось трудновыполнимой задачей. Более высокий результат показала только сборная СССР.

культура: Почему на двухсотметровку Вас заявили в последний момент?
Борзов: Выступать на ней даже не собирался. Меня стали уговаривать: «Надо бежать, мы боремся с американцами за общекомандное первое место. Нам нужны если не медали, то хотя бы очки». В итоге решил стартовать. Тут еще страсти подогревали журналисты: «Бомба! Сенсация! Борзов выиграл. Но не он самый быстрый спринтер мира». Забыли, что в 1971-м в Хельсинки на первенстве континента выиграл обе дистанции, а на более длинной побил европейский рекорд.

культура: После второй золотой медали скептики замолчали?
Борзов: На пресс-конференции после олимпийского финала на двести метров серебряного призера Ларри Блэка спросили: «Кто самый быстрый спринтер на планете?» Американец мгновенно ответил: «Конечно, Борзов».

культура: В эстафете 4х100 метров могли опередить «звездно-полосатых»?
Борзов: Судите сами. Четыре забега на 100 метров, четыре старта на 200 метров и еще три в эстафете. Напряжение колоссальное. Мышцы буквально «орали» — ​надо отдыхать. Тогда фармакологической поддержки такой, как сейчас, и близко не было. Понимал, что организм работает на пределе. Эстафету мне передали четвертым, но почти сразу вышел на второе место и стал догонять Эдди Харта. Он был совсем рядом. И вдруг понимаю, что может случиться непоправимое. Что делать? Бежать изо всех сил. А если мышца порвется? Тогда ведь не добегу и подведу ребят. Нет, думаю, сейчас сброшу скорость, и просто «докачу» до финиша. Вот так и добежал тихонько. В результате наш квартет получил «серебро». Хороший результат, тем более, американцы финишировали с мировым рекордом.

культура: Вы четыре раза становились чемпионом Европы на стометровке. Какую из наград цените больше всего?
Борзов: Назову успех в Афинах в 1969 году. Это был мой первый подобный турнир. Еще всегда вспоминаю Европейские юниорские легкоатлетические игры, которые проводились в августе 1968-го в Лейпциге. Победил на обеих спринтерских дистанциях и в эстафете, где, как и в Мюнхене, бежали вместе с Александром Корнелюком.

культура: Как складывались отношения с товарищами по сборной? Постоянная конкуренция не приводила к личным конфликтам?
Борзов: С Корнелюком у нас никогда не было натянутых отношений. Общались в дружеском ключе. Помогали друг другу советами.

культура: Согласны, что Корнелюк был лучшим стартером среди наших?
Борзов: С этим можно поспорить. Я семь раз выиграл первенство континента в залах, а там надо бежать 50 или 60 метров. А Саша был лишь однажды вторым в 1972-м и третьим в 1974-м.

Фото: Вячеслав Ун Да-Син/Фотохроника ТАССкультура: Речь не о коротком спринте, а о самом старте. На отрезке 20 или 30 метров…
Борзов: Это может быть.

культура: Вас называют лучшим белокожим спринтером в истории. Признайтесь, приятно слышать такие оценки спустя много лет после завершения карьеры?
Борзов: Да, белокожих спринтеров, которые побеждали, можно пересчитать по пальцам. Европейцев, выигравших Олимпиаду, еще меньше. А «золото» на сто и двести метров есть только у меня.

культура: На протяжении нескольких лет возглавляли НОК Украины, министерство спорта, были президентом местной Федерации легкой атлетики. Почему решили отойти от дел?
Борзов: У меня богатый послужной список. И на всех должностях задерживался надолго (смеется). Ну, пора и честь знать. Немного устал. Но когда нужно мнение компетентного человека, то меня приглашают в качестве эксперта.

культура: Значит, теперь удается сосредоточиться на любимых развлечениях: охоте и рыбалке?
Борзов: Всегда любил проводить время на природе. Сейчас больше за грибами хожу. С охотой завязал. В последние годы стало приезжать много молодежи с нарезными ружьями, не хочется, чтобы рикошетом задели.

культура: Новые хобби появились?
Борзов: Иногда смотрю кулинарные передачи, стал чаще задерживаться на кухне. Готовлю картошку по собственному рецепту, мясо, поджарку. Еще с женой Людмилой Турищевой — ​четырехкратной олимпийской чемпионкой по спортивной гимнастике — ​делаем сметанный торт по секретному рецепту. Он всегда на столе во время больших праздников. А самое главное, чем теперь занят, — ​это внуки: Илья, Тимофей и Егор. Им соответственно одиннадцать, девять и шесть лет. Прививаю парням любовь к спорту. Ребята подвижные, занимаются теннисом.

культура: А как же спринт?
Борзов: Пока рано говорить. Генетика если «стрельнет», то чуть позже.

культура: Однажды Вы признались в любви к знаменитому мюзиклу «Кошки».
Борзов: Верно. Мне посчастливилось посмотреть его на Бродвее. Также большое впечатление произвел мюзикл «Мисс Сайгон», созданный по мотивам оперы Джакомо Пуччини «Мадам Баттерфляй». Правда, действие перенесено в Сайгон 1970-х, времен Вьетнамской войны.

культура: Какое кино Вам нравится?
Борзов: Люблю смотреть хронику, научно-популярные передачи. Если говорить о художественном кино, то предпочитаю картины на военную тематику. Один из любимых фильмов — ​«Они сражались за Родину». Считается, что Юрий Никулин комедийный актер, но как он сыграл рядового Некрасова, запомнилось на всю жизнь. Еще нравятся ленты с участием великих советских актеров Андрея Миронова и Анатолия Папанова. Это, конечно, «Бриллиантовая рука», «Двенадцать стульев», «Три плюс два». С удовольствием пересматриваю «Холодное лето пятьдесят третьего». Фильму больше тридцати лет, а смотрится он по-прежнему, на одном дыхании.


Фото на анонсе: Юрий Сомов/РИА Новости



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть