Чтобы не стать чугунной табуреткой

Максим СОКОЛОВ, публицист

04.02.2021

«Гоголь-центр» решили избавить от государственных объятий, теперь он может стать совершенно свободным. Насколько позволят деньги.

Пришло известие — хотя официально не подтвержденное, но сильно похожее на истину — о том, что Департамент культуры г. Москвы решил не продлевать контракт с худруком «Гоголь-центра» К. С. Серебренниковым. Нынешний контракт истекает в конце февраля.

Вообще контрактная система, о преимуществах которой много говорили как применительно к театру, так и к другим сферам (наука, образование, СМИ), обладает тем недостатком, с точки зрения работника, что никто не обязан продлевать контракт. Могут продлить, а могут и — «до свидания».

Например, на телевидении это встречается сплошь да рядом. Совсем недавно не продлили контракт с культуртрегером А. Н. Архангельским (передача «Тем временем») и с передачей «Дом-2». И если прощание с Архангельским еще можно объяснить отношением режима к сислибам — «Либеральствуй-де впредь за свой счет», то «Дом-2» вряд ли имеет какое-либо отношение к искусно балансирующим культуртрегерам. А равно и культуре вообще.

Скорее всего, и там и там мотив начальства был односложен: «Надоели!», что можно всегда подтвердить недостаточным рейтингом телепредставления. Тем более, что только «Поле чудес» вечно, прочие же передачи смертны и даже внезапно смертны.

То же относится и к покровительству Шекспирам и Мольерам. Кроме того, что «кабала святош» — есть опять же рейтинги и аншлаги, точнее — отсутствие таковых. А в условиях последнего года с его полными и неполными карантинами считать аншлаги можно как угодно, в том числе в духе воспетых Ильфом и Петровым эстрадных сатириков: 
— Вчера зашел я к нам в сберкассу
И видел там народа массу...   
— А ты бы к Мейерхольду побежал,  
Там публики ты б не застал.

Все-таки великая слава «Гоголь-центра», когда курсистки падали в обморок, относится к сильно прошедшим дням. Затем (в 2017 г.) К. С. Серебренникова притянули к Иисусу, и критиковать его за маловысокохудожественность было как бы нехорошо, но летом 2020 г. от него отстали — «Твори — не хочу», — однако новыми восторгами он публику не упоил.

Конечно, это можно объяснить тем, что творчество — дело тонкое. Фемида влезла в творческий процесс своими навозными сапожищами и убила прежнее горение. Это бывает. 

Но ведь серебренниковского единомышленника (вар.: эпигона) К. Ю. Богомолова никто не гнал и не терзал — абсолютно успешный деятель, «вась-вась» с кем надо, но и с ним получилась сходная незадача. Брюзгливые зрители отреагировали на его новое представление словами «Мне не смешно, когда фигляр презренный (вар.: почтенный) пародией бесчестит Алигьери», и кассу Богомолов не поднял. 

Возможно, дело в том, что прежние находки приелись, а новых не нашлось.

Сам К. С. Серебренников недавно говорил: «Театр — это энергия соединения людей в одну компанию, и эта энергия не бесконечна. Она питается художественной идеей, она питается человеческим магнетизмом, питается желанием противостоять или находиться в конфликте с миром, чем угодно. Но она заканчивается. Я видел огромное количество театров, которые влачат жалкое существование только потому, что они стали государственными институциями. Потому что все, к чему прикасается государственное устройство, становится на рельсы академичности, государственности, репертуарности, стационарности — оно рано или поздно приобретает черты чугунной табуретки».

При этом он подчеркивает, что «Мы не стали душнилами и старыми <судаками>», но по справедливости судить о том, стали или не стали, должен не sujet de question, а сторонний зритель. Возможно, зрителю показалось: «Ты старомоден, вот расплата, за то, что в моде был когда-то». Такое тоже бывает. 

Конечно, если есть внятное указание важного начальства поддерживать тех, кого назначили Шекспирами и Мольерами, несмотря ни на что, даже рассудку вопреки, наперекор стихиям, инстанции сделают под козырек, ибо с начальством ссориться не след.

Но если такого указания давно нет, тем более что и отдавший это указание уже не у дел, а нынешнее начальство в простоте своей рассуждает: «Да и черт ли мне в этих голых задницах?», то и инстанции вряд ли будут руководствоваться принципом «Хотя тебе оно и не мило, тащи меня через силу».

Поэтому государственное устройство, услышав речи К. С. Серебренникова, решило более не прикасаться к «Гоголь-центру», чтобы он не стал чугунной табуреткой. Вместо этого предложен новый модный принцип: «Любой ваш каприз — но за ваши деньги». 
Интересное по теме
Убьет ли интернет культуру?
26.03.2021
Без иконы
11.05.2021
Эшелон в пустоту
22.04.2021