Осторожно, центр закрывается

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

30.03.2017

Успевший вызвать широкий резонанс законопроект о платном въезде в города, принятый Госдумой в первом чтении, внезапно остановлен и отправлен на доработку. Государственно-правовое управление администрации президента посчитало, что он «обладает коррупциогенным потенциалом». Граждане, которым уже начали мерещиться турникеты вдоль МКАД, Садового и прочих популярных магистралей, могут пока успокоиться. Есть время поразмышлять — что предлагается и насколько нам это нужно.

Ментальность современного российского общества во многом унаследовала советское отношение к автомобилю: для нас он не просто способ комфортного передвижения из точки А в точку Б, а олицетворение внутренней свободы человека. Наверное, поэтому в любых ограничениях в сфере дорожного движения немалой части населения видится покушение на самое святое. Платные парковки, выделенные полосы, требование соблюдать скоростной режим, эвакуация, видеокамеры — все, что европеец и американец воспринимают как должное, у большинства россиян вызывает гнев, а порой и призывы выходить на площадь.

Но дело в том, что западные страны привыкали к принципу «семья = автомобиль» (а то и два) многими десятилетиями, успевая параллельно возводить необходимую инфраструктуру, увязывать автомобильное движение со спецификой городской среды. Это вошло в общественную психологию.

Потому и россиянин, приезжая куда-нибудь в Валенсию или Зальцбург, часами кружит на рентованном авто в поисках парковки и платит потом за нее полновесным евро, даже не думая жаловаться на кровавый режим местного муниципалитета. В то же время появление платной парковки в Бирюлево пробуждает у него прямо-таки революционные настроения. Ведь путь к автоизобилию мы прошли за считанные годы. Фраза «а я сяду в кабриолет и уеду куда-нибудь» по-прежнему греет наше сердце романтикой свободного перемещения в пространстве.

Понятно, что акт, регулирующий саму возможность ограничения движения или введения платы за него, не мог не взволновать массы автолюбителей. Причем даже независимо от того, что там написано. Идея еще не оформилась, а в соцсетях уже возникли целые группы протестующих.

Между тем законопроект «Об организации дорожного движения в РФ...», если его прочитать внимательно, является документом не идеологическим, а технологическим и очень нужным для системного решения важнейших транспортных и экологических вопросов. 

При всей остроте проблемы пробок в России до сих пор нет отдельного закона, в котором закреплялись бы общие принципы борьбы с ними. Порядок устройства платных парковок и установления тарифов на них также отдан на откуп регионам и подчас вызывает там искреннее удивление — ладно у граждан, но кое-где и у прокуратуры...

Главные же страсти кипят вокруг пункта, вовсе не означающего автоматического перехода на платный въезд в города, а позволяющего ограничивать движение на определенных участках в определенное время для определенных видов транспорта с учетом загруженности улиц, экологических требований и т.д.

Ведь исторические центры большинства мегаполисов уже некуда развивать: наличие машин порождает коллапс. Порой введение транспортного лимита становится в прямом смысле жизненной необходимостью. Например, в Париже, где нет платного въезда в город, из-за невиданного смога в конце прошлого года дважды вводилось ограничение: поочередное движение частного транспорта с четными и нечетными номерами.

Вообще разнообразные ущемления права на проезд существуют много где. Почти все слышали про Лондон. Там номер автомобиля считывается камерами наблюдения, после чего с карты снимается от 10 до 14 фунтов стерлингов. Схожие порядки в Берлине, Кёльне, Ганновере, Сан-Франциско, Стокгольме, Милане (в Италии культурные центры практически везде — «зона ограниченного движения») и даже в знакомой многим из нас маленькой Юрмале. Муниципалитеты идут на это ради сокращения трафика в исторических или курортных районах, освобождения пространства для туристов, снижения загазованности. Сборы за въезд и солидные штрафы за их неуплату идут в основном на экологические нужды. Кстати, местные жители, как правило, имеют солидную скидку с тарифа. 

У нас режим ограничения въезда тоже может быть полезен на отдельных территориях. Сделали же пешеходными московский Арбат, Столешников, Камергерский — никто не пострадал. Да и давно действующий запрет грузовикам появляться в пределах ТТК и отчасти МКАД — из того же разряда. 

Само собой, ограничения или платный въезд следует вводить лишь после того, как граждане смогут спокойно припарковать машину и пересесть на общественный транспорт. В конце концов — объехать платную зону. Пока к этому не готова даже Москва, где происходит настоящая дорожная революция. Но через несколько лет можно будет начинать. Что такое грамотно продуманные правила ограниченного въезда, показали в Сочи во время Олимпиады. Десятки тысяч автомобилей местных жителей и туристов, автобусы с болельщиками, муниципальный транспорт умудрялись разъезжаться почти без пробок ко всеобщему приятному удивлению.

Принципиальный вопрос — кто получит право вводить платный въезд. Сразу представляется какой-нибудь расположенный на федеральной трассе Закукуевск, чьи власти решат пополнить нищий бюджет, установив по границам населенного пункта шлагбаумы и турникеты... На уровне государственном разбираться с каждой улицей явно не с руки. Наверное, необходимо установить некие единые правила, а дальше задействовать мнение граждан. К примеру, в Стокгольм стали въезжать за деньги в 2007 году после проведения общегородского референдума — чем мы хуже?

В общем, по духу своему закон о платном въезде, пожалуй, имеет право на существование. А с буквой пусть Госдума и администрация президента определяются.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Осторожно, центр закрывается

<p class="p1"><span class="s1">У</span>спевший вызвать широкий резонанс законопроект о платном въезде в города, принятый Госдумой в первом чтении, внезапно остановлен и отправлен на доработку. Государственно-правовое управление администрации президента посчитало, что он «обладает коррупциогенным потенциалом». Граждане, которым уже начали мерещиться турникеты вдоль МКАД, Садового и прочих популярных магистралей, могут пока успокоиться. Есть время поразмышлять — что предлагается и насколько нам это нужно.</p> <p class="p3">Ментальность современного российского общества во многом унаследовала советское отношение к автомобилю: для нас он не просто способ комфортного передвижения из точки А в точку Б, а олицетворение внутренней свободы человека. Наверное, поэтому в любых ограничениях в сфере дорожного движения немалой части населения видится покушение на самое святое. Платные парковки, выделенные полосы, требование соблюдать скоростной режим, эвакуация, видеокамеры — все, что европеец и американец воспринимают как должное, у большинства россиян вызывает гнев, а порой и призывы выходить на площадь.</p> <p class="p3">Но дело в том, что западные страны привыкали к принципу «семья = автомобиль» (а то и два) многими десятилетиями, успевая параллельно возводить необходимую инфраструктуру, увязывать автомобильное движение со спецификой городской среды. Это вошло в общественную психологию.</p> <p class="p3">Потому и россиянин, приезжая куда-нибудь в Валенсию или Зальцбург, часами кружит на рентованном авто в поисках парковки и платит потом за нее полновесным евро, даже не думая жаловаться на кровавый режим местного муниципалитета. В то же время появление платной парковки в Бирюлево пробуждает у него прямо-таки революционные настроения. Ведь путь к автоизобилию мы прошли за считанные годы. Фраза «а я сяду в кабриолет и уеду куда-нибудь» по-прежнему греет наше сердце романтикой свободного перемещения в пространстве.</p> <p class="p3">Понятно, что акт, регулирующий саму возможность ограничения движения или введения платы за него, не мог не взволновать массы автолюбителей. Причем даже независимо от того, что там написано. Идея еще не оформилась, а в соцсетях уже возникли целые группы протестующих.</p> <p class="p3">Между тем законопроект «Об организации дорожного движения в РФ...», если его прочитать внимательно, является документом не идеологическим, а технологическим и очень нужным для системного решения важнейших транспортных и экологических вопросов. </p> <p class="p3">При всей остроте проблемы пробок в России до сих пор нет отдельного закона, в котором закреплялись бы общие принципы борьбы с ними. Порядок устройства платных парковок и установления тарифов на них также отдан на откуп регионам и подчас вызывает там искреннее удивление — ладно у граждан, но кое-где и у прокуратуры...</p> <p class="p3">Главные же страсти кипят вокруг пункта, вовсе не означающего автоматического перехода на платный въезд в города, а позволяющего ограничивать движение на определенных участках в определенное время для определенных видов транспорта с учетом загруженности улиц, экологических требований и т.д.</p> <p class="p3">Ведь исторические центры большинства мегаполисов уже некуда развивать: наличие машин порождает коллапс. Порой введение транспортного лимита становится в прямом смысле жизненной необходимостью. Например, в Париже, где нет платного въезда в город, из-за невиданного смога в конце прошлого года дважды вводилось ограничение: поочередное движение частного транспорта с четными и нечетными номерами.</p> <p class="p3">Вообще разнообразные ущемления права на проезд существуют много где. Почти все слышали про Лондон. Там номер автомобиля считывается камерами наблюдения, после чего с карты снимается от 10 до 14 фунтов стерлингов. Схожие порядки в Берлине, Кёльне, Ганновере, Сан-Франциско, Стокгольме, Милане (в Италии культурные центры практически везде — «зона ограниченного движения») и даже в знакомой многим из нас маленькой Юрмале. Муниципалитеты идут на это ради сокращения трафика в исторических или курортных районах, освобождения пространства для туристов, снижения загазованности. Сборы за въезд и солидные штрафы за их неуплату идут в основном на экологические нужды. Кстати, местные жители, как правило, имеют солидную скидку с тарифа. </p> <p class="p3">У нас режим ограничения въезда тоже может быть полезен на отдельных территориях. Сделали же пешеходными московский Арбат, Столешников, Камергерский — никто не пострадал. Да и давно действующий запрет грузовикам появляться в пределах ТТК и отчасти МКАД — из того же разряда. </p> <p class="p3">Само собой, ограничения или платный въезд следует вводить лишь после того, как граждане смогут спокойно припарковать машину и пересесть на общественный транспорт. В конце концов — объехать платную зону. Пока к этому не готова даже Москва, где происходит настоящая дорожная революция. Но через несколько лет можно будет начинать. Что такое грамотно продуманные правила ограниченного въезда, показали в Сочи во время Олимпиады. Десятки тысяч автомобилей местных жителей и туристов, автобусы с болельщиками, муниципальный транспорт умудрялись разъезжаться почти без пробок ко всеобщему приятному удивлению.</p> <p class="p3">Принципиальный вопрос — кто получит право вводить платный въезд. Сразу представляется какой-нибудь расположенный на федеральной трассе Закукуевск, чьи власти решат пополнить нищий бюджет, установив по границам населенного пункта шлагбаумы и турникеты... На уровне государственном разбираться с каждой улицей явно не с руки. Наверное, необходимо установить некие единые правила, а дальше задействовать мнение граждан. К примеру, в Стокгольм стали въезжать за деньги в 2007 году после проведения общегородского референдума — чем мы хуже?</p> <p class="p3">В общем, по духу своему закон о платном въезде, пожалуй, имеет право на существование. А с буквой пусть Госдума и администрация президента определяются.</p> <p class="p3"> <br /> </p> <p class="p3"> </p> <p class="p1" style="text-align: right;"><i>Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции</i></p>