А поутру они проснутся

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

24.03.2017

Рисунок: Виталий Подвицкий

В Москве собрались возрождать вытрезвители. Столичная дума готовится даже выступить с законодательной инициативой федерального масштаба: специальным законом определить ведомства, которые будут участвовать в направлении подгулявших граждан на путь истинный. Возможно, подключат и МВД — им это дело привычное.

Кто-то перепугался: мол, снова закручивают гайки. Вовсе нет. Потому что нечего закручивать. Гайки настолько ослабли, что уже давно слетели с резьбы. После того, как в 2012 году вытрезвители в Москве позакрывали, оказалось, что общество тонет в проблемах, создаваемых теми, кому море по колено. Пить меньше не стали. За пять прошедших лет увеличилось число правонарушений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. По итогам 2016-го — более 440 тысяч случаев. Только в 2015 году, по некоторым данным, от алкогольных и наркотических отравлений погибли 45 тысяч россиян.  

Согласно действующей инструкции МВД, обнаружив гражданина сильно нетрезвым, полицейские обязаны вызвать «скорую». Но, попав в общий приемный покой, пьяные начинают выяснять отношения с медперсоналом. В одной лишь Москве ежегодно фиксируется около двухсот нападений на врачей. 

В общем, спустя четверть века после завершения перестройки приходится признать: нужно помогать людям остановиться, пусть порой даже насильно. В общественном сознании наступило «протрезвление»: опыт СССР был не столь уж плохим. И в стране стали потихоньку воссоздавать систему вытрезвителей. В разных формах они появились в каждом третьем субъекте Федерации. Кстати, за рубежом такие заведения тоже кое-где существуют. Если не брать Белоруссию, где удалось сохранить многое из положительного социалистического опыта, то самый интересный для нас пример — Чехия. Там со времен ЧССР осталось 63 вытрезвителя. Подчинены они органам местного самоуправления, услуги оказывают на платной основе. Расценки определяют муниципалитеты — в пересчете на наши деньги от 2000 до 20 тысяч рублей за ночь. Примечательно, что если копы по ошибке сцапают человека без признаков опьянения (всякое бывает — даже в Европе), то услуги оплачиваются уже из бюджета полиции. Поэтому чешские блюстители порядка чрезвычайно внимательны при подборе пьяных...

Первый же отечественный «Приют для опьяневших» открылся еще в 1902 году в Туле. Пациенты получали бесплатное питание и медицинскую помощь, их посещали священники. Содержалось заведение за счет муниципальной казны, имело штатных сотрудников — фельдшера и кучера, ездившего по городу в поисках «клиентов», работали волонтеры. Вслед за тульским почином по всей империи была создана целая сеть аналогичных приютов, успешно просуществовавшая до 1917-го.

В СССР сначала отринули вытрезвители как наследие проклятого прошлого и средство угнетения пролетариата, но через некоторое время поняли: дело стоящее, иначе пятилетку не выполнишь. И в 1931 году в Ленинграде появился первый уже советский вытрезвитель. Поначалу эти заведения подчинили Наркомздраву, но в 40-х передали НКВД. Под управлением милиции те и просуществовали семь десятилетий, именно в тот период прославились благодаря десяткам литературных произведений, фильмов и сюжетов сатирического киножурнала «Фитиль». А словечко «трезвеватель» из «Осеннего марафона» и вовсе стало частью русского фольклора.

Но не будем впадать в излишние ностальгические умильности. К вытрезвителям было немало претензий, и часто совершенно справедливых. В период «антиалкогольной борьбы» середины 80-х некоторых доставляли туда даже на основании наличия лишь запаха спиртного, сообщали на работу. В нулевые Россия получила несколько проигранных исков в Европейском суде по правам человека от возмущенных соотечественников. Для галочки, ради выполнения плана слегка выпивших товарищей, не нарушавших общественный порядок, вполне способных самостоятельно дойти до дома, правоохранители везли в «оазисы трезвости». Едва ли не у подъезда «паковали», дежурили у выходов из кафе и ресторанов. А сколько было жалоб на пропажу денег! За людьми велась самая настоящая охота — не стоит забывать об этом. 

Ясно, что подобное унижение человеческого достоинства не должно вернуться. Как и плановые разнарядки для полиции. В этой сфере — никаких госзаказов. 

Надо, правда, сказать, что сейчас и МВД не особо горит желанием брать вытрезвители на баланс. Возможные варианты — строить вытрезвители на базе учреждений Минздрава, органов соцзащиты — как организуются социальные патрули и приюты для бомжей в Москве, или в форме ГЧП, при котором происходит совместное финансирование за счет бюджета и частного владельца.

Необходимо будет искать равновесие между соблюдением прав человека, то есть добровольностью принятия услуг, и необходимостью оградить общество от мертвецки пьяных «клиентов», оскорбляющих своим видом и поведением окружающих. Очевидно, что услуги вытрезвителей должны быть платными, потому что сколько у нас пьют — ни один бюджет не потянет. Но над тарифами надо крепко подумать: обычно до положения риз упиваются представители малообеспеченной части населения, и платой за непутевого папашу можно вконец разорить семью. 

Занятно, что в эти же дни СМИ распространили новость: с 1 апреля поднимется минимальная цена бутылки водки — со 190 до 205 рублей. А возможно, даже до 219 рублей. Впрочем, станет ли увеличение цены преградой на пути выпивох — это большой вопрос. Ясно главное — мы вновь столкнулись с проблемой алкоголизации в острых формах. Если решить ее мудро и аккуратно, польза будет всем.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции