Девять тысяч за один год

24.12.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, публицист

В России завершился Год театра. Его официальные результаты огласят после Всемирного дня театра 27 марта, но основные итоги уже понятны.

Традиция официально посвящать годы юбилею или виду деятельности — ​не просто фигура речи: благодаря этому административная система начинает работать эффективнее, финансирование увеличивается, а необходимые решения проходят бюрократический механизм значительно быстрее.

В Москве и Санкт-Петербурге театральный бум длится уже не один год. В Большой и Мариинку, БДТ и МХТ на идущие с аншлагами постановки Богомолова и Додина, Фокина, Миронова, Женовача, Карбаускиса и многих других звезд режиссуры достать билеты даже по высоким ценам весьма непросто.

2019-й был буквально переполнен премьерами, фестивалями и гастролями. Целью проведения Года театра явилось создание условий для активного развития данной сферы и в провинции. Поэтому место проведения торжественного открытия Года театра было избрано глубоко символичное — ​Ярославль, где в 1750 году Федор Волков основал первую профессиональную сцену России. И для регионов главным событием стал Театральный марафон, прошедший по 85 субъектам Федерации. Шесть миллионов зрителей, почти девять тысяч мероприятий — ​премьер и антреприз, мастер-классов и творческих лабораторий, лекций и форумов. Околотеатрального действа такого масштаба Россия еще не знала.

Ключевым же событием стала прошедшая в Санкт-Петербурге Театральная олимпиада, собравшая под эгидой Александринки мировых звезд — ​чтобы попасть на их спектакли в обычной ситуации надо объехать полмира и потратить целое состояние: Уилсон и Терзопулос, Люпа и Папаиоанну, Гёббельс и Макберни, Судзуки и Паска… Только в Питере в рамках международной программы прошло 27 спектаклей из 16 стран, всего же Олимпиада состоялась в 26 городах 8 федеральных округов.

Отдельная часть как составляющая большого культурно-социального проекта «Театр-дети» предназначалась непосредственно для подрастающего поколения: в «Артеке» члены специальной театральной смены участвовали в репетициях с режиссерами, получали уроки актерского мастерства, сценического движения, пластики, речи, грима и даже составления рецензий.

Впрочем, Год российского театра (не как комплекс мероприятий, а как календарный отрывок) полнился событиями и помимо олимпийской фестивальной программы. Интереснейшие шумные премьеры выдали практически все топовые театры, их анализу можно посвятить десятки статей. Интереснее взглянуть со стороны на катаклизмы, волновавшие театральный мир в 2019-м.

Идущая в нашем творческом мире тенденция централизации едва не «оптимизировала» уже упомянутый старейший русский драматический театр: поговаривали о грядущем объединении ярославского Театра имени Волкова то с МХТ, то с Театром Наций, то (это казалось уже почти решенным) с Александринкой. В итоге ярославский театр остался сам по себе, а на место сторонника интеграции Евгения Марчелли заступил Сергей Пускепалис, оставивший ради этого должность заместителя худрука МХАТ имени Горького.

Сам же театр с Тверского бульвара весь год находился в эпицентре скандалов. После прихода на должность худрука Эдуарда Боякова и приглашения на место завлита Захара Прилепина часть труппы не смогла перенести перевод Татьяны Дорониной на символический пост президента театра и обратилась с жалобой к Владимиру Путину. Противостояние внутри театра шло по всем правилам гибридной войны — ​с фейками, провокациями, санкциями и открытыми письмами. Так или иначе, но Боякова с Прилепиным обвиняют в «рейдерском захвате» и кознях против Дорониной, а те осваивают новые площадки и форматы. Впрочем, если вспомнить историю, то для этого театра расколы не новость.

Так и не соединившаяся с Волковским театром Александринка оказалась замешана еще в одном конфликте — ​с Театром Бориса Эйфмана. Здесь, как и в случае с МХАТом, появилось открытое письмо актеров с обвинениями. Похоже, разнообразные петиции становятся неотъемлемой приметой нашей театральной жизни.

А в Екатеринбурге дело докатилось до прокурорской проверки. Среди зрителей нашлись те, кто не оценил современный взгляд на классику Петра Шерешевского и не обратил внимания на ограничение «18+», обвинив режиссера в том, что в его трактовке «Ревизора» присутствуют сцены насилия и лайт-эротика…

Затрагивая прокурорскую тематику, нельзя не упомянуть и продолжающееся «театральное» уголовное дело «Седьмой студии». Причем творческие победы со следственными претензиями продолжают существовать параллельно: вышедший из-под двухлетнего домашнего ареста Кирилл Серебренников успел получить сразу несколько высоких творческих премий за спектакль «Барокко» в «Гоголь-центре»,

А «Человеком года», по версии Ассоциации театральных критиков, стал худрук Театра Наций Евгений Миронов. Причем звание это он получил даже не только за яркие премьеры и освоение новых сценических пространств и форматов, но и за проведение творческих лабораторий и мастер-классов по всей стране от Иркутска до Новороссийска и от Пскова до Алтая. А на 2020-й им же анонсирован фестиваль театров малых городов России.

Так что Год театра будет продолжаться, несмотря на официальное завершение. А еще ожидается принятие нового федерального закона о культуре. Этот документ должен дать сценической сфере новые импульсы для развития и способствовать реализации глобальной задачи — ​формирования единого культурного пространства от Калининграда до Владивостока.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть