Твори добро себе во благо

13.12.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

Восемьдесят процентов россиян, как сообщает ВЦИОМ, хотят, чтобы их дети стали добровольцами. И это не удивительно, ведь для нашей страны волонтерство как социокультурное явление — ​традиция давняя.

Точно известно, что безвозмездная работа трудников в монастырях началась вскоре после Крещения Руси. Православная вера вообще всемерно поощряет помощь ближнему, поэтому после 988 года можно найти массу свидетельств общинной взаимовыручки «сирым и убогим». «Кануны», «помочи», «наряды миром», богадельни, попечительства, воспитательные, сиротские и странноприимные дома, «хождение в народ» — ​даже глоссарий свершения добрых дел в русском языке займет не одну страницу.

И пусть слово «филантропия» происхождения греческого, наша благотворительность ничем не хуже, а некоторые формы ее проявления, связанные с личным безвозмездным служением людям, появились именно у нас. Так, Крестовоздвиженская община сестер милосердия стала первым в мире женским медицинским формированием по оказанию помощи раненым во время Крымской войны (прототипом будущего Международного движения Красного Креста). Традиции продолжили монахини московской Свято-Никольской обители, отправившиеся спустя два десятилетия врачевать солдат на балканскую войну. А в годы Первой мировой косынки сестер милосердия в госпиталях надели уже десятки представительниц аристократического сословия во главе с Августейшими особами.

После 1917 года религия и благотворительность во многом начали подвергаться гонениям. Слово «доброволец» вообще на некоторое время превратилось в уголовную статью (ведь так именовали себя некоторые части Белой армии), но при этом традиции добровольной помощи Советская власть с удовольствием позаимствовала. Коммунистические субботники, «комсомольские вахты», сбор макулатуры и металлолома, тимуровское движение, пожарные и природоохранные дружины, «зеленый патруль» и «голубой патруль» (охранял чистоту водоемов) — ​все это волонтерство.

Со временем, правда, эти движения выродились вместе с догматическим социализмом. Наверное, последним добровольческим движением явился подъем целины, куда ехали в 1950-х — ​начале 1960-х. С приходом относительно сытых «застойных» лет приевшиеся общественные инициативы начали восприниматься как лишняя нагрузка и велись более формально, по инерции (отдельные энтузиасты картины не меняли).

Ну а в начале 90-х народу объяснили, что единственной реальной жизненной ценностью являются денежные знаки. И хотя первый федеральный закон о благотворительности, содержавший в том числе определение волонтерской деятельности, появился еще в 1995-м, все равно еще лет десять энтузиастов, пытавшихся что-то делать для общества и подвигнуть на то окружающих, считали в лучшем случае безобидными чудаками, реликтами «совка»…

Сейчас уже трудно сказать, когда в массовом сознании произошел перелом, а волонтерская деятельность стала восприниматься как нечто не только совершенно нормальное, но и обязательное. В 2005-м, когда московские студенты начали раздавать на улицах георгиевские ленточки в память о Великой Победе? В 2006-м, когда Вера Миллионщикова и Нюта Федермессер организовали крупнейший фонд помощи хосписам? В 2010-м, когда будущий поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» вывел в ночной сентябрьский лес сотни людей на поиски пропавшей девочки?

Так или иначе, но в 2018-м, объявленном в России Годом добровольца, число граждан, участвовавших в волонтерских акциях, составило 14 миллионов человек. Каждый десятый наш соотечественник находил силы и время в разной форме участвовать в общественно полезной деятельности. У взрослого населения этот процент окажется еще выше, но добровольческая работа не имеет жестких возрастных ограничений: в ней, например, участвует много школьников. А самому «взрослому» волонтеру на прошедшем чемпионате мира по футболу было… 86 лет!

Десять процентов граждан — ​это уже серьезно, это уже показатель реальной общественной потребности. И почувствовавшие этот запрос власти развитию волонтерской деятельности активно способствуют: по поручению президента правительством утверждена Концепция развития добровольчества аж до 2025 года.

А в нынешнем декабре в рамках нового праздника в Сочи прошел Международный форум добровольцев, собравший более 7,5 тысячи участников из нашей страны и зарубежных государств. Грантовый фонд конкурса «Доброволец России — ​2019» составил 45 млн рублей, что в три раза больше, чем в прошлом. Награды получили люди, отдающие свои силы, время, а подчас и сбережения добрым и полезным делам: поиску пропавших детей и стариков, восстановлению памяти павших воинов, помощи людям с ограниченными возможностями здоровья и спасению животных.

Всех их отличает стремление творить и нести добро во чье-то благо. Не ради материальных выгод, а из-за понимания того, что, отдавая другим, ты наполняешь прежде всего себя, уходишь от пустоты и тлена атомизированного общества, склеиваешь его воедино, соединяя разрозненных людей. Так что добровольчество — ​это прекрасный способ сплотить нацию в едином стремлении взаимовыручки и добрых дел.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть