Тверк из машины

01.11.2018

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА, обозреватель «Культуры»

Информационные агентства облетела новость: картина, созданная с помощью искусственного интеллекта, продана на аукционе Christie’s за 432,5 тысячи долларов. «Портрет Эдмонда Белами» (вымышленного персонажа) сотворила нейронная сеть, изучившая полотна известных живописцев. Шедевр выглядит не ахти как. Особенно тяжело машинному разуму далось изображение лица. Получилось бесформенное пятно, хотя подобный эффект можно объяснить подражанием Фрэнсису Бэкону. Впрочем, учитывая, что еще недавно ИИ мог выполнять лишь простые рисунки, новость выглядит приветом из фантастического будущего. Того самого, которое описывали футурологи всех мастей, не предполагая, что оно наступит в ближайшее время.

Действительно, роботы незаметно, но прочно вошли в нашу жизнь — от пылесосов, самостоятельно делающих уборку, до автоматизированного фабричного производства. Механизмы больше не похожи на смешные неуклюжие бочонки, как R2-D2 из «Звездных войн», — теперь это изящные, хитро устроенные экземпляры. От антропоморфных созданий, вроде говорящей Софии гонконгской компании Hanson Robotics, до продукции Boston Dynamics — четвероногих «собак», умеющих танцевать тверк, но все равно вызывающих легкий ужас. Светлое будущее наступает семимильными шагами, роботы научились выражать эмоции, они сильны и выносливы и готовы взять на себя «черную», механическую работу.

Бороться с ними бесполезно. По прогнозам, к 2030 году исчезнет почти 60 профессий. Невостребованными окажутся не только таксисты, почтальоны и монтировщики декораций в кино, но даже некоторые творческие работники. Тенденция налицо, и картина, созданная ИИ и оцененная людьми выше многих рукотворных шедевров, наводит на мрачные мысли. Одно дело — физический труд, который мы делегируем механическим созданиям. И другое — тонкие материи, где человек царил на протяжении веков и где главную роль играет такая непостижимая вещь, как гениальность.

Впрочем, ретроградам и оптимистам наверняка найдется место в дивном новом мире. В конце концов, многими достижениями прогресса в сфере искусства мы пользуемся каждый день, часто не замечая этого. Скажем, фильтры, позволяющие превратить фотографию в творение в стиле Ван Гога, — так уж ли они опасны? Что касается более серьезных вещей: да, возможно, однажды машины смогут выдавать шедевры, не уступающие произведениям человека. Будут писать книги, музыку, снимать фильмы. Ученые из Ратгерского университета лаборатории Facebook,s AI уже научили искусственный интеллект создавать картины, которые сложно отличить от рукотворных вещей. Значит ли, что художникам, писателям и музыкантам пора идти на курсы переподготовки и искать другую работу? Вряд ли.

В идеале машина сможет усвоить наши мыслительные схемы: мы ведь тоже, подобно компьютерам, руководствуемся алгоритмами. Однако такое соревнование похоже на школьное состязание: его результаты не имеют отношения к реальной жизни. Нередко отличники не могут найти себя в профессии или раскрываются не так ярко, как от них ожидали. Однако ученик действует в рамках довольно простой ситуации. Во взрослой жизни правил куда меньше, а нестабильности (в том числе в плане коммуникации) гораздо больше.

Именно социальная интеракция, умение общаться с людьми нередко становится главным фактором успеха. Действует она и в отношении творческих профессий. Как стали великими Пикассо, Кокто, Шагал? Они жили и работали не в вакууме, их путь складывался из множества встреч, ссор, романов, дружеских посиделок, попоек, нужных знакомств.

Именно из человеческих связей родилась Парижская школа, а до и после нее — бесчисленное множество других объединений и групп. Гуманитарная сфера состоит из людских микрокосмов. Именно там появляются кумиры и прославляются имена, творятся легенды и персональные мифологии. Так было много веков назад, так происходит и сейчас.

Создание шедевра — не бег с секундомером, где есть хотя бы видимость объективности. Это всегда цепь случайностей, совпадений, взаимных влияний и встреч: очень нелинейная и тонкая область, базирующаяся на умении выстраивать диалог. К сожалению, хватает мастеров, забытых по воле случая или из-за банальной неспособности общаться. Некоторым впоследствии везло — находились люди, готовые популяризировать их творчество: например, жена Тео, брата Винсента Ван Гога, помогла публике познакомиться с картинами великого мастера.

Талантливый не всегда получает заслуженное признание — грустно, но факт. И в этом смысле «продвигать» картины ИИ будет некому. Найдутся ли у машины друзья, поклонники, сподвижники, готовые с помощью сарафанного радио разнести новость о шедеврах? Появится ли у нее пиар-агент? Ведь тщеславие наряду с корыстью — один из важнейших мотивов, в том числе — для творческих людей.

И еще важный аспект: как ни крути, публику волнует феномен гениальности, экстраординарной одаренности. И в этом смысле искусственному интеллекту опять нечего предложить. Он не способен транслировать во внешний мир уникальный внутренний опыт. Душевный надлом Врубеля, ненасытность Пикассо, одиночество Ван Гога — ничего этого машина испытать не может. А значит, и творчество останется безликим, не персонализированным.

Может ли машина обрести лицо и судьбу? От ответа на этот вопрос будет зависеть судьба не только искусства, но и человечества в целом. К счастью, пока твердого «да, может» никто нам не сказал.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть