Оскал Мосула

20.10.2016

Петр АКОПОВ, публицист

Война в Сирии длится больше пяти лет, уже год участвуют в ней Воздушно-космические силы РФ. Все это время борьба России против террористов сопровождалась беспрерывными пропагандистскими нападками со стороны Запада. Но в октябре сирийская тема достигла уровня наивысшего ожесточения — такого не было даже в момент начала нашей операции. В чем причина?

Дело в том, что в войне, как и в действиях против ИГИЛ в Сирии и Ираке в целом, грядут важнейшие перемены. В ближайшие недели могут быть взяты Алеппо и Мосул — два самых крупных города после столичных Дамаска и Багдада.

Если большую часть Алеппо и так уже контролируют правительственные силы, то штурм цитадели на реке Тигр лишь начинается. Брать оккупированный ИГИЛ населенный пункт предстоит различным иракским и курдским формированиям, однако решающий успех наверняка припишут себе американцы. И даже если победы не произойдет в реальности, она будет придумана — потому что до выборов 8 ноября нужно показать перелом в войне с «Исламским государством». Есть этот перелом или нет — неважно, главное — показать. Продемонстрировать избирателям, что Обама вовсе не слабак, как о нем вещает Трамп, а сильный лидер, ничем не хуже Путина. А значит, и преемница первого темнокожего лидера США — Клинтон — будет вести Америку к новым удачам и вершинам. Не менее важно убедить весь Ближний Восток, что США могут организовать эффективную военную операцию, — чтобы переломить скепсис союзников, которые все больше начинают смотреть на Москву как на самого активного игрока и вполне возможного будущего главного модератора ближневосточных событий.

Пока что непонятно, состоится ли эпическая битва за Мосул или же ИГИЛ предпочтет отступить, не принимая боя, но в любом случае, потеря этого миллионного города станет переломным моментом в войне с «черным халифатом». Он не исчезнет — но уйдет в пустыню, в труднодоступные и малонаселенные районы Ирака и Сирии, надеясь дождаться новой выгодной ситуации для возвращения. Падение Мосула не будет означать окончания войны в Ираке — напротив, споры между курдами, иракскими суннитами и шиитами о контроле над городом могут привести к ожесточенной битве всех против всех. Ведь появление ИГИЛ как раз и было следствием фактического развала Ирака после американской оккупации: начавшаяся там гражданка привела к формированию в суннитской среде своеобразной формы сопротивления, сплотившей радикальных исламистов и бывших саддамовских офицеров, к которым добавились набежавшие со всего мира джихадисты. 

Воссоздать единый Ирак сейчас, в условиях иностранного влияния на багдадскую власть, невозможно — да это и не входит в планы США, Турции, Саудовской Аравии и других региональных игроков. Победа в Мосуле, если она произойдет, нужна чисто для пиара, причем сугубо для внутриамериканского применения. Это, впрочем, вполне устраивает Вашингтон, не знающий, как тушить распалившийся по собственной вине ближневосточный пожар и как сохранить свое влияние в регионе.

Предстоящее освобождение Мосула решили «подсветить» и усилением нападок на Россию из-за операции в Алеппо — накал страстей на Западе достиг в октябре максимального масштаба. «Преступления против человечности», «суд в Гааге», «новые санкции против России»... На арабов эта пропаганда не оказывает влияния, да и воздействие на европейцев и американцев нельзя назвать заметным, но машина работает как заведенная. При этом, конечно, главной причиной пропагандистской атаки является понимание крайне неприятной для противников Асада динамики событий: установление Дамаском контроля над Алеппо ознаменует окончательный поворот в гражданской войне. Она не закончится, но после этого уже Асад, поддерживаемый нашими ВКС, будет говорить с позиции силы. То есть Россия продемонстрирует всем, и в первую очередь ближневосточным правителям, что она смогла добиться поставленной цели: спасла своего союзника. Тем самым вес Москвы в регионе будет поднят на огромную высоту, и это невыносимо больно осознавать что Вашингтону, что Парижу с Лондоном. 

Есть ли у них шансы предотвратить такой исход? Нет — Алеппо может пасть через месяц или через полгода, Запад может грозить России или вести с нами переговоры по «сирийскому урегулированию», но сама тенденция развития ситуации в Сирии уже понятна. Чем раньше Запад пойдет на заключение соглашения о послевоенном урегулировании, то есть перестанет использовать оппозицию как повод требовать ухода Асада, тем быстрее закончится эта война. Давить на Россию в сирийском вопросе бесполезно. Чем быстрее США это поймут, тем с меньшим ущербом для себя они выйдут из сирийского тупика. Чтобы остаться в иракском — это хотя и родственная, но все же другая история.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть