На западном фронте пугают Россией

24.03.2016

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Владимир Путин и Джон Керри договорились о встрече, на которой обсудят обстановку в Сирии и на Украине. Впрочем, «договорились» — деликатно сказано: на самом деле это американский госсекретарь настойчиво искал возможности встретиться с российским президентом — вот, в конце концов, ему эту возможность и предоставили.

Вообще, конец марта ознаменовался для Запада состоянием повышенной тревожности, да еще и с признаками эпидемии. Сначала исследовательское подразделение известного британского журнала The Economist — Economist Intelligence Unit, в котором работают более ста экспертов по всему миру, среди главных глобальных рисков назвало внешнюю политику России. Для сравнения: исламский экстремизм, например, такой «чести» не удостоился. 

Следом американский министр обороны Эштон Картер обозначил Российскую Федерацию не просто в числе основных угроз безопасности США, а поставил ее на первое место в этом перечне. При том, что международный терроризм и у главы военного ведомства оказался в конце тревожного списка. Пентагон, кроме того, выпустил еще и фундаментальный доклад «Заявление о позиции министерства обороны на 2017 год...», где нашей стране посвящен целый подраздел: «Сильный и сбалансированный стратегический подход к сдерживанию России». На днях высокопоставленные генералы и адмиралы США решили срочно собраться, чтобы обговорить, как противостоять русской опасности. 

Диву даешься. ИГИЛ, как раковая опухоль, расползается по планете. Ему чуть ли не еженедельно присягает какая-нибудь террористическая группировка в самых разных уголках земного шара. От Африки до Европы террор гуляет, словно вырвавшийся из бутылки злой джинн. Но он, оказывается, не так страшен, как Россия, которая с ним воюет. 

Мы продаем американцам важнейшую стратегическую продукцию — ракетные двигатели; и мы же вызываем у них самую большую тревогу. Британия, чей высоколобый аналитический журнал «назначил» нас глобальной угрозой, за неполные три месяца нынешнего года продемонстрировала наибольший спрос на российский газ, увеличив его потребление в два с половиной раза по сравнению с тем же периодом 2015-го. В абсолютном выражении островной поток добавил 3,2 млрд кубометров, это более трети от общего объема прироста всех поставок «Газпрома» в дальнее зарубежье. Примеров экономического сотрудничества, несмотря на санкции, немало. Значит, с нами можно нормально сосуществовать и выгодно взаимодействовать. Чем же тогда так не угодила Западу российская внешняя политика?

Ряд экспертов считает, что не следует уделять словам Картера столь много внимания. Мол, сейчас время распределения бюджетов, поэтому Пентагон и стращает сенаторов, чтобы не урезали расходы на оборону. А умные люди, дескать, все понимают правильно. Вот, например, госсекретарь Джон Керри на первую позицию среди опасностей поставил все-таки религиозный экстремизм, дипломатично уклонившись от ответа на вопрос о месте России в этом аларм-листе. Впрочем, как ему еще отвечать в ситуации, когда собираешься ехать к Путину. 

Однако не будем столь легковесно доверчивы, чтобы «не обращать внимания» на американских военных. Чисто корыстный интерес со стороны Пентагона хоть и имеет место, все же не он главная причина того, что нами снова всех пугают. Корни проблемы более глубоки и серьезны, чем сиюминутные потребности вашингтонских штабистов. России действительно опасаются и с ней жестко борются. Началось все еще несколько веков назад, когда мы встали на пути вестернизации. В известной монографии Уильяма Макнила «Восхождение Запада» говорится, что все прогрессивные инновации от культуры до техники идут с Запада, и не надо им сопротивляться, поскольку это лишь тормозит прогресс. Отсюда и признание нашей внешней политики, ставшей на защиту отечественного суверенитета, опаснейшим явлением. 

Запад на протяжении столетий нес миру свой «мессианский» проект крестовыми походами и военными интервенциями. Сегодня он делает то же самое при помощи глобализации и «цветных революций». Но этот натиск всегда разбивался о Россию, обладающую своей корневой системой, о евразийскую цивилизацию — носительницу другого, альтернативного проекта. 

Волна вестернизации разбилась и на сей раз. Это стало окончательно ясно после того, как Россию не удалось втянуть во «второй Афганистан» на Украине и в Сирии, сломить санкциями, «международной изоляцией» и экономически — ударом по нефти и сырьевым товарам. Она так же прочно стоит на ногах и намерена проводить прежнюю независимую политику. 

Именно поэтому Запад, откликаясь на события в Сирии и на Украине, на стойкость российской экономики и выверенность внешнеполитического курса Москвы, не ограничивается формированием неблагоприятных для нас рейтингов и экспертных оценок. Так, на днях ЕС призвал в ООН все страны ввести санкции против России, тех, кто уже ввел, — усилить их. А чтобы сбить растущие мировые цены на нефть (фактор для Москвы благоприятный), те же США в спешном порядке начали наращивать экспорт углеводородов. Противостояние продолжается.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть