Чайные истины

26.12.2019

Андрей САМОХИН

Фото: пресс-служба КВЦ «Сокольники»Настоящую китайскую чайную церемонию устроили в Музее каллиграфии в КВЦ «Сокольники». Известный специалист по чайной культуре Китая, чайный мастер Андрей Гретчин познакомил всех желающих с искусством чаепития Гун фу ча, которое зародилось при династии Сун и позднее распространилось по всей Поднебесной. Корреспондент «Культуры» попробовал на себе, что значит чаевничать по древней традиции.

С современным чаепитием горожанина (бросил в стакан пакетик, сахарку, глотнул, побежал) это важное действо, конечно, не имеет ничего общего. Как и сам чай, который, в зависимости от технологии обработки чайного листа, степени его ферментации, делится в Китае на семь основных видов: чаи белые, черные, красные, зеленые, желтые, улуны (бирюзовые), пуэры. Причем то, что мы называем черным, в китайской традиции как раз красный чай. А желтый, к примеру, производится лишь в Поднебесной и раньше считался привилегированным императорским напитком.

Итак, за узким длинным столиком с приглушенным светом в окружении каллиграфических картин с русским уставом и полууставом, арабской вязью, готической текстурой и, разумеется, японской катаканой и китайским чжуаньшу колдует чайный мастер («Чха иши») Андрей Гретчин. Желтоватое лицо, искусная косичка на затылке, темно-рубиновая рубашка кунг-фу на петлях — разве что разрез глаз все же европейский. Столь же аутентичны и хитрые церемониальные причиндалы на столике. Все как в лучших домах Шанхая и Чунцина!

Проводя церемонию Гун фу ча, которой более тысячи лет (в целом чайной культуре Поднебесной перевалило за шесть тысячелетий), Гретчин комментирует происходящее участникам и наблюдателям, рассевшимся вокруг. Специальные пиалы — гайвань с неплотно прикрывающей крышкой, глиняный чайник — исинь, доска с элементами национальной живописи, нефритовые фигурки цикад — черная и белая, которые зачем-то поливают остатками чая, ложечки, щипцы, ситечко — все это обретает волшебную значимость при личном участии.

Фото: пресс-служба КВЦ «Сокольники»Мастер объясняет: сперва мы должны совместно пробудить дух чая — «чха кэ». По кругу передается не заваренный еще чай в коробке, которую все благоговейно нюхают. Его, как и пиалы, передают двумя руками с поклоном, глядя в глаза «соучастнику». Далее — ритуал омовения чайника , наполнение его с помощью бамбуковой ложки и, наконец, кипячение воды и заваривание. По традиции чай должен до его употребления познакомиться с пятью стихиями: огнем, водой, металлом, деревом и землей. Пьют же чай не спеша, втягивая вместе с ароматным воздухом. Есть даже градация «мелодики» всасывания — в стиле определенного животного. Пиалу принято держать тремя пальцами, что символизирует триединство Неба, Земли и Человека. Заваривают разные сорта чая до пяти раз, причем в некоторых случаях самыми ценными по вкусу и пользе считаются 3–4 заварки.

Не спеша пробуем разные сорта, начиная различать, например, Шен Пуэр (зеленый, молодой, слабоферментированный) и Шу Пуэр (черный Пуэр, состаренный). Один за другим следуют Улун-дракон и Габа Улун, получаемый ферментацией без доступа кислорода. Узнаем, что последний наиболее богат гамма-аминомасляной кислотой, которая, проникая непосредственно в клетки мозга, стимулирует их работу. Пробуем и чувствуем: и впрямь стимулирует!

А в процессе стимуляции узнаем от Андрея Гретчина факты и мифы о чае, один замечательнее другого. Например, о том, что в Поднебесной до сих пор зеленеют более 40 чайных деревьев, которым давно перевалило за три тысячи лет. Листья с них продают ценителям с аукционов за бешеные деньги. Или самую яркую легенду о том, как обнаружили чудесные свойства этого растения. Полумифический император древности Ян Ди или Шен-Нун, бывший основоположником китайской медицины и имевший «нефритовый живот», отчего мог пробовать все травы на себе, однажды не рассчитал сил и съел настолько ядовитую травку, что лег умирать под чайным кустом. И тут в рот ему с листьев упала капля чайного сока, оказавшаяся противоядием. А позже, как выяснилось, и замечательным бодрящим и окрыляющим напитком. Если, конечно, с ним умело управиться. Но за прошедшие тысячелетия искусство это в Поднебесной вполне освоили. И передают желающим из других стран.

Фото: пресс-служба КВЦ «Сокольники»Слушаем напоследок от нашего мастера строки из произведения китайского поэта Лу Туня эпохи Тан «Семь чашек чая»: «Первая чашка увлажняет мои уста и горло; вторая чашка растворяет мое одиночество...» Ну и так далее — вплоть до воспарения духа. Повторив традиционное завершающее благодарение «сеси» с троеперстным прикосновением к столу, расходимся, размышляя над известной русской пословицей «чай не водка, много не выпьешь». Уважая остроумие и наблюдательность ее народного сочинителя, все же рискнем оспорить сей категорический императив. Смотря что считать чаепитием!

«Культура» решила также поинтересоваться у директора Музея каллиграфии Алексея Шабурова о том, какая, собственно, связь между традиционной чайной церемонией и каллиграфией.

Алексей Шабуров— Это две достаточно близкие традиции, уходящие своими корнями в глубокую древность, — говорит он, отнюдь не обескураженный вопросом. — Причем связь между ними сформировалась давно. Каллиграфы принимали активное участие в чаепитиях. Чай помогает сохранять ясность ума и одновременно улучшает настроение, вводит человека в «космическое» состояние. Возможно, поэтому многие знаменитые каллиграфы не только любили пить чай, но и писали каллиграфическим почерком стихи о чае или само слово «чай» — и таким образом делали его предметом своего искусства. Я бы рискнул сказать даже так: каллиграфия — это часть чайной культуры, а чайная культура — часть каллиграфии.

И та, и другая содержит много правил и тонкостей. Как в создании каллиграфического произведения немаловажную роль играет качество бумаги, кисти и туши, так и для заваривания чая необходимы качественные вода, которую далеко не случайно называют матерью чая, и сам чай. Нельзя забывать и о посуде для чайной церемонии. Она должна быть специальной. Ну а самое главное, нужна позитивная энергетика человека. Каллиграфия и чайная церемония на Востоке приобрели духовный оттенок. Именно человек наполняет их высоким смыслом и особым очарованием.

Спрашиваем Алексея Юрьевича с подковыркой: а он лично предпочитает чай или кофе и может ли позволить себе при чаепитии «разводить церемонии»?

— Чай, а точнее кипяток, — довольно неожиданно отвечает директор. — Если же ко мне приходят друзья-чаеводы, то, конечно, с радостью «разведу церемонию», — добавляет он с улыбкой.

«Нет, ребята-демократы, только чай!» — шутливо резюмируем мы этот предновогодний репортаж словами из известной песни Владимира Высоцкого.


Фото на анонсе: пресс-служба КВЦ «Сокольники»



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть