Михаил Давыдов, организатор шоу «Симфоническое «Кино»: «Благодаря оркестру песни Цоя расцветают новыми красками»

Денис БОЧАРОВ

18.11.2022

Михаил Давыдов, организатор шоу «Симфоническое «Кино»: «Благодаря оркестру песни Цоя расцветают новыми красками»

В этом году страна отмечает 60-летие своего главного рок-героя — Виктора Цоя. Кульминацией станет концерт в рамках проекта «Симфоническое «Кино», который пройдет 22 ноября в «Крокус Сити Холле». «Культура» побеседовала с организатором шоу Михаилом Давыдовым.

— С чего началась история проекта «Симфоническое «Кино»? Как возникла идея придать песням Виктора Цоя новую, «академическую» окраску?

— Спонтанно. В 2010 году в Москве проходил большой концерт, который назывался «Двадцать лет без «Кино». В рамках этого мероприятия организаторы предложили композитору Игорю Вдовину написать несколько оркестровок для песен группы. Игорь справился с задачей блестяще, после чего пригласил Георгия Каспаряна, чтобы гитарист классического состава «Кино» исполнил в этих композициях свои гитарные партии.

Концерт прошел с большим успехом, после чего это симфоническое «начинание» решили развить и упрочить — оформить в полноценный проект. Что и было сделано. Первое время новые аранжировки были представлены в камерном виде, то есть ритм-секция в привычном понимании — ударные и бас-гитара — отсутствовала. Но в 2015 году в проект были приглашены бас-гитарист Виктор Савич и барабанщик Олег Шунцов — очень крепкие музыканты, профессионалы высочайшего класса.

Так возникло специфическое симфо-роковое звучание: мощная ритм-секция, обволакиваемая симфоническим оркестром, и на переднем плане — гитара Каспаряна. Вскоре после этого появился и видеоряд, за создание которого отвечал продюсер шоу, сын Виктора, Александр Цой. На этом этапе грандиозных, далеко идущих планов никто не строил. Просто Георгий однажды попросил Цоя-младшего сделать небольшую видеоподложку, основанную на конверте альбома «Группа крови». Что Александр и сделал — сделал, по общему мнению, замечательно. После этого было принято решение создать полноценный видеоряд для всей программы. Таким образом «Симфоническое «Кино» и оформилось в том виде, в каком существует по сей день.

— Не было ли у вас, особенно на раннем этапе, опасений, что проект примут в штыки? Прежде всего особо ретивые поклонники, привыкшие воспринимать композиции Цоя ровно в таком виде, в каком они были изначально записаны на альбомах «Кино»?

— Это вопрос к создателям проекта. Но могу предположить, что определенная опаска существовала, — ведь это был эксперимент. Но мне всегда казалось: единственное, что может помешать восприятию песен «Кино», это присутствие другого вокалиста. Цоя ни заменить, ни подделать невозможно. Поэтому «Симфоническое «Кино» — инструментальный проект. Проект, у которого есть некая особая матрица. Попытаюсь объяснить.

Когда человек попадает в концертный зал, как только начинается действо, пространство в зале наполняется невероятной энергией, это трудно объяснить словами — все на уровне ощущений. В какой-то момент в голове у зрителя непроизвольно включается своего рода магический тумблер: голос Цоя звучит словно на подкорке, как определенный генетический код. Но у нас звучат только инструменты. И здесь снова необходимо снять шляпу перед замечательным композитором Игорем Вдовиным, создавшим партитуры к нетленным цоевским мелодиям. Ему  удалось почти невозможное: сохранив изначальную лаконичность аранжировок «Кино», привнести в композиции новые, особенные музыкальные краски. И сделано это очень деликатно.

Скажу даже больше. На мой взгляд, оркестровые аранжировки к таким песням, как «Спокойная ночь», «Кукушка», «Пачка сигарет», раскрывают музыкальное богатство песен «Кино» в новом ракурсе — по сравнению с оригиналом они не проигрывают. Эти и многие другие композиции при помощи «академической» обработки становятся еще более наполненными и музыкальными. В музыке «Кино» изначально заложена невероятная мелодичность, которая только обогащается из-за дополнительных средств художественной выразительности. Благодаря оркестру песни Цоя расцветают новыми красками.

— Нет ли желания время от времени пополнять и обновлять уже проверенный и обкатанный на публике сет-лист? Есть ли проекту «Симфоническое «Кино» куда развиваться?

— Безусловно, потенциал у проекта большой. Игорь Вдовин постоянно работает над новым материалом, придумывает аранжировки к песням, которые еще на концертах не звучали, но в обозримом будущем обязательно будут исполнены, вносит коррективы в уже имеющиеся партитуры. Мы не стоим на месте, стараемся, чтобы программа постоянно оттачивалась, улучшалась и совершенствовалась. Как в плане сценического перформанса, так и в плане видеоряда. В этом году, например, Александр Цой начал экспериментировать с созданием видеоряда при помощи нейросетей. Получается своего рода совместное творчество с искусственным интеллектом.

— Насколько сам Георгий Каспарян, главный наследник музыкальных традиций «Кино», а теперь уже и фронтмен, вовлечен в творческий процесс — помимо исполнения блистательных гитарных партий?

— Всецело. Георгий полностью погружен в проект. Именно они с Игорем решают, как все должно выглядеть и звучать. Именно Каспарян и Вдовин, постоянно работающие в паре, являются творческим ядром данного шоу.

— Как бы вы оценили публику, приходящую на концерты «Симфонического «Кино»? В зале больше молодежи или людей в возрасте?

— Публика разновозрастная. Очень интеллигентная и позитивная. Часто приходят целыми семьями — у многих, слушавших Цоя в восьмидесятых, уже успели подрасти внуки. На каждом концерте я нахожусь в зале и внимательно наблюдаю за людьми, которые приходят и попадают в эту волшебную матрицу. Слежу за реакцией зрителей, их эмоциями... Любопытно, что даже шести-восьмилетние детишки знают все тексты и подпевают вместе с залом. Ничего удивительного здесь нет, ведь музыке «Кино» удалось достучаться до всех, вне зависимости от возрастов и социальных статусов. Так что среднестатистический портрет любителя песен Цоя, а следовательно и проекта «Симфоническое «Кино», нарисовать сложно.

Фотографии предоставлены организаторами проекта. На фотографии на анонсе Георгий Каспарян (слева) и Михаил Давыдов