Лев Лещенко: «Сегодня бал правит самодеятельность»

Денис БОЧАРОВ

09.06.2021

Фото: Сергей Киселев / АГН Москва.


Народный артист РСФСР, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», лауреат многочисленных премий и наград, да и попросту известный каждому в нашей стране замечательный певец Лев Лещенко — собеседник «Культуры».

— Лев Валерьянович, вопрос по определению грустный, но неизбежный: с какими чувствами проводили 2020 год?

— Он был очень сложный. Вся эта ситуация, связанная с болезнью, наложила большой отпечаток и оставила малоприятный осадок в моей жизни, что и говорить. Да и не только в моей: экономика изрядно просела, и, соответственно, шоу-бизнес, как неотъемлемая часть массовой культуры, если и не окончательно пришел в упадок, то был весьма чувствительно ранен. Концертов проводилось крайне мало, многие музыканты — я даже не имею в виду селебрити, а просто тех, кто работает в обычных группах, вокально-инструментальных коллективах, хорах и так далее, — серьезно пострадали.

Потом, в середине года, вроде бы наступила небольшая передышка, люди немножко ожили, восстановились, вновь включились в рабочий процесс — я, в частности, сужу по себе. Но вторая волна, по-моему, добила нас окончательно. Хотя «витрина» вроде как сохраняется: включаешь телевизор, там по-прежнему проводятся различные шоу, праздничные мероприятия и все в таком духе. Но это скорее производит впечатление «хорошей мины при плохой игре», нежели реально отражает положение вещей в социуме.

Особенно в плане массовой культуры оказались обделенными маленькие города, поселки, куда такие коллективы, как оперные и драматические театры, как правило, не доезжают. А ведь большое искусство в массы несут прежде всего простые ребята — их, кстати, в индустрии развлечений около 600 тысяч человек. И очень многие из них оказались выброшенными за борт.

Отрадно в сложившейся ситуации лишь то, что культура — штука живучая. И люди, которые не только по призванию, но и в силу полученного образования несут ее в массы, все равно потихоньку что-то делают. Была такая шутка, основанная, правда, как сейчас говорят, «на реальных событиях». Однажды к Михайлову (Николай Александрович Михайлов, министр культуры СССР в 1955–1960 гг. — «Культура») был вызван на ковер знаменитый артист эстрады Николай Смирнов-Сокольский. И министр давай ему выговаривать: дескать, вы распустились, многое себе позволяете, надо вас наказывать... На что Смирнов-Сокольский ответствовал сакраментальной фразой: «А вы дустом не пробовали?»

— Это вы к тому, что, несмотря на любые преграды, «эту песню не задушишь, не убьешь»?

— Да. Пытаемся работать невзирая ни на что. Я, например, недавно отпел десять благотворительных концертов в городах Подмосковья и Владимирской области. Что это значит? То, что власти на местах просто организовывают приезд, проживание, устанавливают аппаратуру, не берут плату за аренду зала — иными словами, дают возможность работать. А это оказалось очень ценно и своевременно, поскольку концерты проводились прежде всего для ветеранов Великой Отечественной, в честь 75-летия Победы...

Также я снялся в «Песне года», «Новогоднем огоньке», некоторых других программах. Приспосабливаясь к новым реалиям, наши артисты продолжает, по мере сил и возможностей, трудиться. Потому что выключить из жизни массовое искусство невозможно. Именно массовое, народное искусство, а не шоу-бизнес. Что такое шоу-бизнес? Это когда ты делаешь продукт и имеешь за него материальную выгоду. А сегодня так получилось, что продукт этот вроде как номинально и существует, но он не востребован. В отличие от подлинного народного песенного творчества, которое всегда будет нужно людям. А значит, бросать этим заниматься как для нас, исполнителей, так и для слушателей — смерти подобно.

— Видите ли вы реальные предпосылки к тому, что положение вещей в сфере индустрии развлечений изменится к лучшему в новом году?

— Сложно сказать. Январь, как известно, месяц глухой: работы и раньше-то в самом начале года практически не было, все отдыхали — что уж говорить о текущем периоде...

Возможно, лишь ближе к весне мы увидим какое-то движение — все-таки праздники: 23 февраля, 8 Марта... Да и ситуация с вакцинированием населения, надеюсь, наконец даст плоды.

— Лев Лещенко — один из самых именитых и уважаемых артистов, прославившихся на всю страну еще во времена СССР. Наверное, с таким именем и колоссальным опытом работы на сцене недостатка в предложениях со стороны композиторов и поэтов исполнить их произведения вы не испытываете?

— Сейчас индустрия не работает на одну персону. Музыка дифференцировалась, расслоилась, прежде всего, по возрастному показателю. Если молодежь слушает рэп, ультрасовременный попс, то люди более старшего поколения сидят у телевизоров, смотрят «Песни года». А самая «продвинутая» публика (я имею в виду 13–15-летних подростков) зависает в YouTube, общается в соцсетях, лайкает, хайпует и прочее. Так что сегодня не та ситуация, при которой внимание общества было бы сфокусировано на какой-то отдельно взятой творческой личности...

Время диктует свои условия и устанавливает соответствующие законы. И это касается всех сфер жизни. Сейчас и гламурная, глянцевая тусовка, еще год назад чувствовавшая себя весьма вольготно, несколько приутихла. Это не хорошо и не плохо — просто такова реальность. Люди — а я говорю прежде всего о людях с интеллектом — понимают, что сегодня в обществе царят другие настроения. Иное мироощущение, что, конечно же, не может не находить свое отражение в искусстве.

Я недавно записал несколько песен, так сказать, на злобу дня. В частности, композицию «03», посвященную врачам, службе скорой помощи. Также из новых — песня о современной столице «Москва моя, красавица». Появилась вещь «Праздничный бокал (Напиток счастья)», написанная моим другом Константином Губиным, где есть такие строки:

За друзей — из хрустального,

За врагов — из граненого,

За любовь — из венчального,

За родных — из бездонного...

Очень надеюсь, что эта песня станет массовой. Мне кажется, сейчас в социуме налицо дефицит именно таких песен — песен, которые бы объединяли. Не только людей нашего, взрослого поколения, но и молодых. Песня должна быть о чем-то, а не просто бла-бла-бла, понимаете...

— Кому же сейчас сочинять нетленные шедевры, когда внятную песню, которая ушла бы в народ, днем с огнем не сыщешь?

— Отыскать непросто, верно. Это потому, что сейчас засилье «авторской» песни. Поймите меня правильно: не авторской в смысле хорошей бардовской, на которой воспитано не одно поколение. А той, которую стряпают бесконечные «авторы» — рэперы, горе-шансонщики и прочие «сами-себе-режиссеры», их нынче очень много развелось. Сегодня во главу угла поставлены коммерция и самовыражение. А раньше песня была событийной, своего рода летописью времени. Возьмите песни Пахмутовой/Добронравова, и вы с легкостью по ним отследите быт, надежды и чаяния целого народа. Поймете, чем страна жила и дышала — будь то космос, новостройки, спорт, Братская ГЭС и так далее... То есть это была огромная событийная песенная история, благодатную ниву которой вспахивали, как вы совершенно верно отметили, прекрасные авторы.

Слово «композитор» не являлось обиходным понятием, которым можно жонглировать, — это было высокое призвание, самая настоящая профессия. Фельцман, Фрадкин, Богословский, Френкель, Тухманов, Добрынин... А поэты, вы только вспомните: Танич, Рождественский, Шаферан, Поперечный, Пляцковский... И писались эти песни для профессиональных певцов — для Магомаева, Кобзона, Пьехи, Кристалинской, Ротару... Перечислять можно до бесконечности.

Это я веду к тому, что сегодня всего этого нет, каждый считает себя многостаночником, способным на одинаково высоком уровне писать и музыку, и стихи, и аранжировки, да к тому же еще и хорошо петь. Однако, по моему глубокому убеждению, нескольким господам служить нельзя: невозможно быть одновременно талантливым во всех вышеупомянутых сферах. Существуют, конечно, явления из ряда вон, но это опять же исключения, только подтверждающие общее правило.

Сегодня на эстраде — да и вообще на любой сцене — бал правит самодеятельность. Отсутствие идеологии заполняется, повторюсь, коммерческими проектами, подминающими под себя истинные незыблемые ценности. А это, сами понимаете, не тянет на серьезное искусство.

А что такое все эти пресловутые «лайки»? Я вам поясню. Я могу посадить на унитаз свою собаку джек-рассела, и, уж поверьте мне, этот «ролик» моментально соберет десять миллионов просмотров. Но это же ни о чем не говорит, верно? Пустой эпатаж на постном масле. Так что давайте не будем размениваться по пустякам — наша жизнь достойна большего. 

Материал опубликован в  № 1 печатного номера газеты «Культура» от 28 января 2021 года

Фото: Сергей Киселев, Андрей Ведяшкин / АГН «Москва»