Певица Ирина Сурина: «Весна, приподнятое настроение, хорошие песни — что может быть лучше?»

Денис БОЧАРОВ

28.04.2021

Фото:www.cont.ws.



28 апреля в Московском международном Доме музыки состоится праздник песни и поэзии «Крепитесь, люди! Скоро лето!». Мы побеседовали с одной из участниц мероприятия, певицей, экс-вокалисткой группы «Кукуруза» Ириной Суриной.

— Несмотря на то, что фестиваль пройдет под патронажем Олега Митяева (да и назван по композиции одного из главных хранителей традиций авторской песни), все же исключительно бардовским этот концерт не назовешь...

— Совершенно верно. В нем примут участие представители самых разных жанров — от авторской песни до традиционной эстрады и от рок-музыки до этноджаза. А основной, объединяющий посыл действа, думаю, таков: весна, приподнятое настроение, хорошие песни — что может быть лучше?

В этом году название концерта несет особый, актуальный смысл. Несмотря на то, что все для артистов складывается не так уж плохо, не секрет, что за истекший год развлекательных событий было немного. На предстоящий летний сезон мы смотрим с оптимизмом, хотя загадывать не стоит.

Может быть, фраза «Живи сегодняшним днем» и выглядит как клише, но я эту концепцию недавно приняла для себя. Господь подарил сегодняшний день — прекрасно; наступит завтра — еще лучше. А если и есть какие-то планы, то они расписаны, в лучшем случае, на неделю вперед. Дальше заглядывать — занятие неблагодарное. Надеюсь, все будет хорошо. И дело даже не в активной концертной деятельности — куда важнее, чтобы вокруг нас, на всей Земле все было мирно и спокойно. Вот что самое главное.

— А как лично вы прошли сквозь серые пандемические будни? Основания для оптимизма по поводу возвращения концертно-артистической жизни в привычное русло, имеются, не так ли?

— Несомненно, и предстоящее мероприятие в ММДМ красноречиво об этом свидетельствует. Что же касается пандемической истории, то меня к ней подготовило вынужденное трехмесячное молчание. Не знаю, чем я тогда заболела, но надолго потеряла голос: даже разговаривала с трудом.

Была жуткая депрессия, потому что боялась, что больше не смогу петь. Однако к тому моменту, как самоизоляция полностью вступила в свои «права», я, к счастью, успела дать несколько концертов — поэтому в карантин влилась более-менее плавно. За три месяца до начала объявленной пандемии привыкла уже безвылазно сидеть дома. Так что чисто психологически была к подобной ситуации готова...

В один прекрасный момент я подумала: а почему бы не попробовать попеть? Находясь в «Фейсбуке», нажала на кнопку прямого эфира, из чистого любопытства, дай, думаю, посмотрю, что это такое. Включила, а кто-то меня увидел и обратился с просьбой: «Ирина, спойте что-нибудь!» Я начала, и так само собой незаметно вышло, что этот импровизированный онлайн-концерт по заявкам продлился часа полтора.

В таком формате я дала пару бесплатных выступлений, затем ко мне обратились с предложением сыграть за деньги. Поначалу отпиралась, но меня убедили: мол, все-таки с музыкантами выступаю. Устроили дома небольшую концертную площадку, выступили малым составом перед виртуальными зрителями — в полуакустическом-полуэлектрическом формате, с барабанами, все как положено. И что примечательно, соседи не жаловались (улыбается).

Примерно раз в две недели мы подобные мероприятия на «удаленке» устраивали. В итоге достигли золотой середины — когда и народу было интересно, и нам, артистам, приятно. Другое дело, что, полноценный концерт ничто не заменит. Онлайн-вариант — хорошо, что называется, «на безрыбье», но как музыкантам, так и публике необходимо более полное и эмоционально насыщенное общение друг с другом.

— Ваш репертуар необычайно широк: от русского фольклора до американского кантри, от романсов до песен из советских кинофильмов. Как получилось, что вы оказались на бардовской «орбите»?

— Я очень люблю петь, причем все, что могу исполнить с чисто технической точки зрения. К сожалению, я не обладаю таким мощным голосом, чтобы петь рок, хэви-метал или что-нибудь в этом роде. А бардовская история мне представлялась более-менее естественной. В нее я попала благодаря друзьям-музыкантам из группы «Грассмейстер». Однажды меня пригласили на Грушинский фестиваль, и с тех пор как-то все постепенно закрутилось, завертелось. К тому же авторская песня всегда жила во мне, как бы «на подкорке».

Еще примерно с 8-го класса школы любила слушать Булата Окуджаву, Александра Суханова, Веронику Долину, Александра Дольского... Их песни я всегда напевала — поэтому, возможно, впитывание бардовской эстетики, погружение в нее для меня было лишь вопросом времени.

— А как сейчас обстоят дела на «кукурузном» поле? Не секрет, что широкой аудитории имя Ирины Суриной в свое время стало известно благодаря участию в главной отечественной кантри-группе «Кукуруза». Поддерживаете отношения с бывшими коллегами?

— Да, отношения у нас по-прежнему хорошие, и не только чисто человеческие, но и творческие. Иногда, если вдруг заболела вокалистка, меня просят подстраховать, заменить, поддержать. Когда наши графики с группой совпадают, стараюсь не отказывать. Мы приятно проводим время и вообще былые связи не рушим. Да и возможно ли иначе, если за плечами такой солидный, совместно пройденный путь? (Ирина Сурина была ведущей вокалисткой «Кукурузы» с 1989 по 2000 год. — «Культура».)

— В августе будет ваш личный юбилей, если не ошибаюсь. Есть «наброски», как его провести? Концерт, новый альбом, бенефис, в конце концов?

— Ой, вот вы мне только сейчас об этом напомнили. До этого момента даже не задумывалась, а теперь волей-неволей придется (смеется). Конечно, хочется что-то такое устроить «по случаю». Неплохо бы выступить в крупном зале с большой «отчетной» программой, но для этого надо находить спонсоров, разворачивать рекламную кампанию и так далее. Но я подумаю, может быть, и задамся этой целью. Спасибо за наводку!

Фото:www.cont.ws; www.upload.wikimedia.org