Музыкант Тимур Шаов: «В погоне за массовым зрителем люди забывают про Моцарта»

Денис БОЧАРОВ

14.04.2021

www.pbs.twimg.com



Этот артист — один из наиболее востребованных и уважаемых представителей авторской песни. В его «послужном списке» — порядка полутора десятка альбомов, выступления на самых статусных бардовских мероприятиях. Сегодня Тимур Шаов — собеседник «Культуры».

— Недавно прошел Грушинский фестиваль, кстати, впервые в столице. Есть надежда, что летом он состоится и в обычном, скажем так, открытом формате. Жизнь налаживается?

— Будем надеяться. Ведь дефицит положительных эмоций налицо. Иное дело, что авторская песня «с доставкой на дом» — это одно, а звучание ее в классическом формате, на открытой поляне — совсем другое. Просто сейчас, ввиду известных обстоятельств, проведение Грушинского в несколько «урезанном» варианте было в определенном смысле вынужденной мерой.

И не только из-за пресловутого коронавируса. Просто многие поклонники авторской песни, в силу возраста, нехватки средств или еще по каким бы то ни было причинам, не в состоянии посетить фестиваль в его классическом виде: на открытом воздухе, рядом с костерком, в палатках, с гитарами... Но все же, надеюсь, летом все произойдет, и те, кто сможет, знаковое мероприятие не пропустят.

А насчет того, чтобы концертная деятельность и в целом отрасль развлечений в нашей стране пошли на поправку, могу сказать одно: если читатели вашей (да и не только вашей) газеты будут прививаться, все постепенно придет в норму. Это я заявляю не как пропагандист, а как врач по первой профессии. А вообще, на всю эту порядком поднадоевшую ситуацию смотрю с оптимизмом.

— С таким же оптимизмом смотрите и на общее состояние авторской песни в нашей стране?

— Скажу вам, что слухи о ее смерти, пусть даже клинической, сильно преувеличены. На оптимистический лад меня настраивает то, что я вижу много талантливых молодых. Пусть они привносят в эту эстетику какие-то свои современные нотки, а иначе ведь нельзя, согласитесь, — базовые вещи остаются незыблемыми.

Да, у них есть свое видение, но главное, что требуется от авторской песни, в их сочинениях есть. А это хороший, размышленческий текст (причем не столь важно, о любви, о душе, о человеческих взаимоотношениях и так далее) плюс внятный мотив. Благо в песнях ребят и девчат, пробующих себя на этой ниве, данный посыл существует.

Они понимают: авторская песня не для того создана, чтобы под нее тупо потанцевать. Нет, она призывает задуматься. Но, знаете, главное даже не в этом. Авторская песня — самый демократичный музыкально-лиричный жанр. Поляна, гитара, певец, плюс, возможно, флейта... Прибавьте к этому еще пару слушателей — вот вам и вся история (улыбается). А людей, исповедующих подобный стиль общения со слушателем, сегодня, как и в былые времена, слава Богу, хватает. Поэтому, мне кажется, у авторской песни есть будущее. Она, как я уже говорил, видоизменяется, иначе и быть не может...

— Само собой. А нет ли в бардовской среде — не люблю слова «тусовка» — мысли организовать нечто в противовес таким эстрадным шоу, как «Голос», «Точь-в-точь», и им подобным?

— Организовать-то можно что угодно, но тут важно понимать: когда речь заходит о телевизионных проектах, на передний план выходит слово «шоу». Поэтому необходимо сразу себе отдавать отчет, что о многомиллионной аудитории здесь не может быть и речи. Да возможно, она и не нужна, поскольку авторская песня — жанр по определению более камерный, более уютный, если угодно.

Так что пусть уж лучше подобные мероприятия увидят не миллионы, а несколько тысяч человек. Сейчас информационное поле устроено так, что в погоне за массовым зрителем люди забывают послушать, скажем, Моцарта, отдавая предпочтение рэпу, хип-хопу и иже с ними. Ни в коей мере не хочу бросать тень на данные музыкальные течения, просто подчеркиваю, что каждому — свое.

И да, вы правы, было бы здорово, если бы на каком-нибудь федеральном канале существовала регулярная программа, посвященная бардовской культуре. Уверен, свой благодарный слушатель у такого начинания обязательно бы существовал. Я больше года вел подобную передачу на «Маяке» — так я там порой откапывал такие жемчужины, что невольно ловил себя на мысли: елки-палки, сколько же талантов в России, о которых почти никто не знает.

— А как же все-таки этим талантам пробиться к слушателю? Если вынести за скобки пресловутый YouTube и прочие сетевые порталы и сервисы, есть ли сегодня у молодых артистов какой-нибудь альтернативный способ всерьез заявить о себе?

— Боюсь, что нет. Помимо того, что, повторюсь, информационный поток сегодня просто-таки лавинообразный, так еще и каждый сам себе режиссер, продюсер, гитарист и автор. Так что, по-моему, время, когда барды успешно пробивали себе дорогу к слушателю, увы, прошло.

Эпоха магнитофонной субкультуры, когда люди обменивались бобинами с записями Высоцкого, Окуджавы, Галича и так далее, канула в небытие. И сейчас, в ситуации, когда основным средством общения между людьми является интернет, пользователи среди массы клипов, роликов и лайков «клюнут» прежде всего не на качественную песню (поди ее отыщи в этом бездонном море — надо же ведь не только искренне любить хорошую музыку и лирику, но и запастись недюжинным терпением и уймой времени), а на яркий броский видеоряд или провокационное название.

Не хотелось бы говорить апокалиптичные вещи в духе того, что мы, дескать, обречены, но ведь культурная планка в обществе и в самом деле порядком просела в последние годы, будь то в области театра, телевидения, эстрады. И, само собой, авторская песня здесь исключением не является. Да что там авторская песня — даже Пушкина (несмотря на то, что на каждом углу, словно по инерции, продолжают твердить: «Александр Сергеевич — это наше все»), по сути, мало кто читает...

— Пандемию артисты восприняли по-разному: одни ушли в угрюмую дрему, а другие, напротив, воспользовались этим вынужденным простоем, чтобы сочинить и записать несколько хитов. Как это было в вашем случае?

— Поначалу, когда все это весной прошлого года развернулось, было, прямо скажем, не до песен. Ибо для созидания, для творчества необходим соответствующий позитивный настрой, некая мощная эмоция, причем желательно радостная. А о какой радости мы могли говорить еще сравнительно недавно?

Однако постепенно как-то все начало приходить в норму (очень бы хотелось надеяться, что процесс действительно, как говорится, пошел), я вроде бы «расписался», распелся — и сейчас уже набралось достаточно песен для нового альбома. Концертная жизнь тоже пробуждается, и по реакции аудитории вижу, как люди изголодались по песне. И просто по живому непосредственному общению.

Онлайн-концерты — это, конечно, неплохо (у самого был опыт проведения подобного рода мероприятий, что называется, на «удаленке»), но прямого, душевного, теплого контакта с публикой все равно ничто не заменит. Давайте надеяться, что все в конечном итоге будет хорошо — хотя, опять же, очень многое здесь зависит от нас самих. 

www.pbs.twimg.com; www.smilekaluga.ru