Bravo в Большом: блеск и нищета «Грэмми» по-русски

Александр МАТУСЕВИЧ

05.04.2021

Фотографии предоставлены организаторами премии Bravo.


Премия, которая оценивает исполнителей в области академической музыки по принципам, применяемым к попсе, то есть по тиражу дисков, числу упоминаний в СМИ и просмотров в интернете, наградила победителей.

Количество музыкальных премий, особенно в поп-музыке, приобрело угрожающие масштабы: Россия зачем-то стремится «переплюнуть» Запад, копируя их и пытаясь взять верх если не качеством, то числом. Премия Bravo, чей главный идеолог — известный предприниматель и музыкальный продюсер Владимир Киселев, — совсем молодая. Она возникла в 2018-м и с самого начала позиционировала себя как «профессиональная музыкальная премия», формируя две не пересекающиеся группы номинаций — для популярной музыки и для классической.

Разделение, действительно, существует, и даже церемонии награждения премия проводит разные — для поп-музыки, как правило, проходит в Кремлевском дворце съездов (состоялась 3 апреля, на следующий день после академической части, в ЦДЛ), для классики — в ГАБТе. Однако смешение жанров присутствует и в самой концепции премии, и в концертной программе, предлагаемой публике. Концептуально премия настаивает на объективности своей оценки достижений тех или иных исполнителей. Как для популярной музыки, так и для академической в ней применяется один и тот же метод, давно используемый в мире шоу-бизнеса, но категорически неприемлемый в мире музыки классической — а именно статистический. Стоит заметить, что и попсе качественная экспертная оценка не помешала бы, но для академической музыки она необходима, как воздух.

Однако создатели Bravo утверждают, что доверяют только статистике. Премия «оценивает популярность и общественный резонанс музыкальных выступлений — по упоминаниям в СМИ, тиражу дисков и трансляций, количеству просмотров на видеохостинге YouТube, количеству проданных билетов на концерты и другим численным показателям». Иными словами, лайки — наше всё. Очевидно, что при таком подходе в лидеры вполне могут выходить исполнители, художественные критерии к каковым в принципе неприменимы: популярность и качество слишком часто не совпадают.

Мы можем наблюдать, как это разрушительно уже работает в поп-музыке — критерии утрачены напрочь. Музыкантом года за 2020-й по версии GQ стал суперпопулярный в России рэпер Моргенштерн, явление асоциальное и внекультурное. Кто может гарантировать, что нечто подобное не произойдет в недалеком будущем и в номинациях академической музыки?

Не будем называть имен, но хорошо известно, что впечатляющее количество лайков/дизлайков в том же YouТube уже сегодня собирают известные исполнители, причисляющие себя к миру академической музыки, но на деле давно утратившие приемлемую творческую форму, а иногда и здравый смысл и собирающие миллионные просмотры из-за пародийности происходящего. Зрители и слушатели, «голосующие» за них, или смеются над ними, или не способны разобраться, что хорошо, а что плохо. Но «статистика» у этих музыкантов — превосходная!

Пока на премии Bravo до этого не дошло. Cреди лауреатов и участников церемонии (победителей прошлых лет либо известных артистов) откровенных фриков не наблюдалось, все было в целом прилично, хотя вопросы тоже возникали. Предположу, что все же некоторая экспертиза у премии существует, тем более что количество радиостанций и телеканалов в России, посвященных классике, смехотворно, а упоминание классических музыкантов в СМИ, за исключением узкоспециализированных, носит главным образом светский характер и касается только лишь самых громких имен, по сути уже вышедших за рамки узкого мира классической музыки.

При всем уважении к награжденным очевидно, что имена солистки Молодежной программы ГАБТа меццо-сопрано Марии Бараковой (номинация «Открытие года») или выпускника этой программы тенора Богдана Волкова («Лучший классический мужской вокал»), дирижера Василия Петренко («Дирижер года») или пианиста Ивана Бессонова, равно как и просветительская деятельность Фонда Елены Образцовой или художественные достижения Всемирного оркестра мира, всероссийского, а уж тем более всеевразийского (а у премии претензии именно что на весь материк) информационного резонанса не имеют. Это среди прочего было ощутимо и по весьма прохладной, если не вялой реакции публики в зале Большого театра. Публика была практически полностью не меломанской, а светской, для которой объявляемые имена были совершенно неизвестны.

Смешение жанров наблюдалось и в формате самого концерта-церемонии. Несмотря на академический зал, сцена Большого сверкала гигантскими плазмами и больше напоминала нью-йоркскую площадь «Тайм-сквер». На фоне этого сияния исполнители выглядели незначительными и терялись и визуально, и акустически. Последнее было связано с постоянными переключениями церемонии с микрофонной акустики на естественную. Отлажено это все было из рук вон плохо, поэтому многие достойные голоса (особенно акустика сказалась на вокале) в этот вечер прозвучали блекло и невыразительно.

Вели церемонию супруга идеолога премии Владимира Киселева Елена Север и известный шоумен Андрей Малахов, которые постоянно делали ошибки в именах лауреатов и ставили неправильные ударения в музыкальных терминах, красноречиво свидетельствуя, что они явно пребывают на чужом празднике. В саму программу классического концерта непостижимым образом затесалась индонезийская поп-дива Анггун, спевшая дуэтом с компьютерным симулякром покойного Лучано Паваротти известную композицию «Памяти Карузо», а в лауреаты — южнокорейский композитор Ли Рума, чья музыка для релаксации может быть отнесена к стилю неоклассики (как сообщили публике ведущие церемонии) лишь по глубокому незнанию предмета.

Из академических музыкантов, которые, отметим справедливости ради, превалировали в этот вечер, более других приятно удивили японская пианистка Шио Окуи, весьма музыкально исполнившая «Весенние воды» Рахманинова, и прославленный бас Ильдар Абдразаков. Абдразаков спел целых три номера (последний на бис), из которых ему более всего удался драматичный дуэт из «Дона Карлоса» с итальянским баритоном Массимо Кавалетти. 


Фотографии предоставлены организаторами премии Bravo. На фото на анонсе: обладательница премии в специальной номинации оргкомитета «Дуэт года» Анггун.