«Летучий голландец» вызвал шторм в концертном зале Чайковского

Елена ФЕДОРЕНКО

19.03.2020


10 марта там с аншлагом выступил Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан под управлением Александра Сладковского.


Этот коллектив — желанный и частый гость в Москве. Публика ценит высокий художественный уровень программ, представляющих редко звучащие и сложные философские сочинения. Недавние его концерты были тонко и скрупулезно составлены из сочинений Малера и Бетховена, а теперь вниманию публики представили «Летучего голландца» — произведение, открывшее зрелый период творчества Рихарда Вагнера. Дирижер Александр Сладковский впервые включил оперу в филармонический абонемент своего оркестра.

Байроническое одиночество Моряка-скитальца стало личной темой композитора, чья жизнь напоминала остросюжетный роман: измена возлюбленной и расставание с ней, побег от кредиторов, морское путешествие… Эти события произошли с ним в бурной молодости, и тогда же старинная народная легенда увлекла его романтическими страстями. Таинственное дыхание то нежных, то грозных волн, неистовая буря, суровые норвежские фьорды, призрачный корабль, трагический образ самого Скитальца, любовь, готовая на самопожертвование, фатальная ревность, разочарованность в жизни, тоска по идеальному — все эти сюжетные повороты волнительно передает музыка.

Концертное исполнение оперы на филармонической сцене — один из самых сложных для восприятия жанр. На смелый шаг отважился главный дирижер Симфонического оркестра Татарстана Александр Сладковский, который давно уже вывел региональный коллектив в число главных музыкальных ньюсмейкеров страны. Он же вдохновил своей смелой идеей Московскую филармонию и объединил в проекте серьезные художественные силы.

В единый ансамбль, тонко передавший замысел композитора, вошли академический коллектив «Мастера хорового пения» и знаменитые солисты из крупнейших оперных театров Москвы и Санкт-Петербурга: Дмитрий Скориков (бас), Артем Сафронов (тенор), Евгения Сегенюк (контральто). Исполнившая ключевую женскую партию Сенты Наталья Мурадымова вполне может претендовать на амплуа вагнеровского сопрано — столь мечтательна, взволнованна и решительна ее героиня.

Одной из главных интриг вечера стало выступление в заглавной партии немецкого баритона Альберта Домена, давно и успешно осваивающего вагнеровский репертуар. Богатая смыслами оркестровая интерпретация, стихия хорового звучания, сила голосов солистов, мощь эмоций, атмосфера трагедии, рождающейся из духа моря, по-театральному яркие музыкальные образы — все передавало высокую драму с волнующими страстями. В финале, когда солисты покинули авансцену и расположились на боковых балконах-портиках, высоко над оркестром, Альберт Домен своим горделивым арийским профилем и бархатным ретро-сюртуком вдруг показался удивительно похож на молодого Рихарда Вагнера. Возможно, такое сходство — результат глубокого погружения в биографические мотивы композитора и «живописную стихию Вагнера», рожденную на пересечении фантастики и реальности. Полный полуторатысячный зал главной столичной филармонической сцены приветствовал артистов бурными овациями. 


После вступления «Культура» узнала у Александра Сладковского, чем его привлекла грандиозная симфоническая партитура «Летучего голландца».

— После амбициозных циклов оркестра Татарстана из симфоний Густава Малера и Людвига ван Бетховена, после неоднократно исполненных фрагментов из разных вагнеровских опер нас «поманили» полноценные художественные высоты крупнейшего немецкого композитора-реформатора. Конечно, большинство из них — огромные полотна, включение которых в концертные вечера — редкость, и на это мы отважились не сразу. Бурная реакция, сопровождавшая первое исполнение «Летучего голландца» в Казани, и наплыв публики, случившийся в Москве, убеждают в правильности нашего выбора. Оперы Вагнера — это та стопроцентная немецкая классика, которая вызывает на удивление широкий интерес у отечественной публики. А исполнителей она влечет непростым выстраиванием баланса между по-немецки обстоятельной рациональностью и зашкаливающей романтической эмоциональностью. Найти и выдержать стиль, замешанный на сочетании и противостоянии рассудка и чувств, реальности и мечты — самое важное в освоении этой музыки. В поисках «вагнеровского баланса» мы с оркестром глубоко погрузились в партитуру «Летучего голландца». Подробно разбирали каждый фрагмент и смысловые особенности, чтобы досконально понимать все музыкальные акценты и подтексты. Концертное исполнение — непростая история. В этом формате не спрячешься за визуальным рядом: нет костюмов, отсутствует сценография, солисты лишены свободы передвижения, а рисунок мизансцен — лаконичный, он не в силах «развернуть» ландшафт, показать расстановку действующих лиц, их взаимоотношения. Поэтому главная смысловая нагрузка возлагается на трактовку музыки. Вагнер помогает: «Летучий голландец» — совершенная партитура и, кажется, специально создана для концертного исполнения. Опера неспроста прославилась как первый шедевр композитора. Ее «чистое звучание» вне режиссерски выстроенного сценического действия еще больше подчеркивает лаконичность и стройность музыкальной драматургии. Меня эта романтическая драма привлекала давно, и с главным героем «Летучего голландца» чувствую немало общего: я всю жизнь в поиске, в стремлении к новым идеалам и покорению неведомых вершин. Образ таинственного Скитальца мне настолько близок, что в своем прочтении этой ранней оперы Вагнера я в значительной мере отождествляю его с собой.

Фотографии предоставлены пресс-службой.
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже