Дебарг успел выступить в Москве до отмены тура

Александр МАТУСЕВИЧ

17.03.2020

Фото: Лена Балакирева.


Московской публике повезло увидеть выступление своего любимца — французского пианиста Дебарга — с камерным оркестром «Кремерата Балтика» 10 марта — до того, как тур музыкантов был прерван из-за коронавируса.

Люка Дебарг еще со времен Конкурса Чайковского пятилетней давности горячо полюбился российской публике, которая, открыв для себя молодого пианиста, поначалу то и дело сокрушалась из-за несправедливости решения присудить таланту «всего лишь» четвертое место. А полюбили Дебарга за музыкальность и свободу исполнения, да так страстно, что по сей день прощают технические огрехи, а на неверно взятую тонику реагируют улыбкой.

Его полюбили, как идола. «Никакому другому иностранному пианисту не удалось вызвать такую сенсацию после того, как Гленн Гульд играл в Москве (1957 год. — «Культура») и Ван Клиберн победил на Конкурсе имени Чайковского (1958 год. — «Культура»)», — писали в западной прессе. А еще можно вспомнить, что за двадцать лет до того в российской столице «родился» еще один «незаслуженно засуженный» кумир — британский пианист Фредерик Кемпф: неистовое и демонстративное обожание фрондирующей столичной интеллигенцией лауреата «всего лишь» третьей премии 11-го Конкурса Чайковского порой приобретало черты трагифарса. Кажется, у отечественных интеллектуалов-меломанов это что-то типа родового признака: выбрать альтернативного кумира, «обиженного», и окружить его безмерным почитанием.

Но, будем справедливы, история Дебарга как пианиста вполне достойна того, чтобы вызвать смесь восхищения и сочувствия: в отличие от многих известных музыкантов он не сидел с трех лет за роялем, а родители вообще не рассматривали музыку в качестве профессии для своего отпрыска. Окончив школу, Люка уехал в Париж, где поступил на литературный факультет, работал в супермаркете и продолжал заниматься на фортепиано частным образом у разных педагогов. Дебаргу уже было двадцать, когда судьба его свела с Реной Шерешевской, выпускницей Московской консерватории и ученицей выдающегося советского пианиста Льва Власенко. Она и стала главным наставником Дебарга. К слову, за последние пять лет крепкий авторитет Шерешевской в фортепианном мире еще больше возрос за счет выступлений ее учеников на Конкурсе Чайковского. И если Дебарг в 2015-м получил только четвертую премию, то в прошлом году Александр Канторов стал победителем и обладателем Гран-при.

В этот раз Люка Дебарг приехал в Москву не с сольным концертом, а вместе с камерным оркестром «Кремерата Балтика», основанным в 1997 году Гидоном Кремером как долгоиграющий образовательный проект для молодых музыкантов. Кстати, в этот вечер знаменитый скрипач вместе с дочерью был в числе слушателей, сидящих в зале. В обширном репертуаре коллектива (чего пока еще нельзя сказать о Дебарге) твердо закрепились сочинения композиторов XX–XXI веков: от Шостаковича до Сильвестрова, Вустина, Канчели и Десятникова.
В этот раз программу, которая оказалась очень цельной и слушалась на одном дыхании, тесно связали с Польшей XX века. Концерт открыла Чакона Пендерецкого из «Польского реквиема», ставшая своего рода увертюрой к тому, что было дальше. Вышедший на сцену Дебарг вместе с оркестрантами исполнил Третий концерт для фортепиано с оркестром Милоша Магина (того самого, чью пьесу Nostalgie du pays пианист частенько играет на бис), продемонстрировав искрометные пассажи, тончайшее пианиссимо, и при этом цельность формы. Единственное, к чему можно придраться, нехватка аккордовой мощи, время от времени имевшая место. 
 
Во втором отделении — Квинтет Вайнберга в переложении для камерного оркестра, ударных и фортепиано: виртуозное лоскутное полотно с частыми переключениями настроений, в котором угадывается влияние Шостаковича. Исполнители справились блестяще: у солиста и «Кремераты» сбалансированное звучание и музыкальность, это тандем, в котором нет главных, все равны, талантливы и увлечены своим делом. Никакой соревновательности или провисания по уровню.Фото: Лена Балакирева.

А вот публики оказалось маловато. То ли дебаргоманы еще не вернулись с мартовских праздников, то ли, привыкнув к исполнению молодым французом Шопена, Листа и Скарлатти, испугались фамилий Пендерецкого, Магина и Вайнберга. Как бы то ни было, Светлановский зал оказался заполнен в лучшем случае на две трети. Не было уже ставших привычными оваций и скандирований: «Люка! Люка!» Впрочем, теплый, почти камерно-домашний прием и три биса с музыкой тех же Магина и Вайнберга все же случились. Провожали музыкантов криками bravi и дружными аплодисментами. Польская программа удалась.

Выступление Дебарга и «Кремераты Балтики» в российской столице — часть совместного тура музыкантов, который в начале марта стартовал в Латвии, Литве и Белоруссии и должен был продолжиться в Стамбуле и Баку, но из-за сложившейся в мире ситуации с распространением коронавируса гастроли пришлось прервать. Московская публика пока что последняя, кто услышал новую программу.

Фото: Лена Балакирева.