Поющие сердцем

Денис БОЧАРОВ

13.04.2016

Их песни «Листья закружат», «Обманщица», «Давно прошло детство», «До свадьбы заживет» навсегда вошли в золотой фонд отечественной эстрады. Именно они являются первыми исполнителями знаменитой «Кто тебе сказал», которую впоследствии перепевали все, кому не лень. Через горнило ансамбля прошло немало талантливых вокалистов и инструменталистов. «Поющим сердцам» в этом году исполняется 45 лет. В продолжение разговора о лучших советских ВИА мы беседуем с бессменным участником группы, бас-гитаристом и вокалистом Виктором ХАРАКИДЗЯНОМ.    

культура: Что сегодня представляет собой возглавляемый Вами коллектив? В последнее время о вокально-инструментальном ансамбле «Поющие сердца» не так много слышно...
Фото: Юрий Самолыго/ТАССХаракидзян: Это вы верно подметили. Ну что ж поделать, время такое. Кризис, сами понимаете: денег не хватает, поэтому неудивительно, что люди стали реже посещать культурные мероприятия, в том числе выступления музыкантов. Однако смею заверить, что группа пребывает в боевом настроении: даем концерты — пусть не так часто, как хотелось бы, — иногда появляемся на телевидении. Недавно, кстати, отыграли часовую программу на канале «Ностальгия» в рубрике «Рожденные в СССР». Есть предложения выступить 1 мая и в День Победы. В общем, жизнь идет, работа кипит, не жалуемся. 

культура: Как бы Вы оценили уровень заполняемости залов на концертах «Поющих сердец» по десятибалльной шкале?
Харакидзян: Без ложной скромности, могу поставить самую высокую отметку. Ансамбль действует по схеме «редко, но метко». Например, когда мы на новогодние праздники давали три концерта подряд, каждый раз был «биток». А это по нашим временам, согласитесь, неплохо. Причем отрадно видеть, что аудиторию составляют не только ностальгирующие люди преклонного возраста, но и молодежь. Подходят, берут автографы, поскольку у пап и мам (а порой даже бабушек и дедушек) сохранились пластинки, на которых юное поколение воспитывалось. Конечно, это приятно. 

культура: Как появилось название «Поющие сердца»? До Вас ведь уже были «Поющие гитары» — сомнения при выборе наименования не одолевали?
Харакидзян: Это довольно занятная история. Поначалу ансамбль вообще никак не назывался — был просто коллектив музыкантов-единомышленников. Репетировали мы тогда, в самом начале 70-х, в красном уголке ТЭЦ № 9, что неподалеку от метро «Автозаводская». Однако как-то себя «обозвать» надо же было, верно? Придумали: «Современник». Но загвоздка заключалась в том, что ансамбль Анатолия Кролла, на тот момент уже весьма известного джазового музыканта, носил такое же имя. Пришлось снова думать — хотя мы успели дать несколько афишных концертов под «современным» лейблом. И тут наш худрук Виктор Векштейн предложил: «Поющие континенты» — благо в нашем репертуаре присутствовало много композиций, сочиненных на основе поэзии авторов разных стран. 

Но и это название не прижилось. После концерта в Рязани к нам подошла одна дама, присутствовавшая там по заданию Министерства культуры, и произнесла речь, суть которой сводилась к следующему: выступление понравилось, однако о «континентах» не может быть и речи — дескать, мы даже серьезные международные программы общеполитического характера не рискуем так обозначать, а вы вон на что замахнулись. В общем, вывеску нужно менять. В итоге пришли к выводу: любому музыкальному коллективу для творческого развития необходимо записываться в студии. А как сделать эти самые записи, если у группы даже имени нет? И здесь на выручку пришел Роман Майоров — замечательный композитор, являвшийся главным редактором программы «С добрым утром!». У него был выход на звукозаписывающие студии, сделали его композицию, а заодно и несколько вещей собственного сочинения. Майорыч (как мы его звали) задал резонный вопрос: хорошо, пластинку-то мы выпустим, однако под какой обложкой? В результате коллективного мозгового штурма вырулили на утесовское изречение: петь надо не только голосом, но и сердцем. Так «Поющие сердца» и появились. 

культура: Кстати, этот бренд, насколько я знаю, не замаран всевозможными склоками, разбирательствами и прочими «танцами вокруг скелета». В отличие от многочисленных «Песняров», бесконечных «Лейся, песня» и не поддающихся исчислению «Синих птиц», «Поющие сердца», похоже, вышли из щекотливой ситуации с высоко поднятой головой...
Харакидзян: Вы о том, что претендентов на использование славного названия нет? По большому счету, это так. Конечно, порой возникают неприятные ситуации, но пока мне удается их тормозить на стадии устного предупреждения. Я давно уже запатентовал бренд «Поющие сердца» на базе Федерального института промышленной собственности, равно как зарегистрировал исполняемые нами песни. 

культура: ВИА — понятие сколь географическое (свойственное только нашему государству), столь же и универсальное: подразумевается всеобщая привязанность практически ко всем коллективам, работающим в этой нише. То есть трудно предположить, что человек, обожающий, скажем, «Песняров», будет воротить нос от «Добрых молодцев». Однако какая-то своя изюминка, «фишка», если угодно, у каждого ансамбля должна быть. Чем, на Ваш взгляд, «Поющие сердца» отличаются от коллег по цеху? 
Харакидзян: Во-первых, у нас всегда была ярко выраженная духовая секция: саксофонисты, трубачи и тромбонисты — один лучше другого. Во-вторых, тонкое чутье к различным оформительским вкусностям: мало кто так же вдумчиво и старательно относился к аранжировкам, как «Поющие сердца». Опа-топа, два прихлопа вы в композициях этого ВИА не найдете, везде прослеживаются нюансы: оттенки джаз-рока, намеки на прогрессив, следы классического популяра... И главное: в нашем ансамбле неизменно числилось не меньше четырех вокалистов, гармонические партии для которых грамотно прописывались. Подбирались люди с разными голосами: будь то лирический тенор, драматический баритон или бас-профундо. Кстати, подозреваю, что в «Поющих сердцах» был единственный на советской эстраде обладатель уникального вокального диапазона — Паша Бабаков, Царство ему небесное, имел голос в шесть октав. После Гнесинки и консерватории светила прямая дорога в Большой театр, но он предпочел эстраду. Ни до, ни после я таких потрясающих вокалистов не встречал.  

культура: «Поющие сердца» — кузница для многих исполнителей, впоследствии ставших артистами всесоюзного масштаба. Помимо Николая Расторгуева и Николая Носкова, в этом ВИА работали практически все музыканты нарождавшегося коллектива «Ария». Какие сохранились воспоминания о ребятах, основавших по выходе из «Сердец» первый отечественный хард-энд-хэви-проект? 
Харакидзян: Векштейн обладал поразительным художественным чутьем, помноженным на коммерческую жилку: предвидел, что будет угодно публике через энное количество лет. В начале 80-х он понял — не за горами время, когда первую скрипку в популярной музыкальной культуре станет играть хард-рок. Постепенно начали исполнять композиции в стиле Deep Purple, Rainbow, Uriah Heep и так далее. Но проблема заключалась в том, что для подобной музыки мы были уже дядьками, переростками. Сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, мы, будучи матерыми профессиональными музыкантами, могли весь этот рок-н-ролл играть, что называется, левым мизинцем, а с другой — для его исполнения требовалась юная кровь. И постепенно Виктор Яковлевич состав ансамбля реконструировал: убрал дудки, потом уволил некоторых солистов и в итоге сделал ставку на молодежь. Возможно, именно с этого и началось угасание движения ВИА как такового — все происходило на моих глазах. 

Однако к тому времени у нашего коллектива имелась весьма солидная собственная студия звукозаписи. И молодые ребята — будущие «арийцы» Дубинин, Холстинин, Кипелов и другие — по ночам потихоньку записывали собственный материал, который затем стали распространять на кассетах. Вот примерно так и рождалась команда, сыгравшая в итоге не последнюю роль в отечественной рок-истории. 

Что касается «Поющих сердец», то с конца 80-х по начало нулевых группа находилась в состоянии клинической смерти. И лишь в 2001-м мне удалось возродить ансамбль. Так что, можно считать, в этом году у нас двойной юбилей: 45 лет самому ВИА  и 15 — рожденному вновь и обогатившемуся свежими идеями.