Писатель Захар Прилепин: «Опираясь на мощную закваску региональных культур, мы должны выйти из ложного ощущения «сделать у себя все как на Западе»

Алексей КОЛЕНСКИЙ

24.02.2021

Фото: Кирилл Зыков / АГН Москва.


Накануне учредительного съезда политического блока «Справедливая Россия — За Правду» в столичном кинотеатре «Октябрь» прошла встреча лидеров объединяющихся партий с деятелями культуры.

На слете обсуждались темы патриотизма в кинематографе и массовом искусстве, создание пространства свободной культурной конкуренции, сохранение архитектурного наследия. Лидер партии «За Правду» Захар Прилепин предложил всем присутствующим свободно высказаться о насущном.

Первым отозвался Сергей Зверев; шоумен-парикмахер поделился впечатлениями от поездки по Байкалу: «Открываются сельские клубы, ремонтируются кинотеатры, но около трети наших регионов еще живут в разрухе, туда не доходят выделенные деньги, им надо помогать!»

— Некоторое время я жил в США, — развил тему г-н Прилепин, — много разъезжал по Америке и обращал внимание, на каком уровне поддерживается региональная культура — местные команды, кантри-клубы, музеи, памятники. Сегментированная страна имеет множество точек притяжения. Подобные же вещи наблюдались в Советском Союзе, и сегодня — в местах, где сохраняют национальную песню, танец, традиции, — эти вещи касаются и демографии, и возможности жить в своих регионах. Опираясь на мощную закваску региональных культур, мы должны выйти из ложного ощущения «сделать у себя все как на Западе». Не такие уж большие деньги нужно вложить в возрождение Дворцов пионеров и сельских клубов, где ребята смогут организовать, например, свою музыкальную студию и, например, читать рэп. В Москве это уже никому не интересно, а в Челябинске, Владивостоке или Осетии — везде, где творчество имеет региональную специфику, — оно обретает колорит и дорогого стоит. Регионы дают преимущества в создании новых брендов и повод для законной гордости, притягивают туристов.

Член центрального политического совета партии «Патриоты России» Сергей Глотов направил дискурс в глобальный контекст:

— В Основном законе появилась 68-я статья, которую буквально продавили художники, режиссеры, артисты, в ней сказано: «Культура поддерживается и охраняется государством», а значит, государство несет ответственность за культуру. На Национальный проект «Культура» уже выделено 122 миллиарда рублей, много это или мало? Как сказать… Если не будет покончено с остаточным финансированием, никакие деньги культуру не спасут! 

— Ведя разговоры о деньгах, мы упускаем исток. Что такое культура? — задалась вопросом исполнительный директор МХАТ имени Горького Татьяна Ярошевская. — Сегодня известно около четырехсот ее определений. Первое и основное — это возделывание земли. Той самой, на которой стоим. Если угодно — обработка грядки с нежной, подверженной погоде и модам растительностью. И в этом регионы традиционно ориентируются на столицу, поэтому особенно важно, какая культура будет произрастать здесь. У меня перед глазами пример моего поколения, старшей дочери (ей сейчас 30 лет) и десятилетнего сына. Мы три абсолютно разных человека. Я выросла в деревне. Местом сбора всех сельчан была библиотека, а в домах — у кого больше книжек, тот считался лучшим. Наступили новые времена, моя дочь уехала жить в Европу, и теперь мы можем говорить лишь о погоде, природе, семейных делах. Этот человек потерян для России, а что будет с мальчиком, растущим между родителями, сетевыми комьюнити и современной школой? Совершенно непонятно! Мы прививаем детям одинаковые ценности, пытаемся опираться на одни и те же корни, и тут я сторонник самых жестких мер. Планируете ли вы, придя в Госдуму, принимая ответственные решения, организовать воспитательные, образовательные, культурные и досуговые процессы таким образом, чтоб они были понятны всем? Измениться ли ситуация, в которой мы теряем друг друга и просто устаем жить?

— Да, тут апеллирую к очень важному для меня советскому опыту, — откликнулся Захар Прилепин, — 1923 год, только-только закончилась Гражданская война, интервенция, голод… ЦК Политбюро в приказном порядке заставляет всех своих членов читать современную прозу и обсуждать на собраниях Серафимовича, Пильняка, Клюева, Есенина. Партия учит воспринимать литературу как часть государственной работы. Возьмем современный Екатеринбург — город с мощнейшей культурной подкладкой. Возникла ситуация с переименованием сквера в честь Бориса Рыжего, а мэр признался: «Не знаю, кто такой, я Высоцкого слушаю!» Таков уровень наших руководителей — они не знают региональной культурной повестки, собственного контекста, культура выключена из их системы представлений. Как можно говорить об идеологии и стандартизации там, где десятилетиями по ушам ездит «Сектор Газа» и Михаил Круг, а больше ничего и не надо? Прежде всего, чиновников нужно принудить постепенно входить в культуру, давать книжки, ставить песни, за ручку приводить в театр — глядишь, через полгода человек начнет развиваться. Важно понять, что можно стандартизировать, с чем работать. Государство начинается с осознания своей культурной подкладки и генеалогии. Этот стандарт лишь предстоит создать, а людей прямо сейчас нужно дообразовывать, как сто лет назад, уводить из коллективного шапито. На встрече с Путиным я ровно об этом говорил: «Пусть вам губернаторы на каждой встрече по новому стишку читают, вы через год их не узнаете!» Хорошо мне, писателю, об этом рассуждать… Ну да, вот так! Волюнтаристски, жестоко я навязываю свою повестку.

Заместитель директора Музея-театра «Булгаковский дом» Наталья Склярова поделилась проблемами некоммерческих очагов культуры:

— Мы существуем уже 15 лет, на личные средства оформили экспозиционное пространство, сделали бесплатный вход, основное внимание уделили просвещению и вовлечению посетителей в творчество писателя, создали литературный салон, научно-методический отдел. Неоднократно получали гранты, участвовали в фестивалях, но в основном мы продолжаем жить на самофинансировании. Пандемия показала, что государство не готово поддерживать нашу культуру: субсидии выделялись лишь коммерческим организациям. Нам порекомендовали брать кредиты, и мы были вынуждены отправить сотрудников на учет в центры занятости. Прошу ликвидировать эту прореху в законодательстве.

— Сегодня мне хочется не выступать и поучать, а поменьше говорить, побольше слушать, чтобы услышать ответ на главный вопрос: с кем вы, деятели культуры? — поставил вопрос ребром заместитель руководителя думской фракции «Справедливой России» Олег Нилов. — В последние десятилетия и власть, и те, кто выше, — глобальная власть, определяющая основные направления всего и вся, — взяли курс на расчеловечение, раскультуривание. Этот процесс очевиден, и он выполняется в нашей стране как армейский приказ «есть!». Четырежды я избирался в законодательное собрание Петербурга, затем в Госдуму и всякий раз наблюдал картину: где выборы — там «чёсы». Артисты становятся чем-то вроде гречки для бедных бабушек или мужичкам на водку, а что взамен? Выделяются проценты на финансирование культуры… Какой, чьей? Надеюсь, несмотря на огромное количество острых проблем, первым пунктом обновленной программы нашей «Справедливой России» станет статья о культуре и образовании. Если мы потерпим поражение на этом фланге, то для кого строятся дороги, инфраструктура, дома, города? Для населения, электората? Точно не для народа! Наше бюджетное предложение таково: не менее трех процентов ВВП отчисляются на культуру, семь — на образование и минимум столько же — на здравоохранение. В советские годы эти цифры были значительно выше. И, конечно, в вопросе госфинансирования нужен избирательный подход, иначе деньги пропадут, а наши грядки зарастут сорняками. Призываю всех избирателей поинтересоваться у избираемых ими депутатов — сколько средств они предполагают выделять на трех китов — культуру, образование и медицину? Потребуйте, надавите и добейтесь от них четкого ответа!

Алексей Поддубный, известный как певец Джанго, вернул коллег на землю:

— Для меня культура — это то, о чем говорят люди — таксисты, продавцы, студенты, школьники, что для них хорошо и плохо, какую историю страны они считают своей. Нам нужна программа развития культуры, позволяющая выделять деньги на конкретные вещи, рассказывающие о нас, выявляющие, насколько мы способны брать на себя историческую ответственность за слова и поступки. Мой ребенок готовится идти в школу, посещает секции, и я поражаюсь матерному наречию, на котором общаются дети. Нас всех основательно затупили, превратили в идиотиков. Что сделает тик-токер для страны? А нам будут мешать со всех сторон. Надо быть сильными и осознавать, что война идет — мы видели на Донбассе, к чему приводят прорехи и диверсии в образовании, когда черное начинают называть белым. Наш основной фронт — чистый, хороший, ныне основательно подпорченный русский язык.

— Ты говорил про диверсии, но надо честно признаться: в 91-м году мы капитулировали, — поддержал Захар Прилепин, — признали, что ничего, кроме как ходить строем, не умеем, а нам надо стать свободными и воспитывать индивидуумов. Сами себя убедили и тут же запустили проект тотальной унификации! Очевидно, реклама, попса, соцсети, компьютерные игрушки не нацелены на выявление талантов — сегодня художникам, произведениям приходится конкурировать с мейнстримом в жесточайших болезненных муках. Это острая проблема, но я не предлагаю ничего запрещать, лишь обеспечить возможность честной конкуренции. Пока же мы находимся в ущемленном состоянии: русский классический театр уступил сцену маргинальным постановкам, здравое русское кино никогда не выдвинут на «Оскар», и так во всем. Здоровая конкуренция в культуре — огромная государственная задача, которая еще не поставлена. Мы прозябаем в имитационном состоянии, и я с огромной печалью смотрю, например, наше патриотическое кино — глянцевое, неживое, говорящее мертвыми словами — всю эту одноразовую неправду с вкусовыми добавками, как в «Макдоналдсе». Мы перестали уважать собственный народ, постоянно, до остервенения понижаем планку, и это должно поскорее закончится, иначе нас ждет бездна. 

Градозащитник Евгений Соседов поделился проблемами сохранения архитектурного наследия:

— Деятели культуры практически равнодушны к этой сфере, нелюбимой падчерице Министерства культуры. К чему приводит эта ситуация? Уже уничтожена большая часть архитектурного достояния, на котором мы должны воспитывать детей. Знаете ли вы, что Москва даже не является историческим поселением? Она лишена этого статуса в 2010-м, такова принципиальная позиция департамента культуры Москвы. Каждый год у нас сносится все больше исторических зданий по всей стране, ведь еще более четырехсот городов лишены исторического статуса — почти все областные центры центральной России. Строительные комплексы в мегаполисах подчинили себе буквально все, а в глубинке, например, в Тверской области царит разруха — как будто только-только закончилась война, города выгнивают целыми кварталами.

Поправки, внесенные в Земельный кодекс несколько лет назад, полностью блокировали создание охранных зон памятников. Если вы хотите сохранить исторический вид древнего монастыря, вы должны уплатить всем собственникам прилегающих земель — как правило, оффшорным компаниям и банкам — компенсацию, включая упущенную выгоду.
 
У меня есть наказ: сделать сохранение архитектурного наследия основным пунктом культурной повестки, внести предложенные нами поправки в законодательство и способствовать исполнению президентских поручений правительству о поддержке инициатив градозащитного сообщества.
 
Необходимо отстроить государственную систему защиты памятников и привлечь к ней активистов в качестве не просителей, а участников.

— У меня ощущение, что сегодня меняется эпоха. Думаю, это не крайняя наша встреча, их нужно проводить гораздо больше и привлечь народ к широкой поддержке законопроектов, — подытожил справедливоросс Нилов, — следующий фронт, где мы не можем проиграть, — это социально-культурная государственная безопасность.

— Лично благодарю градозащитников, то, о чем вы говорите, — главное поле моей жизни, место приложения основных сил. В Объединенном Народном Фронте мне удалось немногое, я за то, чтобы расширить сферу влияния, лоббировать защиту памятников и третировать покушающийся на них бизнес, изничтожать все силы, препятствующие сбережению наследства нашей Родины. Я обязуюсь это исполнить, — завершил встречу Захар Прилепин.

Знаковая дискуссия стала рекогносцировкой активно формирующегося культурного фронта и выявила системные проблемы повестки. С одной стороны, общий тон определяло зауженное восприятие культуры — как сферы сбережения наследия, а не созидания. Вместе с тем участники сформулировали запрос на цикл конкретных взаимосвязанных мероприятий культурного строительства. 

Конституция, законы, власть не способны оформить парадигму культурного развития вне ревизии их основ. В этой связи насущной задачей культуры становится соблюдение духа основного закона, права, общегражданского суверенитета и выработки соответствующих практик. Едва ли думская трибуна способна стать проектной площадкой столь содержательной работы, скорее — послужить аэродромом подскока... Для формирования и расчистки русла законотворчества нужен качественно иной, сверхполитический, совещательно-представительный орган, обладающий полномочиями для выработки национальной повестки, правом вето и интерпретации актов в духе культурного суверенитета. Такой законсервированный плацдарм у нас уже есть — это требующий форматирования и апгрейда полуфиктивный-полуфантомный нобилитет, Совет Федерации.

Необходимо сберечь и масштабировать сенат, включив в него граждан, достойных всенародного и властного доверия, — имеющих не номинальный авторитет региональных представителей культуры, лауреатов Госпремий, патриотических экономистов, лидеров научного сообщества, образования, общественного мнения. Такая конфигурация востребована обострением противоречий между патриотической риторикой и колониальной оффшорной аристократией, унитарным управлением и федеративным устройством, социальными гарантиями и увеличивающимся расслоением, просвещением и уродующей образование болонской системой. Уладив их, компетентное экспертное сообщество получит легитимную площадку выработки векторов законотворчества и формирования позитивной повестки созидания суверенного государства. 

Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»