Военные тайны ушли в интернет

Наталья МАКАРОВА

23.03.2016

Фото: PHOTOXPRESS

Уникальные трофейные документы Второй мировой войны станут доступны — Центральный архив Минобороны оцифровал их и выложил в интернет. За тем, как сканировали тайны истории, наблюдала корреспондент «Культуры».

Главный документовед архива Виктория Каяева перебирает папки с красными, серыми и черными корешками. В них — уже отсканированные и выложенные в Сеть архивные дела. Пока 3000 из 25 000, оказавшихся после войны в руках Красной армии. 

Многие проливают свет на различные спорные вопросы истории. Например, на задачи операции «Морской лев». В 1940-м планировалась высадка десанта на Британские острова и блицкриг на Лондон, но потом намерения Гитлера изменились.

Виктория Каяева

— У нас есть дело от 5 мая 1946 года с собственноручными показаниями генерал-фельдмаршала Паулюса, — Каяева открывает папку с исписанными каллиграфическим почерком листами. — Немецкий военачальник признается, что с весны 1941-го операция «Морской лев» стала лишь маскировкой, отвлекающей внимание Европы от плана «Барбаросса». 

В этой папке содержатся ответы Паулюса на вопросы, заданные ему в период пребывания в советском плену. По соседству на полке лежит дело его товарища по поражению генерал-фельдмаршала Кейтеля. Различные справки, датированные с 1901-го по 1944-й, — целая жизнь. Свидетельство о производстве в офицеры, счета за гостиницу, письма и даже генеалогическое древо, откуда следует, что аристократический род одного из главных преступников вермахта ведет свое начало с XVII века.

При взгляде на подобные реликвии у немцев слюнки текут, но получить их обратно они никогда не смогут. Такова международная практика в отношении трофейных материалов: что упало, то пропало. Правда, в Германии наших специалистов неоднократно спрашивали о возможности передать эти бумаги на историческую родину. На что немцы в конце концов получили от российской делегации однозначный ответ: не надо было приходить к нам в 41-м, тогда и документы находились бы на месте. 

После этого германские историки обратились к руководству нашей страны с просьбой перевести артефакты в электронный вид — чтобы иметь хоть такую возможность ознакомиться с ними. В итоге два года назад родился совместный проект по оцифровке документов. Труд колоссальный и дорогостоящий. Немецкая сторона выделила на него 2,5 млн евро.

Оцифровка производится вручную, постранично — этим занимаются специалисты подольского архива. Сотрудники Германского исторического института в Москве, участвующие в проекте, попутно изучают материалы. Вынос, естественно, запрещен. Все происходит прямо здесь, в небольшой комнатке. При помощи нескольких сканеров ветхие, пожелтевшие, местами обожженные страницы обретают новую жизнь.  

В соседней комнате в «цифру» переводят большие штабные карты. Здесь прибегли к помощи вакуумного сканера. Карта кладется под стекло, прослойка воздуха между ними удаляется — это делает невидимыми все заломы и трещинки на поверхности рисунка. Конструкцию ставят вертикально и фотографируют. Чтобы не было бликов, стены помещения окрашены в черный цвет. Такой способ дает возможность получить на мониторе идеальное изображение, видны мельчайшие детали. Теперь в Сети представлена огромная коллекция подробных карт группировки армий «Север». Особенно поражает вид Ленинграда — насколько точно противник обозначил местонахождение важнейших объектов. 

С той же педантичностью нацисты составляли карточки на советских военнопленных. В трофейном фонде найдено свыше 500 000 таких формуляров с указанием имени, фамилии, отчества пленного, его звания, национальности, имен родителей, номера части. Рядом — фотография и отпечаток пальца. На большинстве карточек надпись: умер. Немало и тех, где выведен жирный синий крест: значит, расстрелян. Кому-то все же удавалось спастись, на такой карточке указано: удачная попытка побега, снят с учета. Подобные сведения в послевоенное время давали надежду людям, чьи родственники числились пропавшими без вести.

В архиве немало дневниковых записей, попадаются настоящие образцы эпистолярного жанра. «Во время боев у Ельни и Бородино выпал первый снег, и вот начинаются русские осенние дожди и вырывают из рук немецких солдат уже почти завоеванную победу. День и ночь льет дождь, идет снег. Земля, как губка, впитывает влагу, и в жидкой по колено грязи задерживается немецкое наступление. В Москве облегченно вздыхают. Нависшая угроза остановилась в 80 км от Кремля».

Так описывали нацисты наступление 4-й танковой армии на Москву в период с 14 октября по 5 декабря 1941 года. Соответствующая папка носит красноречивое название «Штурм до ворот Москвы», нечто вроде журнала боевых действий части. Тексты отпечатаны на типографском станке, есть даже иллюстрации. Такое эстетство враги могли себе позволить лишь при наступлении, во время бегства с нашей земли им было уже не до лирики. 

— Исторические документы никогда не лежали на полках мертвым грузом, — рассказывает главный документовед архива. — С ними постоянно работали, переводили их. Многие исследователи провели в читальном зале не один час, изучая различные бумаги. Маршал Жуков не раз приходил сюда во время написания мемуаров. Сейчас ежедневно читальный зал посещают порядка полусотни человек. Для этого нужно написать заявление и указать, с материалами какой воинской части вы хотели бы ознакомиться.

Всего здесь хранится около 19 млн дел, есть среди них артефакты на румынском, итальянском, французском и других языках. Даже на японском — рисовая бумага, покрытая иероглифами. А когда-то, в далеком 1936-м, архив был представлен всего-навсего одним отделом, зато располагался на Красной площади. Затем — война, эвакуация в Бузулук Оренбургской области. В тяжелых условиях шла работа по приему документов от действующих частей Красной армии.

В 1946-м было решено перевести архив поближе к столице, выбрали новое место — Подольск. Сейчас здесь трудятся 710 человек, однако у нас есть еще 18 филиалов по всей стране, в том числе архив военно-морского флота в Гатчине. 

Сканируются не только трофейные, но и другие документы главного военного хранилища, так что российско-германский проект не стал дебютным. Например, к столетию начала Первой мировой войны здесь оцифровали около 500 дел, — их также можно увидеть на сайте архива. А несколько лет назад были созданы электронная база «Мемориал» и сайт «Подвиг народа», где любой желающий при помощи нескольких кликов может найти информацию о своих родных, участвовавших в войне. 

Трофейные материалы выложены в Сеть на языке оригинала, перевод на русский пока готовится. Помимо оцифровки у архивистов много другой работы. Например, подготовка архивных справок, подтверждающих, что человек служил в определенное время в такой-то части. Подобные сведения необходимы для получения пенсий, льгот или социальных выплат. 

— До сих пор к нам обращаются вдовы участников Великой Отечественной войны, — делится моя собеседница. — Только за минувшие январь и февраль поступило свыше 36 000 писем и запросов. Некоторые люди приходят лично.

А еще архив — главный враг фальсификаторов. Когда в прошлом году министр иностранных дел Польши Гжегож Схетина заявил, что концлагерь Освенцим был освобожден украинскими солдатами, именно Центральный архив Минобороны представил данные о списочной численности военнослужащих 60-й армии 1-го Украинского фронта. В нем были сведения о советских бойцах 39 национальностей — русских, украинцах, белорусах, армянах, осетинах, грузинах и других.

— Часто можно услышать, что СССР в начале сороковых готовился к войне, причем к нападению, — продолжает Виктория Каяева. — У нас хранится документ к плану «Барбаросса»: генерал артиллерии вермахта Эрих Маркс приводит расклад наших и немецких сил на 1940 год. Он пишет, что количество людей и техники со стороны Советского Союза наращиваться не будет. А не это ли доказательство того, что мы к нападению не готовились, в отличие от Германии. 

Пытливому исследователю каждый день в архиве приносит интересную находку. 

— Недавно наткнулась на невероятную историю одного парня, — рассказывает Каяева. — Он не отличался крепким здоровьем, и его назначили в обоз. В телеге лежал топор для хозяйственных нужд. Как-то раз ему на пути встретились немцы — человек пять. Окружили, начали унижать, и вдруг он достал топор и положил их всех. Собрал у них оружие, вернулся в свою часть, поведал товарищам о случившемся. Ему не поверили — снарядили команду, отправили на место. Убедились, что парень не соврал, — его потом наградили. И подобных героев у нас тысячи. Изучать их судьбы — невероятная честь.


Прочитать о таких удивительных людях и ознакомиться с уникальными документами можно, зайдя на сайт http://tsamo.org