«Сибирский Титаник»: выставка к 100-летию крупнейшей катастрофы на Оби

Юлия ЩЕТКОВА, Новосибирск

15.06.2021

IMG_4609.jpg


В Новосибирском краеведческом музее открылась выставка, посвященная одной из самых крупных водных катастроф в истории Обского бассейна, — крушению двухпалубного парохода «Совнарком».

В ночь с 9 на 10 мая 1921 года, не дожидаясь начала официальной навигации, двухпалубный пароход «Совнарком» вышел из Барнаула в Томск. На его борту было 14 200 пудов пшеницы в мешках, 200 саженей дров и, по разным данным, от 225 до 400 пассажиров. Совершая в темноте маневр для подхода к пристани города Новониколаевска (сейчас Новосибирск), «Совнарком» ударился об опору железнодорожного моста, переломился пополам и стремительно затонул. Часть людей отправились ко дну прямо в своих каютах. Спастись удалось только 110 пассажирам.

О страшной речной трагедии в Сибири вспоминать не любят. Свидетелей и участников катастрофы давно не осталось в живых. Большинство официальных документов ввиду тогдашней хозяйственной разрухи и политических пертурбаций безвозвратно утеряны. Близ места, где затонул пароход, нет ни памятника, ни мемориала. Только неприметная белая полоса, нанесенная краской на опору железнодорожного моста, да и ее как знак случившегося несчастья воспринимают разве что краеведы. Именно невнимание к одной из важных страниц истории региона и подвигло сотрудников Краеведческого музея организовать выставку «Сибирский Титаник», в которой впервые за сто лет со дня крушения в одном пространстве оказались представлены подлинные предметы с затонувшего судна, фотографии и архивные документы, рассказывающие о судьбе парохода «Совнарком» и спустившей его на воду семье Мельниковых — крупнейших судовладельцев Алтая и Сибири.

«Сибирским Титаником» за схожесть участи и масштаб катастрофы судно окрестила пресса тех лет (ознакомиться с выдержками из газет на выставке можно в формате слайдов). Однако прежде чем выйти в последний рейс, пароход трижды успел сменить название. Он был построен в 1893 году на тюменской судоверфи «Пирсон и Гуллет» и вошел в историю как «Кормилец» — первый колесный пассажирский пароход на реках Западной Сибири и первый же в России пароход с электрическим освещением и паровым штурвалом. В 1912 году владельцы модернизировали «Кормильца» и переименовали в «Братьев Мельниковых». Под новым названием пароход прославился тем, что конвоировал из Тюмени в Тобольск судно, на котором находилась семья бывшего императора Николая II. В годы Гражданской войны воевал под знаменами Колчака и был взят большевиками на абордаж. Вскоре получил революционное название «Совнарком» и приступил к своим привычным обязанностям — перевозке пассажиров и грузов. Однако первым же рейсом пошел ко дну.

«До сих пор непонятно, была ли это случайная ошибка, или к катастрофе привели какие-то другие события, — рассказала «Культуре» куратор выставки «Сибирский Титаник», старший научный сотрудник Новосибирского краеведческого музея Мария Овчарова. — Расследование специальной комиссии не слишком-то стремилось найти виновного. Наказания никто толком не понес. Главный вопрос, почему пароход вышел в навигацию в ночь, остался без ответа. Время было неспокойное, в обществе бурлили самые разные настроения, и, конечно, пошли слухи, подтверждения которым мы не нашли. Кто-то говорил, что «Совнаркому» не дали остановиться на ночевку спешащие в Новониколаевск эсеры, кто-то утверждал, что пароход захватили вооруженные люди, позарившиеся на мешки с пшеницей. Но официальной версией стала та, согласно которой команда перепутала сигнальные огни и не смогла вовремя затормозить у опоры моста».

Первая часть экспозиции посвящена лучшим годам «Сибирского Титаника», представленного не только на многочисленных фотографиях, но и в виде уменьшенных копий, а также «золотому веку» семейного пароходства Мельниковых. Во главе многомиллионной бизнес-империи стояла барнаульская купчиха Евдокия Ивановна Мельникова. На большом коллективном фото 1912 года она собрала вокруг себя служивших на благо компании отпрысков, капитанов и инженеров и прочих важных лиц — снимок украшал все конторы пароходства.

Вдовая предпринимательница отличалась крепкой деловой хваткой и умением с широким размахом вести рекламную кампанию. Мельникова привлекала внимание потенциальных клиентов буклетами с речными видами, рекламными открытками с изображением своих пассажирских пароходов (сегодня самое полное собрание раритетов хранится у выступившего партнером выставки частного коллекционера Станислава Савченко) и ежегодными путеводителями. В справочниках содержалась масса полезных сведений, от расписания водного и дорожного транспорта до таксы кушаний в пароходных буфетах, не уступающих меню приличных рестораций на суше, о чем свидетельствуют перечисленные на пожелтевших страницах фолианта яства — десятки видов жаркого, диковинных соусов и прочих деликатесов.

— Евдокия Ивановна делала в бизнесе того времени вещи, которые и сейчас работают хорошо, — рассказывает «Культуре» куратор выставки Мария Овчарова. — Она владела грузовыми пароходами, баржами, причалами, складами во всех крупных городах, гужевым транспортом для зимних перевозок. Комфортабельное пароходство было модной фишкой того времени, и, конечно, Мельникова активно развивала это направление. Она первая приобрела судна с каютами трех классов. И первый класс обслуживался по высшему уровню. У таких пассажиров было в каютах электрическое освещение, душ, пианино и даже библиотека, причем свежая литература поставлялась вовремя.

Впрочем, к тому времени, когда имущество Мельниковых было национализировано, а пароход перешел в собственность Совнаркома, деление на классы было устранено. И даже список пассажиров рокового рейса составить никто не потрудился.

Дополнить вторую часть экспозиции, посвященную крушению «Совнаркома», сотрудникам Краеведческого музея помогли коллеги из музея Новосибирского командного речного училища им. С.И. Дежнёва, где хранятся мелкие детали и малочисленное имущество парохода. Деформированные самовары, дверные ручки, трубки переговорного устройства, фрагменты паровой машины, которую достали через два десятилетия после трагедии и использовали вплоть до 1960-х годов в одной из котельных Новосибирска, и даже участвовавший в спасительных операциях водолазный шлем.

— Попытки поднять затонувшее судно предпринимались неоднократно, начиная с 1920-х годов, — поясняет куратор «Сибирского Титаника». — На место выезжали военные водолазы, проводили изыскания, доставали отдельные элементы. В годы войны к этой идее вновь возвратились с целью извлечь затонувшее зерно и необходимый фронту металл. Однако технические и финансовые возможности не позволили это осуществить в полной мере. Удалось поднять наверх лишь разрушенный котел, пианино и некоторые бытовые предметы. Только в 1984 году мешающие судоходству останки корпуса извлекли и отправили на утилизацию. Сама же трагедия на долгие годы оказалась забытой.

Фото: Владимир Жуланов