Петербург, Шостакович, распад: «Город теней» Алексея Титаренко в «Росфото»

Евгений ХАКНАЗАРОВ, Санкт-Петербург

01.05.2021

RS168313_original (1).jpg

В Северной столице представили ретроспективу самого «музыкального» петербургского фотографа.

Алексей Титаренко уже давно живет за границей. На его черно-белых снимках запечатлены Нью-Йорк, Гавана, Венеция. Эти снимки также представлены в новом проекте выставочного центра «Росфото». Но в основу первой за все годы ретроспективной выставки мастера легли именно кадры, сделанные им в девяностых годах в родном городе — бесприютном, скатывающемся в разруху лихого десятилетия, чуть не погубившего всю страну. При всей узнаваемости той эпохи снимки все же в высшей степени одухотворены. Причиной тому — музыка.

Хоть название выставки и заимствовано у конкретного цикла фотографий, но посетители смогут познакомиться с творчеством Титаренко во всей полноте: в «Росфото» показывают и снимки последних лет, и кадры из серий «Черно-белая магия Санкт-Петербурга» и «Застывшее время». Везде заметен фирменный творческий стиль фотографа, чьи художественные кадры с легкостью становятся документальными и наоборот.

Алексей Титаренко родился в Ленинграде в 1962 году и провел детство на Васильевском острове. Именно это место, а также старая Коломна и кварталы, связанные с творчеством Достоевского, стали впоследствии излюбленными маршрутами для прогулок молодого фотохудожника. Отец Титаренко появился на свет в лагере, и этот факт не мог не сказаться на формировании мировоззрения мальчика, который уже в восьмилетнем возрасте поступил в фотосекцию одного из ленинградских домов культуры. Там же в 15 лет он получил удостоверение фотокорреспондента и стал членом фотоклуба «Зеркало», участники которого зачастую отличались нонконформистским взглядом на современную им реальность. Впитавший эту атмосферу Титаренко во время службы в армии чуть было жестоко не поплатился за свои взгляды, но судьба была к нему благосклонна, и фотограф смог продолжать заниматься любимым делом.

Крушение огромной страны стало одновременно и потрясением для Титаренко, и событием, резко повлиявшим на его творчество. Вот как об этом вспоминает сам художник:

«Однажды зимой 91–92 года я бродил по улице в центре города, где когда-то было весело и полно людей. Сейчас, ближе к вечеру, он был едва освещен и лишен машин. В жуткой тишине, прерываемой только хлопаньем дверей в магазинах с пустыми витринами, я с трудом узнавал этих людей… выполняющих ежедневные поиски какой-нибудь элементарной пищи… Они были как тени, которых не видели в Петербурге со времен войны и блокады. Эта сцена произвела на меня сильное впечатление, и я почувствовал потребность передать это горе и страдание другим — выразить его через мои фотографии…

Я живо помню первый снимок, сделанный у входа на станцию метро «Василеостровская», расположенную в старом микрорайоне, окруженном заводами и верфями. Для ежедневных поездок на работу метро было единственным общественным транспортом, работавшим в этот кризисный период… Когда сломался эскалатор, как это часто бывало, вход на станцию был ограничен. В час пик на улице скапливалась многотысячная толпа, и волнами этот людской поток поднимался по лестнице… Забаррикадировавшись за стеклянными дверями, несколько полицейских отчаянно пытались сдержать толпу. Напрасно, потому что толпа была полна решимости войти любой ценой. Люди толкались, кричали, наносили удары. Это было похоже на сцену из ада… Метафора, созданная эффектом длительной экспозиции, сделала очевидными некоторые фиксированные элементы, которые в противном случае были бы утоплены в изобилии деталей и лиц. И все же именно эти элементы — руки на перилах лестницы, например, — двигали мной, вызывая во мне сильную эмоциональную боль, которую я чувствовал в то время, а также волну любви к толпе».

Эта картина вызвала в памяти фотографа, работавшего в студенческие годы в ленинградской филармонии, музыку Шостаковича, которая настолько органично сочеталась с действительностью, что впоследствии стала одной из непременных составляющих творческого метода Титаренко. Рассказывает куратор выставки «Город теней» Игорь Лебедев:

— Титаренко один из первых авторов, который стал применять в России съемку в проектном варианте, с длительной выдержкой. Она позволяет сделать людей размытыми, практически превратить их в тени. Понятно, что люди, которые оставались во время съемки неподвижными, выделяются как главные персонажи в этом хаосе. Кроме того, при создании снимков фотограф применяет такой процесс печати как соляризация, отделывая отпечаток местных тонированием, добавляя легкий желтый цвет на светящиеся места. Это создает ощущение свечения, характерное только для его снимков. В результате кадр получается художественным, зачастую напоминает графику, и при этом за счет этого свечения возникает иллюзия объема. На данный момент Титаренко один работает в такой технике, снимая повседневную жизнь городов.

Классическая музыка является настройкой, которая накладывается на среду. Фотография становится глубже по эмоциональному высказыванию. Титаренко утверждает, что каждая серия работ связана с определенной музыкальной темой. И это важно для понимания фотографии. Конечно, Титаренко не был первым: известно, что великий американский фотограф Альфред Стиглиц под впечатлением от концерта классической музыки начал снимать облачное небо, точно привязывая каждый кадр к определенной теме. Так что в истории фотографии это традиция.

Лично я на этой выставке открыл для себя Нью-Йорк: мне кажется, что в серии, посвященной этому городу, Титаренко достиг максимального технического и изобразительного качества. С другой стороны, я свидетель первых его выставок, которые проходили в девяностых годах. Для меня это возвращение в то время. А молодые зрители воспринимают все совершенно по-другому. Когда я захожу в зал, мне интересней всего смотреть именно на молодежь.

Несмотря на то, что художник фотографировал, что называется, с музыкой в ушах, организаторы выставки не стали запускать музыкальное сопровождение экспозиции. Это бы помешало демонстрации документального фильма телеканала Арте, посвященного Петербургу в объективе Алексея Титаренко, который можно посмотреть здесь же. Можно посоветовать посетителям прийти сюда со своими наушниками и либо воссоздать музыкальный фон из сочинений Шостаковича, чтобы последовать замыслу автора, либо воспроизвести собственный. Но в любом случае в сердце живо отзовутся и старушки, торгующие на Садовой улице, и озабоченные пассажиры, отправляющиеся на дачи с купчинской платформы, и волны теней на «Василеостровской», и размытые лики гуляющих по Невскому проспекту — хорошо различимы лишь струи дождя и таинственные пространства Гаваны и Венеции – но здесь уж потребуется абсолютно другая музыка.

Пандемия не позволила автору приехать в Петербург, творческая встреча с ним, возможно, состоится позже. Онлайн-беседа с Алексеем Титаренко запланирована на 29 апреля, сама выставка продлится до 13 июня.

Фото: © Алексей Титаренко «У входа на станцию метро «Василеостровская». Из серии «Город теней» Санкт-Петербург, 1992-1993. Фото на слайдере: © Алексей Титаренко, «Гондолы». Из серии «Венеция» 2001. Фото на анонсе: © Алексей Титаренко «Большая Подьяческая улица у канала Грибоедова». Из серии «Черная и белая магия Санкт-Петербурга», 1995.