Народный промысел как актуальное искусство: кайтагская вышивка из собрания РЭМ

Евгений ХАКНАЗАРОВ, Санкт-Петербург

30.03.2021

Фотографии предоставлены пресс-службой РЭМ.


Почти утраченное наследие Дагестана ранее взволновало мировых искусствоведов, а теперь доступно россиянам.

Выставка «Авангард? Дагестанская традиция!», открывшаяся в Российском этнографическом музее в Петербурге, не только отличный подарок любителям народных промыслов, а также дизайнерам и модникам, но и отличный пример того, как все взаимосвязано в мире искусства — и высокого, и прикладного. Уникальное ремесло, процветавшее на строго очерченной малой территории, было утрачено, с тем чтобы позже произвести фурор в мировых культурных столицах и снова раствориться в прошлом. Речь идет о кайтагской вышивке — явлении почти неизученном, которое в нынешнее время стараются вернуть к жизни энтузиасты.

Для того чтобы в полной мере понять особенности и странности этого промысла, нужно начать с изучения сложной этнической карты Дагестана. Исследователи впервые обнаружили вышивки у кайтагов — народности, считающейся субэтносом даргинцев. Впоследствии подобные вышивки были выявлены и собственно у даргинцев Дахадаевского, Акушинского и других районов Дагестана, но название «кайтагская» уже закрепилось. В истории уникальной вышивки большую роль сыграла еще одна субгруппа даргинцев — кубачинцы, известные ювелирным мастерством и антикварным промыслом. Они такие вышивки не делали, но скупали их с целью перепродажи. Именно таким путем кайтагская вышивка попала в Европу — первый раз в начале XX века, — но это событие осталось незамеченным.

То ли дело девяностые годы минувшего столетия — тогда новое явление дагестанского культурного наследия всколыхнуло научных исследователей и галеристов в Париже, Берлине, Стокгольме, Стамбуле и других центрах мирового искусства. Причиной тому стал выход каталога «Кайтаг. Текстильное искусство Дагестана», автором которого был англичанин Роберт Ченсинер, вывезший из СССР обширную коллекцию старинных вышивок. Специалисты увидели явное сходство кайтагских орнаментов с мотивами работ Анри Матисса, Пауля Клее, Жоана Миро и других представителей европейского авангарда и орфизма. Отсюда и название нынешней выставки в Этнографическом музее.

Рассказывает куратор выставки Евгения Гуляева:

— В экспозиции можно найти мотивы, не вписывающиеся в наши знания о Дагестане. Есть вышивки с абсолютно абстрактным рисунком. Художники XX века вдохновлялись примитивным искусством: Пикассо, которого африканские маски привели к кубизму; Ларионов с Гончаровой обращали внимание на художественные приемы, которые использовались в русском лубке. Мы подумали, что, представив вышивки в контексте мировой художественной значимости, сможем привлечь внимание тех, кто любит не только этнографию, но и искусство как таковое.

Первым описал вышивки ученый Евгений Шиллинг, который в 20–30-е годы встретил их в центральном Дагестане, в селениях Маджалис и Кубачи. Согласно его описанию, вышивки использовали в парадном помещении как наволочки на декоративных подушках. Их стандартный размер составляет полметра на метр, редко встречаются более длинные вышивки, предназначенные для полок, в музее их три. Всего в собрании РЭМ находятся семьдесят старинных и пять современных вышивок, в нынешней экспозиции представлены 44 предмета. Большую часть экспонатов в музей передал собиратель кубачинец Саид Магомедов в начале прошлого века.

Кайтагская вышивка исполнялась на домотканом материале, часто сшитом из кусочков разных оттенков, что обусловило разную игру нитей. Фоном выступали местные растительные ткани из конопли, льна, позже хлопка. Нити самой вышивки были из шелка — как местного, так и более качественного, привезенного из азербайджанского города Нуха (ныне Шеки). Особая техника «гладь вприкреп» позволяла экономить дорогой шелк: нити расположены только с лицевой стороны и прикреплены стежками к основе. Стежки располагаются параллельными рядами, это основной художественный прием. Дополнительно есть другие варианты — окантованные стебельчатым вариантом тамбурные швы, дополнительно добавлены звездочки, есть и гладь елочкой, характерен двуцветный кант у разных рисунков. В центре вышивки, как правило, ромб или окантованный квадрат, в том числе и металлическими нитями. Очень часто не соблюдена симметрия орнамента, что лишает вышивку нарочитости. Мы наблюдаем также обилие пяти- и шестиконечных фигур: проступающий фон становится частью орнамента — это принципиальный момент.

Во время своих поездок в 80–90-е годы ХХ века Роберт Ченсинер узнал из опросов пожилых женщин, что вышивки были не только предметом декора. Они использовались и в ритуальных обрядах. Вышивками накрывали колыбель, в них заворачивали свадебные подарки, иногда покрывали покойного. Интересно, что вышивку обращали лицевой стороной к ребенку, к подарку, к покойнику, а не наоборот.

Многие ругают Ченсинера за то, что он вывез эти сокровища за рубеж. Но, с другой стороны, таким образом он спас их от забвения. Европейские искусствоведы начали сопоставлять кайтагскую вышивку с искусством ХХ века. Такой опыт знакомства и выдвинул эти вышивки на передний план: народное ремесло превратилось в актуальное искусство. Глядя на этот же, изданный в 1993 году каталог, местные дагестанские мастера пытались восстанавливать это искусство. Вначале они копировали старые образцы, а потом стали делать что-то свое по кайтагским мотивам.

Таких вышивок нет ни у ближайших соседей — даргинцев, ни у дальних — в Турции и Иране. Кайтагская вышивка — совершенно локальный феномен, происхождение которого непонятно. Какие-то вышивки напоминают традиционные для Дагестана мотивы резьбы по камню и по дереву, но они были осмыслены мастерицами по-своему. Несколько лет назад к нам приехали коллеги из Дагестана, и тогда мы осознали, что у нас лежит сокровище, которое сами не замечаем. По сути, это первая выставка, где можно увидеть во всем многообразии бесценную кайтагскую вышивку из коллекции Российского этнографического музея.

Остается добавить, что, наблюдая раритеты XVIII–XIX веков, только отпечаток естественных разрушений и утрат материала говорит о том, что перед нами находится сама история. Настолько захватывающими оказываются орнаменты, которые выглядят стильно и абсолютно современно, просясь хоть на сумку, хоть на бижутерию, хоть в интерьер современной видовой квартиры. Есть еще зримое свидетельство связи времен. На одном из стендов представлена старая фотография собирателя Саида Магомедова, сделанная Евгением Шиллингом. На снимке Магомедов что-то пишет в свой альбом. А на витрине под фотографией представлен тот же альбом, открытый на той же странице. И дуновение прежних времен не оставляет тех, кто любуется странным и таким прекрасным наследием дагестанского народа.


Фотографии предоставлены пресс-службой РЭМ