Звездный десант: выставка Сесила Битона в Эрмитаже

Евгения ЛОГВИНОВА, Санкт-Петербург

21.12.2020

Фото: www.hermitagemuseum.org



В Главном штабе показаны работы одного из самых известных фотографов XX века, среди моделей которого были члены британской королевской семьи.

Сесил Битон — автор множества фотопортретов знаменитостей. Его самыми «звездными» моделями были представители британской королевской семьи: после Второй мировой Битон стал официальным придворным фотографом. В 1972-м он был удостоен титула «сэр». Талант британца признали и за океаном: еще в 1964-м Битон получил «Оскара» за костюмы в фильме «Моя прекрасная леди».

«Культура» побеседовала с куратором выставки «Сесил Битон и культ звезд» Дарьей Панайотти, научным сотрудником Отдела современного искусства Государственного Эрмитажа.

— Как сказал Михаил Борисович Пиотровский, «эрмитажный роман с фотографией развивается». Уже были представлены две звездные выставки — Ирвина Пенна и Анни Лейбовиц. Почему следующим экспонентом стал именно Сесил Битон? Есть ли в этом какая-то преемственность?

— Прямой преемственности нет, но есть некоторые параллели. После персональной выставки в 2014 году Анни Лейбовиц подарила музею подборку своих работ. Среди них был портрет Елизаветы II, который Анни сделала, вдохновляясь известными королевскими портретами Сесила Битона. Так как мы планировали сделать следующую выставку с британскими партнерами, то выбор пал именно на Битона, имя которого широко известно в Англии.

— Сколько работ представлено на выставке и из каких источников формировалась экспозиция?

— Экспозиция насчитывает более ста фотографий, созданных Битоном в разные годы. Большая часть работ происходит из архива студии фотографа, хранящей негативы и отпечатки, сделанные при жизни фотографа. Снимки королевской семьи мы взяли из музея Виктории и Альберта в Лондоне, а также привлекли архив журнала Vogue, для которого Битон не только делал фотографии, но еще рисовал и писал: Сесил был, кроме всего прочего, эссеистом. Широко известны его дневники, в которых он метко описывал знаменитостей, с которыми ему довелось встретиться. Фрагменты этих дневников частично цитируются в аннотациях к работам. На выставке также можно увидеть несколько его рисунков из частного собрания.

— Как Битону удалось завоевать расположение королевской семьи?

— С королевой-матерью Битон сумел подружиться еще в довоенный период. Объектом его интересов была жизнь великосветского общества. Успех ему принесли близкие отношения с русскими эмигрантами великокняжеской крови. Среди них была богатая красавица княжна Наталья Палей, дочь великого князя Павла Александровича, расстрелянного вместе с его сыном Владимиром в Алапаевске в 1918 году. Среди поклонников Натали были художник Павел Челищев, танцовщик Серж Лифарь, а также Сальвадор Дали, Жан Кокто, Эрих Мария Ремарк. Сводная сестра Натали, княжна Мария Павловна, увлекавшаяся съемкой для модных журналов, ввела Битона в великосветский круг. Так Битон начал общаться с Эдуардом VIII, отрекшимся от британского престола ради американки Уоллис Симпсон. Однажды фотографа пригласили в Букингемский дворец, во что Битон сначала не поверил, решив, что его разыгрывают. Во время съемки ему удалось себя хорошо зарекомендовать, последовали новые и новые приглашения. Впоследствии у него появился конкурент — муж принцессы Маргарет, который в 1960-е сам начал снимать королевскую семью.

— Во время Второй мировой Битон, работавший на британское министерство информации, сделал ряд фотографий в жанре репортажа военной жизни в тылу. Однако основное содержание выставки и дизайнерское оформление экспозиции — со сверкающей стеклярусом стеной — создают у зрителя представление о Битоне как о сугубо светском и даже гламурном фотографе.

— Действительно, в разделе «Перемены и потрясения» есть и знаменитый битоновский портрет жертвы немецкой бомбежки — трехлетней Эйлин Данн в детском госпитале (1940), а также изображение восковой головы на руинах музея мадам Тюссо (1941). Эта часть ретроспективной выставки призвана знакомить зрителя с военным периодом в творчестве Сесила Битона. Но главная идея — показать трансформацию звездной индустрии XX века и проследить развитие истории фотографии, ставшей мастерской по созданию ярких образов, что отражено и в названии выставки.

Стремясь как можно эффектнее подать свою модель, Битон сооружал фантастический декор, часто использовал блестящие поверхности разных предметов. Это стало его визитной карточкой и легло в основу выразительного дизайнерского решения экспозиции. Нам было важно показать, как в XX веке формировалась селебрити-культура, в том числе благодаря таким людям, как Битон. Знавший, как лучше подать себя, он придумывал интересный антураж для множества моделей и полвека создавал портретную галерею голливудских звезд первой величины, богемных художников, танцовщиков балета, знаменитых модельеров, таких как Коко Шанель, Эльза Скиапарелли, Кристобаль Баленсиага и Ив Сен Лоран.

— Михаил Борисович заметил, что «фотограф преображает людей, а люди создают образ фотографа». Что за человек был Сесил Битон?

— Он был сложным персонажем. Образ юного жеманного сноба и денди, следовавшего завету Оскара Уайлда «Наша главная задача — это встать в позу», со временем претерпел трансформацию. Постепенное разочарование в светском обществе к концу 1930-х заставило его осесть, обзавестись собственным домом. Впрочем, и здесь проявилась его экстравагантная натура: для создания сюрреалистических настенных росписей на цирковую тему он пригласил Сальвадора Дали и Павла Челищева. В доме была весьма необычная спальня — с кроватью в виде карусели. Многие отмечали любовь Битона к переодеваниям, его интерес к собственному внешнему виду: не зря он удостоился звания одного из самых стильно одетых мужчин. Он, безусловно, стал своеобразным камертоном вкуса. При этом в 1960-е, будучи уже в преклонных годах, вполне благосклонно относился к модным тенденциям.

— Особый интерес для отечественного зрителя представляют образы русских эмигрантов, которые нашли себя во многих областях культуры и искусства, в том числе в балете и моде.

— Битон всегда восхищался Дягилевым, но работать ему пришлось уже со следующим поколением представителей русского балета, воспитанных в условиях эмиграции. Учившиеся у знаменитых танцовщиц Императорских театров, они стали известны как baby ballerinas: их громкий дебют состоялся благодаря Джорджу Баланчину. Такой малышкой-балериной была, например, Татьяна Рябушинская, дочь знаменитого банкира и мецената Михаила Рябушинского, после революции разорившегося и умершего в нищете. Его семья, с трудом выбравшись из России, долго бедствовала: жена работала уборщицей, но дала возможность своей дочери заниматься в студии Кшесинской.

— Известны ли следующие претенденты на «эрмитажный роман с фотографией»?

— Коронавирус все смешал, поэтому пока рано делать заявления на эту тему. Скорее всего, в конце 2021-го можно ожидать следующую большую выставку, и это будет новая звезда, прославленная на Западе, но недостаточно хорошо известная в России.

Фото: www.hermitagemuseum.org