Железный век. Археологическая мозаика

Екатерина ГИНДИНА, Санкт-Петербург

04.12.2020

Фото предоставлены пресс-службой Государственного Эрмитажа

В Манеже Малого Эрмитажа открылась в ноябре выставка «Железный век. Европа без границ».


В подготовке приняли участие четыре музея — Государственный Эрмитаж, Государственный исторический музей, Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и Музей преистории и древней истории (Государственные музеи Берлина).

О концепции выставки рассказывает «Культуре» ее куратор, заведующий отделом археологии Восточной Европы и Сибири Государственного Эрмитажа Андрей Алексеев.

— Выставка «Железный век» — третья в серии «Европа без границ». Первая была посвящена эпохе Меровингов (это время раннего Средневековья), вторая — эпохе бронзы (с IV до I тысячелетия до н.э.), а эта — эпохе железа. Эпохе, в которой, как мне представляется, мы все, современные люди, живем до сих пор.

В свое время, когда проект этот только зарождался, мы думали о том, что было бы интересно представить экспозицию, посвященную исключительно кельтской археологии и культуре. В европейских странах таких выставок проходит очень много, а в России не было никогда. Но со временем решили, что будет гораздо интереснее показать целый круг культур, существовавших практически одновременно на территории Западной, Центральной и Восточной Европы, продемонстрировать эффективность контактов между разными культурами, свободу передвижения вещей и людей. Эта идея возобладала, и мы постарались воплотить ее.

— Какой временной период охватывает экспозиция?

— Она посвящена эпохе раннего железного века — это I тысячелетие до н.э. Именно тогда появились многие классические для истории Европы государства и культуры. В том числе греческая цивилизация, с ее находками и открытиями в промышленной и художественной сферах. В каких-то смыслах все это стало началом современных культурных традиций, в которых мы все существуем.

— Вы сумели представить все культуры, которые существовали в ту эпоху на европейской территории?

— Нашей выставкой охвачена вся территория субконтинента Европа. Может быть, за некоторыми исключениями. Такие государства, как Рим или греческие полисы, представлены у нас довольно скромно. Греческие и римские вещи, которые проникали к соседним варварским племенам, возникают эпизодически, но все они очень показательны. Эти памятники отражают не культуру Рима или Греции в целом, но возможности взаимовлияний и контактов.

— Можете ли вы выделить какие-то главные, ключевые точки?

— С трудом. Есть экспонаты, которые обращают на себя внимание, но считать их ключевыми в данном случае невозможно. Наша выставка очень многопланова. Представлено огромное количество вещей, и, соответственно, есть возможность увидеть материальную культуру того времени во всем ее многообразии: керамика, украшения, оружие, скульптура, монеты, предметы быта и культа…

Мы очень широко показываем памятники, которые характеризуют культуры гальштатского и кельтского круга — гривны, булавки, детали повозок и, конечно, фибулы (застежки, которые использовались в этих культурах, чрезвычайно характерный их элемент). Фибулы довольно пышно декорировались, со временем изменялась их форма. Есть такие, которые называют ладьевидными, есть драконовидные и змеевидные. Хронология культур очень часто строится именно на изменении формы фибул.

Очень интересными, яркими вещами представлены скифские культуры. Есть сарматские изделия, древности кобанской культуры Северного Кавказа и культур лесной полосы Восточной Европы…

— На какую аудиторию рассчитана экспозиция?

— Она ориентирована на людей, у которых существует интерес к этой теме, а интерес всегда базируется на определенных знаниях. Человек, абсолютно незнакомый с археологией и историей, вряд ли сознательно придет на нашу выставку.

Она, безусловно, будет интересна профессионалам, поскольку в России экспозиций такого плана никогда не было и материал этот мало знаком даже специалистам. Тем более что некоторые представленные в Манеже Малого Эрмитажа вещи (из категории так называемых перемещенных ценностей) долгое время хранились в особых условиях и были недоступны не только для изучения, но даже для осмотра.

Однако приходят сюда и люди, далекие по своим профессиональным занятиям от археологии. С такими посетителями мы сталкивались на выставке, общались с ними, потому что у них возникают дополнительные вопросы… Это и есть наша аудитория.

Конечно, профессионалу будет легче, но и неискушенному человеку, просто заинтересованному в знаниях по древней истории Европы, тоже должны быть видны и сходство, и отличия, родство каких-то культурных элементов и их своеобразие. Я надеюсь, мы сделали так, что это можно увидеть.

— На этой выставке удалось временно объединить комплексы, которые после Второй мировой войны были разделены, распределены по разным музеям…

— Да, таких примеров довольно много. Я могу сказать об одном, самом, на мой взгляд, очевидном. Это комплекс Бессерингена, в свое время найденный в Германии, в земле Саар. В витрине представлены кельтская золотая гривна приблизительно середины V века до н.э. (в настоящее время она хранится в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, в Москве), этрусский бронзовый сосуд с клювовидным носиком, хранящийся в Государственном Эрмитаже, и детали повозки из берлинского Музея преистории и древней истории. Эти памятники из разных хранилищ на нашей выставке, пусть ненадолго, но оказались вновь соединенными. Думаю, такие моменты нашей выставки очень важны с точки зрения современной культурной жизни.

— Какие еще памятники заслуживают особого внимания?

— Что касается памятников Восточной Европы, то это хрестоматийные для науки вещи из скифских царских курганов (Солоха, Чертомлык, Куль-Оба), известные с XIX века. Например, знаменитый серебряный сосуд со сценой охоты из кургана Солоха.

Очень интересны нумизматические коллекции. Нашу выставку сопровождает большое количество монет античных городов и кельтских племен. Отдельные кельтские племена в III–I веках до н.э. чеканили свою монету, но образцами им обычно служили памятники античных культур. Кельты пытались копировать, например, монеты Филиппа II (царя Македонии, отца Александра Македонского) и самого Александра Македонского. Иногда эти подражания очень искажены относительно исходного образца, иногда более близки. И это тоже можно увидеть на нашей выставке.

Представлено несколько уникальных памятников из знаменитого Казинского клада, найденного в начале ХХ века в Ставрополье. Обычно он демонстрируется в эрмитажной Галерее драгоценностей, но сейчас несколько вещей можно увидеть на нашей экспозиции. Это предметы, назначение которых современная наука не всегда понимает: например, большие, тяжелые, выполненные из золота и похожие на колокольчики с отверстиями в верхней площадке. Они бывают богато украшены различными композициями, в том числе батальными.

Есть замечательный псалий (часть конской уздечки), обнаруженный на территории южного Приуралья. На нем имеется если не древнейшая, то одна из древнейших арамейских надписей. Она очень миниатюрна (около 1,5–2 сантиметров) и, к сожалению, с трудом поддается прочтению. Один наш коллега перевел ее как: «некий твердый предмет, принадлежавший человеку по имени Маш». Другой считает, что там написана кличка молодого животного, которому этот предмет мог принадлежать, — «Малыш» или «Малышу». Но уже само по себе наличие арамейской надписи на таком предмете — явление абсолютно уникальное для скифской эпохи…

Словом, наша выставка очень многопланова. Что ни витрина, то определенный круг памятников со своими особенностями, демонстрирующий в то же время какие-то общие элементы соседних, близких и родственных культур.

Экспозиция «Железный век. Европа без границ» организована при поддержке Министерства культуры Российской Федерации и представительства по делам культуры и средств массовой информации Федеративной Республики Германия. Она будет представлена в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге до 28 февраля 2021 года, а с 15 апреля по 15 июля 2021 года ее можно будет увидеть в Государственном историческом музее в Москве.

Фото предоставлены пресс-службой Государственного Эрмитажа