Выставка Роба Вудкокса стала жертвой новых ограничений в Москве

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

12.11.2020

Фото предоставлены пресс-службой Центра фотографии им. братьев Люмьер.


Центр фотографии имени братьев Люмьер один из первых объявил о временном закрытии после публикации распоряжения мэра Москвы 10 ноября. Под каток ограничений попала первая в России выставка Роба Вудкокса «Природные связи», открывшаяся 31 октября: 12 ноября — последний день ее работы для зрителей.

Роб Вудкокс — молодой и яркий фотограф, известный в мире глянца: его работы публиковались в журналах Vogue, Vanity Fair, GQ, Harper’s Bazaar. Его называют наследником сюрреализма: на снимках Вудкокса танцовщики, забыв о законах гравитации, взмывают в воздух и застывают в причудливых позах. К сожалению, выставка, которая должна была познакомить российского зрителя с творчеством американского фотографа, проработала меньше двух недель. «Культура» поговорила с куратором Катериной Ильиной.

— По плану выставка должна была работать до 24 января. Что будет теперь?

— Мы пока не планируем переводить ее в онлайн-формат. И не можем спрогнозировать, когда она возобновит работу, поскольку не знаем, откроемся ли мы 15 января. Будем следить за ситуацией, за указами, касающимися нас, музеев. Пока 12 ноября — последний день, когда выставка открыта для широкой публики. Тем не менее мы продолжим работать с коллекционерами как галерея, поскольку представляем работы Роба в России.

— Роб Вудкокс — из молодого поколения фотографов. Как находите новые имена?

— Мы постоянно мониторим победителей конкурсов, участников групповых выставок, американских и европейских ярмарок. Вудкокса увидели на Paris Photo, где он заявил о себе в 2019-м, и решили сделать выставку в Москве. Детали экспозиции согласовывали с Робом по интернету, организовали своеобразный видеомост Москва — Мексика, Москва — Лос-Анджелес. Роб хотел приехать в Москву. Мы всегда стараемся привозить интересных авторов, особенно если это их первая выставка в России, давно сотрудничаем с посольством США. Но, к сожалению, осуществить это не удалось.

— На фотографиях Вудкокса танцовщики парят в воздухе, из тел создаются сложные, причудливые композиции. Это сделано с помощью «Фотошопа»?

— Роб старается использовать фоторедакторы по минимуму. Сначала для воплощения своей идеи он ищет подходящую локацию. Потом привозит туда танцовщиков, и начинаются долгие недельные съемки. Фотографирует именно на локации: нужно, чтобы герои были сняты при одном и том же освещении. В фоторедакторе Роб создает только эффект отсутствия гравитации, когда группы танцовщиков поднимаются в воздух.

— Эстетика балетного движения привлекает многих фотографов. Самоценна ли она для Вудкокса, или это только часть более глобальной идеи?

— Скорее, второе. Роб начал работать с танцовщиками в последние годы, потому что их тела пластичны: с их помощью можно создать сюрреалистические картины, воплотить то, что фотограф «видит» в своей голове. Мы назвали выставку «Природные связи», поскольку Роб показывает гармоничную связь человека с природой и с другими людьми.

— Мне вспомнилась выставка молодого Эрика Йоханссона, которую Центр фотографии показывал в прошлом году: фантазийные, сюрреалистические работы. Это тренд среди нового поколения фотографов?

— Скорее, авторский метод. Эрик и Роб — совершенно разные авторы, но каждый обладает узнаваемым почерком. Роб создает пластичные, «вылепленные» из тел фигуры, вписанные в ландшафт. А у Эрика — фантастические миры, некое зазеркалье. Впрочем, можно говорить и об определенном тренде. В конце года мы планировали открыть еще одну выставку Йоханссона. Предыдущая имела колоссальный успех: тогда мы показали меньше половины отобранных работ. Хотелось представить в полной мере то, что не попало на первую выставку. Однако пока выставка Йоханссона отложена на неопределенный срок.

— Вы также привезли в Москву серию, созданную Робом Вудкоксом в период пандемии. Расскажите о ней.

— Эти снимки были сделаны в Мексике. На них изображены танцовщики, лежащие на траве в закрытых позах, максимально сгруппированные. Затем они взмывают в прыжке: сначала несколько человек, потом еще, и в итоге все вместе парят в воздухе. Работы Роба — не просто о внешней гармонии или красивой форме: они всегда выражают какую-то идею. Эта серия снимков, с одной стороны, посвящена нашей планете. Во время локдауна, когда человеческая деятельность встала на паузу, земля смогла сделать вдох. Роб запечатлел прыжок — легкий, как глоток воздуха. Вудкокс призывает задуматься: какой урок мы можем извлечь из этой ситуации. Может быть, с помощью наших ежедневных действий снизить давление на планету. С другой стороны, групповой прыжок — это символ. Во время карантина люди оказались физически разделены, однако потом пришло понимание: все это однажды закончится. Этот духоподъемный момент хорошо показан в серии.

— Роб — социально активный фотограф. Насколько я знаю, он вырос в приемной семье и проводит акции в поддержку приемных детей…

— Действительно, он воспитывался в приемной семье — очень традиционной и консервативной. Отсюда его стремление к свободе и желание свободно выражать свои взгляды. Как я говорила, его работы — нечто большее, чем просто красивая картинка. У него был проект, посвященный детям из приемных семей, — довольно сюрреалистическая серия фотографий. Также он обращается к вопросам экологии. Например, в серии «Решающий момент», снятой в 2018-м в Лос-Анджелесе, в Малибу, незадолго до того, как там вспыхнули пожары. Роб запечатлел людей, лежащих на траве как камни, с напряженными мышцами. Затем они взмывают в воздух, и их тела соединяются в единый прочный «камень». Через несколько недель в Калифорнии начались пожары, и эта местность оказалась полностью сожжена.

Фото предоставлены пресс-службой Центра фотографии им. братьев Люмьер