«Ускользающая нить» в галерее ARTSTORY: как технике string art подарили новую жизнь

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

22.09.2020


Artstory-16.jpg



Выставка художников Ани и Андрея Абакумовых возрождает и модернизирует старинную технику рисования нитью.

Столичная галерея ARTSTORY открыла новый сезон необычным проектом. Первая персональная выставка художников Ани и Андрея Абакумовых состоит из картин, выполненных в технике изонити. Разноцветные нити, наложенные друг на друга, создают глубокое, объемное изображение. Работа сложная и физически тяжелая: на создание каждого произведения уходят десятки километров ниток.

Анна Апресян, искусствовед галереи ARTSTORY, рассказала «Культуре»:

— Это абсолютно уникальная выставка. Подобные слова — не попытка набить цену. Все работы (кстати, специальные созданные для этого проекта) выполнены в технике string art. Вообще это не ноу-хау художников: сама техника появилась в Англии в XVII веке. Местные мастера создавали декоративные вещи. Со временем техника утратила популярность: интерес к ней вновь возник лишь в XIX столетии. Английская учительница математики Мэри Эверест Буль с помощью стринг-арта объясняла детям, что такое лучи и углы. В наши дни появилась целая плеяда современных художников, работающих с нитью. Они берут доски, заколачивают в них гвозди и при помощи натянутых нитей создают изображения. Как правило, получаются монохромные вещи — используется один цвет, например черный или красный. При этом сами изображения достаточно простые: можно найти много публикаций в Instagram. Абакумовы шагнули далеко вперед. Они создают красочные, многоцветные произведения, с насыщенными тонами и полутонами. Некоторые искусствоведы говорят, что эти работы хорошо раскрывают значение слова «сфумато». Эффект размытости, мягких переходов воссоздан удивительным образом — без использования кистей и красок. Ани и Андрей вдохновлялись сюжетами фотографий 1910–1920-х. Андрей создал алгоритм, который помогает адаптировать снимки для работы: чтобы получилось нечто вроде эскиза у живописцев. Затем на протяжении недель и месяцев Ани вручную создает изображения, слой за слоем. При этом на самой доске рисунка нет. Мы видели ускоренное видео работы — никаких рисунков или схем. Только вдохновение, тяжелый труд и опыт.

Основные героини картин — прекрасные дамы времен 1910–1920-х: притягательной и порочной эпохи, родившейся на стыке уходящего ар-нуво и расцветающего ар-деко. Пространство галереи тоже оформили в ностальгическом стиле: шкаф начала XX века, кровать с шишечками, винтажная посуда, граммофон… Нити, натянутые на мебели, напоминают о том, что старина здесь представлена в необычном ключе.

Ани и Андрей Абакумовы ответили на вопросы «Культуры»:

— Почему выбрали для первой персональной выставки трудоемкую технику?

Ани: Вообще сначала появилась техника, потом — сюжеты, картины. И только затем — мысль о персональной выставке. Андрей увидел, как один художник работал с черной ниткой на белой поверхности — получалось довольно простое изображение, и его это заинтересовало как программиста и математика.

Андрей: Это случилось 4 года назад. Захотелось сделать подобные вещи в цвете — чтобы изображение создавалось наложением нескольких разноцветных нитей. Идея крепко засела у меня в голове. Воплощение заняло два года.

Ани: Главный вопрос — а возможно ли это? Ответа на него не было, поскольку в цвете подобных картин не существовало. Когда мы отправились в отпуск, Андрей отключился от всего и написал алгоритм. Мы увидели, что на компьютере все работает. Но получится ли вживую? Мы вернулись из отпуска, и я первым делом пошла за цветными нитками. Подготовили холст.

Андрей: Пришлось вбить очень много гвоздей.

Ани: Было немало сомнений. Я долго работала, и когда через две недели проступило изображение, мы поняли: получилось что-то новое, оригинальное. В первых работах мы обращались к опыту признанных художников, которыми восхищались: хотелось переосмыслить их в нашей новой технике. Но затем подумали: такие вещи в любом случае будут хороши, как ни сделай, ведь они отсылают к шедеврам. Мы решили усложнить себе задачу. В очередном отпуске гуляли по парижскому блошиному рынку и увидели старинные шкафы, патефоны, а также альбом с винтажными черно-белыми фотографиями. В общем, нашли не только материал, с которым можно работать, но и саму концепцию проекта. Мы подумали: эти фотографии — смелые, цепляющие. Запечатленные на них девушки жили 100 лет назад. Они не могли представить, что однажды их буквально реинкарнируют, покажут в новом свете и цвете — ведь снимки в основном черно-белые.

Андрей: Мы раскрашиваем фотографии, иногда кадрируем. Порой делаем изображение более мягким или, наоборот, контрастным. Используем разные средства, чтобы подчеркнуть смысл изображения.

Ани: Мы сделали несколько вещей и хотели показать их на площадке, желательно отечественной, хотя нам писали из-за границы. Люсинэ Петросян (директор и сооснователь галереи ARTSTORY. — «Культура») понравилась наша идея, она предложила площадку, но сказала, что работ нужно достаточно много. Мы планировали устроить выставку через полгода, однако к нужному сроку произведений все-таки не хватало. В общем, выставка переносилась, но, к счастью, в итоге состоялась.

— Коронавирус помешал или, наоборот, помог завершить проект?

Ани: Сначала, если честно, мы обрадовались, ведь можно было сидеть дома и полностью сосредоточиться на работе. Но радость оказалась недолгой. Для создания картины нужно забить много гвоздей. А соседи — дома и совершенно не рады шуму: даже стучали по батарее. И ведь никому не объяснишь, что мы старались ради искусства. Приходилось проявлять изобретательность. Следили с балкона за соседями, и когда они выходили на улицу, приступали к работе.

— Алгоритм выступает как своеобразная схема изображения?

Андрей: Да, рисунок раскладывается по цветам и слоям. Ани, следуя алгоритму, нанизывает нити на гвозди, и постепенно проступает изображение. Это можно сравнить с лессировкой, когда краска укладывается слой за слоем, и получается объемное изображение. Сейчас основное время тратится на ручную работу.

Ани: Физически это очень тяжело. Приходится жертвовать буквально всем. Обычная работа имеет нормированный график, выходные. Здесь этого нет: мы буквально жили картинами.

— Вы использовали особые нитки или обычные?

Ани: Сначала мы не слишком задумывались и покупали простые нитки.

Андрей: Начинали с толстых — теперь называем их канаты. Потом я обратился к своему товарищу — научному сотруднику. Передал ему образцы ниток, он изучил их в лаборатории и предоставил нам отчет, как в детективном сериале — каждая нитка со своим диаметром и ворсистостью. Мы выбрали самые гладкие, тонкие и крепкие. Они же и самые дорогие. Такие нитки полностью раскрывают наши работы.

— Их не придется подкручивать со временем?

Андрей: Все будет в порядке. У каждой ниточки есть своеобразный люфт, они все немного «ходят», находятся в «играющем» состоянии. При этом нитки наложены друг на друга, существуют как комбинация, и, если даже будут немножко играть, особого изменения не произойдет.

Фото предоставлены пресс-службой галереи