Музеи после карантина: вернуться к прежнему уровню посещаемости будет непросто

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

10.08.2020

MUSEUM-3.JPG


«Культура» опросила ведущие московские музеи.

Столичным музеям разрешили открыться с 16 июня, однако многие крупнейшие институции предпочли подождать — чтобы подготовиться к новым правилам и ограничениям — и приняли первых посетителей в конце июня — начале июля. И хотя посткарантинная жизнь восстанавливается ободряющими темпами, сами музейщики признают: прежних показателей быстро достигнуть не удастся. Люди ходят на выставки, но не так активно, как во времена «музейного бума», в том числе из-за страха заразиться коронавирусом. Кроме того, не всем нравятся новые правила: масочно-перчаточный режим, необходимость покупать билеты онлайн и соблюдать дистанцию. Важно и другое: многие институции сознательно ограничивают доступ в свои залы. «Культура» благодарит музеи, предоставившие данные о посещаемости после карантина. 

Лимитированный вход и антипиар

Музей современного искусства «Гараж», распахнувший двери еще 16 июня, пока принимает меньше посетителей, чем в благополучные времена. Тем не менее на ситуацию здесь смотрят с оптимизмом и планируют на сентябрь крупнейший проект.

Егор Санин, руководитель департамента по работе с аудиторией, сообщил «Культуре»: «Безусловно, с момента открытия музея после самоизоляции посещаемость упала в несколько раз по сравнению с докарантинным периодом. Однако с первой по текущую неделю работы «Гаража» количество гостей в целом увеличилось на 166 процентов, что говорит о суперпозитивной динамике, несмотря на то, что посещаемость еще, безусловно, не достигла докарантинных значений. При анализе данных также нужно учитывать, что посещаемость музеев сейчас ограничена искусственно ввиду необходимости поддержания умеренного количества человек в пространствах институций. Мы внимательно следим за эпидемиологической ситуацией в России и в мире и очень надеемся, что осенью мы сможем комфортно и, главное, безопасно принять большее количество гостей на 2-ю Триеннале российского современного искусства».

Мультимедиа Арт Музей проработал всего 13 дней, с 16 по 29 июня, и до сентября закрылся на ремонт. Две недели, конечно, не показательны: музеи в июне едва начали открываться, и люди шли неохотно, с опаской. Как рассказала «Культуре» директор МАММ Ольга Свиблова, посещаемость уменьшилась в 10 раз. Тем не менее в музее осознают, что борьба с вирусом не окончена, а потому пока не собираются стимулировать посещаемость.

Ольга Свиблова объяснила «Культуре»: «У нас был лимитированный вход. Прежде всего, мы продавали билеты онлайн, к чему люди не привыкли. Кроме того, мы поставили себе ограничительную цифру — 300 человек в день, чтобы наши посетители комфортно себя чувствовали. Этого лимита мы достигли довольно быстро, за неделю. Но больше зрителей принимать не могли. Раньше музей использовал пиар, чтобы рассказать о том, что у нас происходит, а сегодня мы делаем антипиар. Говорим: «Ребята, мы готовы принять столько-то посетителей, а больше принять не можем». Мне кажется, пока мир целиком не избавится от COVID-19, ограничения будут действовать. Экономически это, конечно, невыгодно: 90 процентов внебюджетных доходов мы получали от продажи билетов.

Из положительных изменений — работа в онлайне. Этот формат идет хорошо. Если суммировать посещаемость сайта музея, нашего портала russianphoto.ru, всех наших социальных сетей, получится 62 миллиона просмотров за 3 месяца с глубиной просмотра 7, это очень хороший показатель. Все это говорит о том, что онлайн надо развивать. Необходимо перестроиться, найти специалистов, придумать новые форматы, и сейчас мы этим занимаемся. Я вижу в онлайне большой вызов. С другой стороны, это дает возможность музею быть увиденным не только жителями Владивостока, Екатеринбурга, Хабаровска, но и зарубежными пользователями. Поэтому сейчас мы ищем переводчиков. Конечно, это дополнительные затраты, однако мир онлайна дарит нам transparency. Он делает русскую культуру заметной на международной арене, что, на мой взгляд, очень хорошо. Конечно, в любом случае сохранятся обменные выставки. Например, в сентябре мы будем открывать две зарубежные выставки, в ноябре надеемся привезти великую американку Сэнди Скоглунд. Но подобных проектов станет меньше.

Русской культуре в принципе очень трудно выйти на международный уровень. И не потому, что она этого не достойна: к сожалению, существуют преграды, многое зависит от геополитических и экономических условий. В подобной ситуации онлайн — интересный вызов. Я думаю, в этом направлении мы будем развиваться».

«Вернемся к посещаемости минимум через два года»

Полученные «Культурой» данные свидетельствуют: посещаемость музеев после карантина в среднем упала в три-четыре раза. Не оказался исключением и такой «мастодонт», как Пушкинский музей. Впрочем, в ГМИИ подобную ситуацию запланировали сознательно. Еще на открытии музея, 10 июля, директор Марина Лошак пообещала, что из-за ограничительных мер поток зрителей уменьшится в четыре раза. Теперь же «Культуре» сообщили в пресс-службе: «После пандемии вместимость Пушкинского музея (количество посетителей, которых мы можем принять одновременно) упала в три раза. Сейчас выкупается около 90 процентов всех билетов в выходные, около 80 процентов — в будни».

Похожая ситуация с посещаемостью в Историческом музее. В пресс-службе «Культуре» рассказали, что за июль 2019 года музейный комплекс посетили 129 883 человек, за июль 2020-го — 27 001.

Дарвиновский музей принял чуть больше трети от обычного числа посетителей, однако на ситуацию здесь смотрят с оптимизмом. Сотрудник пресс-службы Татьяна Коровкина рассказала «Культуре»: «Дарвиновский музей открылся для посещения 23 июня. Прогнозы были самыми мрачными. Мы надеялись, что в этот день к нам придет хотя бы 30 человек. Но мы ошиблись. Пришли более 250 человек! Посетителей мы встречали на входе, и первым пяти семьям директор музея Анна Клюкина вручила памятную книгу «112 историй о музейных предметах». Остальные тоже не ушли с пустыми руками и получили небольшой презент. Оказалось, что многие очень ждали открытия нашего музея и следили за новостями в соцсетях. Например, семья из Калининграда специально подгадала свою поездку в Москву к открытию нашего музея и приехала рано утром, чтобы все успеть посмотреть. Были в числе «первопроходцев» и преданные музейные поклонники, самому младшему — 4 года, из них три он посещает наш музей.

В этом году в июле посещаемость составила чуть больше 30 процентов от показателя прошлого года. С 2019 годом вообще сложно соревноваться — в Дарвиновском музее тем летом жизнь кипела: регулярно открывались новые выставки, проводились семейные праздники, запускались партнерские проекты. Кроме того, мы принимали много гостей из других городов России и из стран СНГ, которых в этом году (по понятным причинам) гораздо меньше. Не надо сбрасывать со счетов и «погодный фактор»: весь июль 2019-го в Москве было дождливо и холодно, а дождь, как известно, это лучший друг музея.

Сейчас все музейщики прогнозируют, что мы вернемся к посещаемости минимум через два года. Наша задача — подстроиться под новую реальность и оставаться востребованным музеем в любых условиях».

Музей Востока, открывшийся 26 июня, после пандемии принял почти в 3,5 раза меньше посетителей, чем за аналогичный период 2019-го: 3266 человек против 11 255. Заместитель генерального директора Владимир Аветисян рассказал «Культуре»: «Посещаемость музея после снятия ограничений начинает восстанавливаться, однако пока рано говорить о достижении цифр прошлого года, ведь сейчас мы собираем экскурсионные группы не более 5 человек, а индивидуально посетить экспозиции можно только по предварительной записи и в строго отведенные сеансы. Многое зависит от того, сохранятся ли ограничения на проведение массовых мероприятий или нет».

Музей архитектуры им. А.В. Щусева в период с 23 июня по конец июля принял примерно в три раза меньше посетителей, чем за аналогичный период прошлого года: всего 1295 человек. Директор музея Елизавета Лихачева поделилась с «Культурой»: «Мы очень ждем возвращения людей осенью: запускаем новые проекты и надеемся, что они вызовут интерес. Но, честно говоря, пандемия ударила жестко. И это не только наша проблема: все коллеги оказались в аналогичной ситуации. Исключением стали те музеи, у которых есть большие парки. О стимулирующих мерах говорить трудно — не забывайте о жестких ограничениях на проведение лекционно-экскурсионной деятельности. Надеюсь, начнем что-то делать с сентября, когда станет более-менее понятна ситуация с пандемией — будет или нет вторая волна».

И действительно: в «Царицыно», крупнейшем московском музее-заповеднике, с прудами и парком, падение посещаемости оказалось не столь драматичным. В июле этого года в музей (открывшийся 16 июня) пришли в два раза меньше зрителей, чем в июле 2019-го: 126 453 человека против 61 326. А парк, заработавший 1 июня, уже почти достиг докарантинных показателей: если в июне посетителей было в 2 раза меньше, чем в июне прошлого года, то за первые 20 дней июля парк принял лишь на четверть меньше гостей, чем за тот же период в 2019-м.

«Все будет хорошо, даже если будет иначе»

Впрочем, о полном восстановлении все равно говорить рано. Об этом «Культуре» рассказала Ольга Свиблова: «Мне кажется, это иллюзия: считать, что мы быстро вернемся к прежней жизни. Иллюзия неправильная. Многие после снятия ограничений бросились обниматься, целоваться, устраивать вернисажи. Это происходит не только у нас, но и во всем мире. Люди оказались неспособны к самодисциплине. Все мы видели огромную демонстрацию против COVID-ограничений в Германии, это настоящий абсурд. Однако полной победы над вирусом пока не видно. Поэтому нужно понимать: нам придется жить в новой реальности. И мне кажется, что культура — в том числе музеи — должны показывать пример поведения и демонстрировать меры по защите людей. Потому что культура — это про людей и для людей. Лучше перестраховаться, ведь жизнь человеческая — важнее всего. Повторюсь: я не думаю, что все быстро станет хорошо. Будет по-другому. Когда-то мы показывали чудесный проект про Гудым — место, где раньше была наша подземная база с ядерным вооружением. Сегодня это зона, похожая на чернобыльскую, оттуда все вывезено. И живет там одна бабушка. У нее на стене — бумажный образок. И над ним красной ручкой написано: «Все будет хорошо, даже если будет иначе». Вот это «иначе», оно рядом с нами». 

Фото предоставлены пресс-службой Дарвиновского музея