Сибирская одиссея Кондратия Белова

Елена МАЧУЛЬСКАЯ, Омск

01.04.2020

Село моей юности


Омский музей Кондратия Белова успел отметить юбилей патриарха сибирской живописи, прежде чем закрылся из-за коронавируса.

Кондратия Белова еще при жизни именовали патриархом сибирской живописи. А выражение «кондратовское небо» фактически стало признанным термином в искусствоведении. На пейзажах Белова небо неизменно приковывает взгляд — всегда облачное, но обязательно с солнцем, просвечивающим в разрывах туч… Свои картины Кондратий Петрович начинал писать именно с неба. Ему удавалось вроде бы совершенно невозможное — уместить на холсте, заключенном в раму, бескрайние сибирские просторы.

Выставка: «Родное село. Пача» открылась в Омском музее Кондратия Белова 23 марта, в день 120-летнего юбилея художника. Кондратий Петрович говорил о своей малой родине: «Нет реки без истока, так и в судьбе моей ты — то единственное место, куда устремляется душа моя». Село, в которое семья Беловых переехала с Северного Урала, всю жизнь оставалось его большой любовью. В воспоминаниях Кондратий Петрович писал: «Село Пача Томской губернии, в котором мы поселились — старинное, основанное лет триста тому назад почти одновременно с Томском. Стоит оно на берегу быстрой реки Томь, берущей начало в горах Алтая. Над ней громоздятся серо-зеленые, с бурым отливом известковые горы. Самую высокую в селе называли Камнем. Я люблю это место, оно мне очень дорого. В детстве я всегда бегал сюда полюбоваться зовущей синеющей далью, хрусталем сверкающей, быстро несущейся горной рекой».

Любимым временем будущего художника была Пасхальная неделя, когда всех пускали на колокольню: «Я каждый день уходил звонить и целую неделю смотрел вдаль с колокольни, как идет весна».

Именно в Паче семилетним мальчишкой Кондратий начал рисовать. Правда, отец увлечение сына не приветствовал и нещадно лупил его за это баловство. Но урок был не впрок: «Все стены нашей избы были оклеены рисунками». Когда места не оставалось, мальчик снимал старые рисунки и вешал новые. Снятые рисунки собирала тетушка. Однажды их увидел волостной писарь Пазилов и попросил мальчика «не торопясь, порисовать именно для него». Потом Пазилов поехал в Томск, где открылась художественная школа, и там юное дарование согласились принять на полный пансион. Но «отец, и глазом не моргнув, направил сына не в Томск, а на Березов мыс — боронить пашню».Кондратий Белов

Дорога к мечте оказалась долгой и полной приключений — Кондратий Белов был ровесником бурного ХХ века. 17-летний юноша сбежал в Томск от завидной невесты («в двери не войдет, но зато племянница местной купчихи»), завербовался на строительство Мурманской железной дороги. Вернувшись домой, угодил под последнюю волну колчаковской мобилизации. Потом был поход против алтайских партизан, закончившийся полным крахом, Красная Армия, Иркутск… Однажды вечером командир «накрыл» Белова за рисованием женской фигуры на стене казармы, пообещал посадить на «губу». Но привел подчиненного к двери с вывеской «Художественная студия»: «Можете представить, что со мной было! Я онемел, и ни с места, хочу шагнуть, а ноги не идут. Яркий электрический свет ослепил меня. Нет, не ослепил, а озарил светом грядущего, которое ждало меня за порогом этой комнаты». Потом по ходатайству руководителя студии Георгия Мануйлова Белов, единственный из выпускников, был откомандирован в годичную художественную студию при политуправлении 5-й Армии. Студия просуществовала только год и сделала единственный выпуск.

Так начался яркий творческий путь художника Кондратия Белова. Его «Лесосплав на Иртыше» искусствоведы в 1948 году назвали первым полным и выразительным портретом Сибири.

Белов говорил: «Кто не помнит своего детства, тот не человек и не художник». И каждый год ездил в родную Пачу, писал этюды. «И теперь, в преклонных летах своих, когда я приезжаю на родину, в первую очередь иду туда, где когда-то бегали мои босые ноги. Томь все такая же прозрачная, неутомимая, только не идут по ней уже пароходы и не гонят плоты: всю тяжелую работу взяли на себя железные дороги», — размышлял он.

Ключевой работой выставки стала картина «Село моей юности», которую Белов так и не успел завершить. Теперь его любимые места являются источником вдохновения для современных художников. На выставке с произведениями мастера соседствовали картины живописцев, принявших участие во 2-м Межрегиональном с международным участием пленэре, прошедшем в Паче в 2019 году.

—В 2015 году Томский университет пригласил музей Белова на пленэр в Томске, посвященный 115-летию художника. И кто-то из омских художников предложил: «Давайте сделаем пленэр в Паче». Съездили туда — теперь это Кемеровская область — на один день и решили возвращаться в эти места каждые два года, — рассказал, выступая на открытии выставки, внук художника Владимир Белов.

К сожалению, выставка проработала лишь несколько дней: в конце прошлой недели омские музеи закрылись для посетителей из-за угрозы распространения коронавируса. Впрочем, между «Кузбасским центром искусств» и Омским музеем Кондратия Белова еще в прошлом году, во время пленэра в Паче, было подписано соглашение о сотрудничестве и совместной деятельности. А значит, живописная история, начатая Кондратием Беловым, будет продолжаться.

Лесосплав на Иртыше