Отложенное возвращение: как открылась и закрылась выставка Николая Миллиоти

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

25.03.2020


В начале марта в Доме русского зарубежья открылась первая в России выставка художника Николая Миллиоти и проработала, увы, лишь 10 дней. Кураторы надеются, что она вновь распахнет двери после окончания карантина.


Автопортрет в чалме. Париж, 1920-30-е.

Эпидемия коронавируса решительно перекроила выставочные планы музеев. В число проектов, закрывшихся на карантин, попала и первая монографическая выставка Николая Миллиоти — участника символистского объединения «Голубая роза». Художник был одним из ключевых авторов начала XX века, участвовал в создании объединения «Мир искусства», однако в советское время оказался на родине практически забыт. Очевидно, виной тому — эмиграция: в 1920-м мастер уехал в Константинополь, жил в Софии, Берлине и в конце концов осел в Париже. В Москве остались жена и два сына, Павел и Юрий. Дочь последнего, Елена Миллиоти, ведущая актриса театра «Современник», хранит работы эмигрантского периода. Как они попали в СССР — загадка. На открытии выставки Елена Юрьевна рассказала, что это, в частности, заслуга Дмитрия Сазонова, сына художника и писательницы Юлии Слонимской, появившегося на свет уже во Франции: «Как-то удалось переправить работы. На картинах были оторваны названия — они поступили безымянными. Поэтому мы часто не знаем, например, кто изображен на портретах».

Эти работы, всего около 50 произведений, по словам куратора Виктора Леонидова, публике ранее не показывали. Среди них — потрет Василия Миллиоти, брата мастера, выполненный Петром Кончаловским. Василий также был художником, участвовал в выставках «Мира искусства». Затем внезапно забросил творчество: в 1909-м уехал из Москвы на север, работал следователем по уголовным делам. Умер в 1943 году. Его портрет из собрания известного московского коллекционера Валерия Дудакова также показывают впервые. Неудивительно, что выставку в итоге решили назвать «Неизвестный Николай Миллиоти». «Культура» побеседовала с куратором.

Карнавал. Лестница. Париж. 1929.— Когда открывали выставку, не боялись, что эпидемия может нарушить планы?

— В Москве уже были зафиксированы первые случаи заболеваний. Но никто не предполагал, что ситуация примет такой оборот, что закроются музеи. Все развивалось стремительно. На открытие выставки приехали искусствоведы из Русского музея, был успех. Люди шли и шли. Очень жаль, что пришлось закрыться, но что поделаешь: форс-мажорные обстоятельства во всем мире. Я еще не разговаривал с руководством Дома русского зарубежья, но, думаю, выставка будет продлена, когда мы возобновим работу. Пока собираемся снять видеоэкскурсию и выложить на сайт.

— Что содержится в парижском архиве, попавшем к внучке художника?

— Это не совсем архив, скорее коллекция, которая включает в себя не только документы, но и картины. В основном портреты: например, зятя Третьякова — пианиста Александра Зилоти. Или писательницы Надежды Тэффи. Есть также эскизы театральных постановок — Миллиоти сотрудничал с Дягилевым, Ларионовым, Гончаровой, работал для парижских театров. Кроме того — десять дневников, в них упоминаются знаменитые современники художника, в частности Бакст. На полях много рисунков, силуэтов, как в записях Пушкина: Николай Миллиоти был прекрасным рисовальщиком.

— Эти дневники опубликованы? Персонаж воображаемой пьесы. Париж, 1930-е.
— К сожалению, нет.

— Как удалось организовать выставку?

— Известный режиссер-документалист Игорь Калядин, сам бывший актер «Современника», был одним из «моторов» этой выставки. Он отвел меня к Елене Юрьевне — так мы познакомились. Вместе с ней отбирали произведения. В принципе, все работы в этой коллекции достаточно хорошие, ровные. Есть еще гипсовый слепок руки Миллиоти — не знаем, правда, посмертный или прижизненный. Мы тоже его показываем на выставке.

— В чем особенность картин Миллиоти?

— Участники «Голубой розы» были символистами: дымчатые очертания, загадочность — в общем, декадентство, свойственное русской интеллигенции начала XX века. Богемный мир Петербурга. А Миллиоти всегда склонялся к реализму и использовал яркие краски. Он вообще был необузданной натурой, любил жизнь, женщин. Возможно потому, что в его жилах текла греческая кровь. Его женские портреты дышат чувством, как, впрочем, и пейзажи. Это был художник огромного масштаба.

— Ему удалось реализовать себя за границей? Многие художники в эмиграции оказались невостребованными — например, Зинаида Серебрякова.

— Да, поначалу он был весьма успешен. К нему в мастерскую приходили многие представители французской интеллигенции — философ Поль Валери, писатель Андре Моруа. Миллиоти дружил с Шаляпиным, изобразил певца на смертном одре. Но Вторая мировая здорово подкосила художника. А под конец жизни у него сгорела мастерская, и Миллиоти бродил по улицам Парижа, словно клошар. Когда в столицу Франции приехал МХАТ, художнику передали, что его ждут, с ним хотят увидеться. У него остались знакомые еще по дореволюционной России. Однако Миллиоти не пустил швейцар, приняв его за бродягу. Художник безумно тосковал по родине. Он жил Россией, постоянно вспоминал о ней. Все это есть в его дневниках.


Фотографии на анонсах:
 из архива Виктора Леонидова.
Портрет Марины Цветаевой. Париж, 1922. Изображения картин Миллиоти предоставлены организаторами выставки.