Часовня надежды для Керчи

Константин ХОДАКОВСКИЙВладимир ХОДАКОВСКИЙ

10.02.2021

VID_CHEREZ_KERCHENSKY_PROLIV_NA_BRITANSKY_LAGER.jpg


Как сделать «ворота в Крым» местом туристического паломничества

В Керчи часто приходится слышать, что городу не везет. Звучит это обычно так: «Вот, говорят, что наша Керчь — не туристический город… Как же не туристический, когда мы древнейший город России, у нас такая история, два моря и еще целебные грязи?.. Нам просто не везет!»

В везении дело или нет, но с имиджем у Керчи точно есть проблема. Несмотря на «два моря и еще грязи», город не имеет курортной репутации, сюда не едут отдыхать, как в другие крымские города. Не меньше Севастополя славная верностью России и пролитой за нее кровью, Керчь гораздо менее известна. «Город русских моряков», «город русской славы» — так обычно говорят не о Керчи. Во многих фильмах, книгах и песнях воспета севастопольская Графская пристань, откуда в ноябре 1920 года уходила в изгнание Белая Россия; между тем последним и самым сложным пунктом эвакуации стала как раз Керчь, из порта которой пределы Отечества покинули 40 тысяч человек, что сопоставимо с тогдашней численностью населения города. Именно здесь в последний раз развевался российский трехцветный флаг в качестве государственного. Про это, однако, мало кто знает.

Происшедшие в 2014 году геополитические события радикально изменили роль Керчи: из городка на задворках Украины она превратилась в главные ворота российского Крыма. Керчь — первый крымский город, который открывается взгляду едущих по мосту через пролив. Но этот поток проносится мимо, устремляясь в Ялту, в Севастополь, в Феодосию… Чтобы проезжающие хотя бы частично задерживались в Керчи, оживляя ее сферу услуг, принося жителям работу и доходы, городу нужна изюминка. Ею вполне может и должна стать богатая история этого края, начиная с древнейшей.

Не так много стран мира могут претендовать на свою «долю» в античной истории — в том смысле, что эту историю невозможно рассказывать без упоминания событий на их территории. Россия является такой страной, и во многом благодаря Керчи. Археологические раскопки доказывают непрерывное существование здесь городского поселения с эпохи греческой колонизации — с VII века до Р. Х. Находившееся на берегах Керченского пролива греко-скифское Боспорское царство кормило хлебом Афины. Наконец, именно здесь, в Пантикапее, было последнее убежище царя Митридата VI, здесь он трагически окончил свои дни после 50 (!) лет борьбы с Римом, в ходе которой противостоял самым прославленным его полководцам: Сулле, Лукуллу и Помпею. Титул самого ожесточенного врага Рима Митридат уступал только одному Ганнибалу.

Но одной констатации исторической древности Керчи и богатства ее истории мало. Чтобы стать фактором привлечения туристов, связь с эпохой Древней Греции и Рима должна быть понятной и видимой — в том числе видимой в буквальном смысле, видимой проносящимся по Крымскому мосту тысячам крымчан и гостей полуострова. Думаем, во многом это станет возможным после восстановления часовни И.А. Стемпковского на горе Митридат.

Мысль о том, что идея Керчи состоит в ее «античности», в ее связи с великим прошлым — отнюдь не нова. Именно она владела основателями русской Керчи в первой половине XIX века. Когда мы рассматриваем заложенный в тот период комплекс Большой Митридатской лестницы, то видим глубокий архитектурный замысел. Лестница проходит по центральной оси города от акрополя древнего Пантикапея на вершине горы к главной площади и набережной. Эта ось делила город на северную и южную части, вокруг нее формировалось градостроительное пространство. Исходным объектом и основой всего этого комплекса была часовня Стемпковского, служившая архитектурной доминантой города. Часовня и классическое здание музея древностей символизировали наследие Боспорского царства, наследие античности. А лестница зримо объединяла акрополь Пантикапея на горе Митридат с новым русским городом у подножия.

Еще одним связующим звеном между древней и новой эпохой является сама личность И.А. Стемпковского. Участник Отечественной войны 1812 года, сподвижник устроителей отвоеванных у Османской империи территорий юга России герцога Э.О. Ришелье (знаменитого одесского «дюка») и графа М.С. Воронцова, градоначальник Керчи в 1828–1832 годах, он одновременно является и основателем русской классической археологии. По предложению Стемпковского впервые на территории России были начаты систематические раскопки, основаны первые музеи античности в Одессе и Керчи. Стемпковский рано умер; сподвижники похоронили его на вершине горы Митридат, возле раскопок древнего Пантикапея. В 1835 году над его могилой была построена часовня в классическом (древнегреческом) стиле, ставшая одним из символов Керчи.

Часовня Стемпковского запечатлена на бесчисленном количестве исторических гравюр, рисунков и фотографий, описана в ряде воспоминаний и записках путешественников, задокументирована в хронике боев. Часовня была свидетелем самых важных и тяжелых вех в истории города. В годы Крымской войны 1853–1856 годов она была разграблена оккупационными войсками; с началом Первой мировой связаны ее реставрация и повторное освящение. В период эвакуации из Крыма частей армии П.Н. Врангеля и гражданского населения именно здесь, возле часовни Стемпковского, 16 ноября 1920 года уходившие в изгнание в последний раз на русской земле служили молебен.

Часовня уцелела в послереволюционный период массового уничтожения храмов: горожане Керчи сохранили ее под новым «нерелигиозным» названием — мавзолей Стемпковского. В годы Великой Отечественной она оказалась в зоне ожесточенных боев: в декабре 1943 года у часовни держали оборону последние две тысячи бойцов десанта, прорвавшиеся в город с Эльтигенского плацдарма.

В ходе боев часовня понесла тяжелый урон. Тем не менее, когда в 1944 году после освобождения Керчи на вершине горы Митридат был поставлен памятник защитникам и освободителям города — обелиск Славы, его расположение однозначно указывало на то, что часовня будет восстановлена. Новое строительство шло не по оси лестницы, но было специально смещено к северу от центра площади, занятого полуразрушенной часовней. То, что памятник героям советского времени задуман не вместо часовни, а рядом с нею, представляется важнейшим символом. Вдумайтесь: 1944 год, идет война, не было и не могло быть ничего важнее этой войны и победы в ней. И всё же люди решают ставить памятник героям войны не вместо старой часовни, а рядом с ней. Решают не ломать. А значит, помнят и хотят восстановить.

К сожалению, реализовать план восстановления часовни тогда не удалось, ее остатки были в 1949 году снесены. Могила Стемпковского тоже считалась безвозвратно утерянной в 60-е годы, во время очередных работ по благоустройству...

Несмотря на это, к вопросу о восстановлении часовни в Керчи возвращались вновь и вновь. В 2000 году была даже проведена ее торжественная закладка. В 2014-м после воссоединения Крыма с Россией ее обещали восстановить к столетию начала Первой мировой. В 2017 году часовня была включена в проект по реставрации Большой Митридатской лестницы, который предусматривал воссоздание ее исторического облика, но потом загадочным образом из плана исчезла. Керчи не везет…

В октябре 2020 года во время работ на вершине Митридата был обнаружен фундамент часовни, а также — не вечно же длиться невезению! — склеп первой половины XIX века. Проведенные исследования подтвердили: найдена могила И.А. Стемпковского. Останки достопамятного градоначальника исследованы, проведено скульптурное воссоздание облика по методу известного советского антрополога М.М. Герасимова. Осталось поставить найденное захоронение и фундаменты на учет как вновь выявленный памятник. Провести торжественную церемонию перезахоронения на прежнем месте — известно, что Иван Алексеевич был глубоко верующим православным человеком. И — воссоздать часовню.

Восстановление станет не только увековечением памяти о достойном человеке, многократно заслужившем такую честь своими трудами, но и серьезной инвестицией в будущее Керчи. Поскольку часовня — это спрессованная история русской Керчи, и ее возвращение к жизни в качестве мемориала позволит в сжатом виде ознакомить посетителей с основными вехами этой истории. Было бы целесообразно, в частности, предусмотреть особое содержание внутренней росписи и даже тематические барельефы о Русском Исходе на южной стене и Великой Отечественной — на северной, обращенной к обелиску.

В нашей стране привыкли многое делать к юбилеям. И в данном случае нет повода изменять этой «национальной традиции»: в наступившем 2021 году отмечается 2500-летие Боспорского царства — первой государственности на территории России.


На фото: Уильям Симпсон. Вид через Керченский пролив на британский лагерь в Еникале. Фото на анонсе: И.Ф. Барщевский, 1888 год, Предтеченская площадь.