Костюмы алтайских староверов: возвращение к традициям

Елена МАЧУЛЬСКАЯ

09.06.2020

7.jpg

Одним из главных символов этноса, важной частью его культурного кода всегда была национальная одежда. Но чем дальше народы и цивилизации отходили от своих корней-истоков, тем агрессивнее проявляла себя городская мода.

В первой четверти ХХ века на нашу страну обрушились великие потрясения, результатом которых стала потеря основных ориентиров, духовных и эстетических. В конце того столетия в Россию хлынул низкопробный масскульт, а вместе с ним соответствующая «экипировка»: наряды диких, аляповатых, кислотных расцветок, изодранные — по-другому не скажешь — джинсы, коротенькие, убогого вида штанишки унисекс...

Сегодня уже вполне очевидно: обращение к родной истории и национальной культуре — единственный шанс не увязнуть в глобальной трясине, куда стремительно скатывается современное общество.

Сибирские мастерицы Татьяна Куликова (Новосибирск) и Марина Сигарева (Барнаул) создали замечательную коллекцию костюмов алтайских староверов, которая в начале ноября прошлого года была показана в Москве, на XII Международном общественно-культурном форуме «Живая традиция». Дефиле на подиуме сопровождалось исполнением песен, записанных в селах, где доселе живут старообрядцы. Ранее презентация коллекции проходила на омском фестивале «Русский костюм. Сибирская версия», после чего алтайские наряды отправились в путешествие по Сибири.

— Нам в России нужно это видеть, слышать и знать, чтобы оставаться самими собой, — утверждает фольклорист-исследователь, руководитель ансамбля «Утешная канарейка» Марина Сигарева. — Традиционная культура — уникальный, самобытный комплекс, где песню от костюма отделить трудно, почти невозможно. Одно без другого не живет.

Поселения старообрядцев, в особенности расположенные в труднодоступной горной местности, и поныне остаются островками, настоящими заповедниками национальной самобытности. Одежда староверов кое-где сохранила формы, свойственные еще периоду Московского царства. А три столетия назад желание русских людей следовать завещанным предками канонам парадоксально совпало с указаниями «сверху»: царское правительство специальными указами предписывало исповедникам древлего благочестия сохранять верхнюю одежду старого кроя. В изданном в 1722 году указе Петра I говорилось: «А раскольникам и бородочам, какого звания они не были, носить же указанное платье, чтобы оное по тому во всех местах явным было».

Старинные одеяния сохранили они и по переселении в Сибирь. В Горном Алтае староверы надеялись не только укрыться от преследований, здесь они искали легендарное, таинственное Беловодье. Выделились тогда две большие группы: кержаки — выходцы из Архангельской губернии, Поморья и других северных районов и «поляки», перебравшиеся из Польши, Белоруссии, южнорусских губерний.

Костюмы поселян отличает архаичный крой — детали простых геометрических форм в виде прямоугольников и ромбов. Возникают совершенно неожиданные параллели: при ближайшем рассмотрении выясняется, что выкройки одного из вариантов сарафана и средневекового испанского платья совпадают практически полностью, разве что проймы у иностранного наряда шире. Более того, у кержаков часто встречается сарафан «с хвостом»: заднее полотнище на 3–4 см длиннее переднего.

Другая отличительная черта — чрезвычайно богатая отделка. Рукава рубах, и женских, и мужских, закладывались в мелкие складки, которые закреплялись яркой полоской ткани, украшались вышивкой «по счету нитей» либо в иных техниках.

Поражают многообразием и головные уборы. Самый обычный платок, оказывается, может быть очень разным. В церковь женщины надевали его «в роспуск»: подворачивали кромку и закалывали на булавку; получалось нечто похожее на европейское покрывало, такие в Средние века носили знатные дамы. В обычной жизни платок закрепляли на голове иначе, это был уже аналог чепца, который когда-то надевали европейские крестьянки и горожанки, причем везде — и в доме, и в храме. У нас же в порядке вещей была этакая ситуативно-визуальная «смена статуса».

Кроме того, у староверов Алтая платки служили материалом для изготовления аналогов дорогих головных уборов. Кокошник в селе Сибирячиха Солонешенского района заменяли сложенной из ткани кичкой.

Платок был и частью сложного головного убора. Его основа — шашмура, прикрывающая заплетенные волосы шапочка. Косы, уложенные короной — старинная прическа замужней дамы. Поверх шашмуры надевали кичку — выполненную из атласа или бархата шапочку с плоским, вышитым золотой нитью верхом и плотным очельем. Вся конструкция дополнялась позатыльником, прямоугольной бархатной или шелковой полоской — ее вышивали золотной нитью, бисером, украшали позументом. Поверх очелья наматывали сложенную шелковую шаль (что образует некоторое сходство с чалмой). Самой необычной и живописной деталью женского костюма были нарукавники — плечевая одежда, надеваемая поверх сарафана с рубахой, украшенная всеми возможными способами. Черные «крылатые» с вышивкой — своеобразная визитная карточка староверов Алтая.

К черному цвету у них отношение особое. В одежде темных тонов в соответствии с соборным уложением они веками приходили на повседневные церковные службы. В то же время сшитый из черного шелка и украшенный полихромной вышивкой (или иной отделкой) костюм считался праздничным.

В наши дни традиционная одежда используется как моленная, ритуальная. Староверы, как никто другой, помнят, что для сакрального пространства храма нужен особенный наряд. Представленный в коллекции Куликовой и Сигаревой моленный костюм по сей день бытует в Заринском районе, в селе Тягун: косоклинный (с четырьмя клиньями) сарафан не имеет складок ни спереди, ни сзади; к фигурной спинке часто пришивают разноцветные полоски ткани, в которые вставляются скрученные бумажки с написанными на них словами молитв.

Современные сарафаны шьют из джинсы, но сохраняют при этом традиционный крой и отделку. По фотографиям и письменным свидетельствам давно минувших эпох видно, что чаще всего моленный костюм состоял из белой рубахи и темного сарафана, что создавало строгий, исполненный предельной сдержанности образ.

Но были у женщин из семей староверов и весьма нарядные, вышитые золотом головные уборы, разноцветные одеяния из китайского шелка, бисерные воротники, тяжелые бусы. У поляцких девушек головные повязки из платков дополнительно украшались цветами.

Большая часть коллекции Татьяны Юрьевны и Марины Николаевны создавалась по образцам из Восточно-Казахстанского этнографического музея.

— Когда мы работали в этом музее, удивлялись разнообразию и яркости праздничной одежды. Для нынешних староверов это оказалось неожиданным, они даже принялись с нами спорить. Утверждали, что старообрядцы не носили, к примеру, столько бус, — рассказывает Марина Сигарева.

Откуда же подобное «дизайнерское» обилие и такое богатство цвета? Алтай граничит с Китаем и Монголией, через эти земли проходил Шелковый путь. Суровый горный климат не позволял выращивать привычный лен, проще было купить иноземную ткань — приверженцы старого обряда жили богато. Так причудливая восточная палитра плавно перешла в эстетику местного костюма. Приемы традиционного пошива при этом бережно и строго сохранялись — архаичный крой этнографы восстанавливают сегодня как раз по алтайским нарядам. Необычайное соединение старинного с продиктованными географическим соседством новшествами придало одеждам переселенцев уникальный вид. Сохранились на Алтае и архаичные приемы отделки, например поддевчатый шов, выполняемый вертикальными стежками, обвитыми поперечно идущей нитью. Получается интересный геометрический узор в виде ячеек. Применяли также вышивку «набором»: шов имитирует узорное (бранное) ткачество, один из самых древних видов отделки. Узор набирается своеобразными стежками («вперед иголку»), проложенными из конца в конец, плотно прилегающими друг к другу рядами.

— Народ без истории — не народ. Но надо не просто изучать историю своего края, необходимо знать его архитектуру, кухню, обычаи. Одежда тоже относится к этому историческому пласту, — итожит Татьяна Куликова.

В планах мастериц — создать коллекцию «Староверы от Урала до Байкала», которая представляла бы народное искусство Сибири, и возвратить наконец в российское культурное пространство малоизвестную в наши дни красоту. Ведь отдельные элементы и эстетические принципы старинного костюма вполне применимы и в производстве современной одежды.

Материал опубликован в журнале «CВОЙ» Никиты Михалкова. Февраль, 2020