Форты Кронштадта сделают центром туризма

Дина ГИН

15.05.2020

ALEXANDER-I.jpg

В Петербурге создается рабочая группа по реставрации и приспособлению оборонительных сооружений Кронштадта для посещения туристами.   

По мнению знатоков, форты Кронштадта — явление уникальное. На их примере можно изучать историю фортификации, артиллерии и архитектуры. Ни одна из столиц мира никогда не была защищена с моря так эффектно и эффективно. 


Самый первый форт — Кроншлот (Коронный замок) — возведен по проекту и под присмотром Петра I в 1704 году. Укрепление представляло собой деревянный десятигранник с наибольшей шириной около 29 метров и длиной сторон 9 метров. Вооружение состояло из 14 пушек. Как и многие более поздние форты, Кроншлот покоился на ряжевом основании, то есть на затопленных деревянных коробах, груженных камнем. Он много раз отражал атаки шведов, пережил страшное наводнение 1824 года, неоднократно перестраивался и усовершенствовался. В начале XIX века здесь служил Кюхельбекер — хороший поэт и человек. Известно, что некоторое время у него тайно гостил Пушкин, пробравшийся в Кронштадт под видом купца. 


Почти одновременно с Кроншлотом начали возведение береговых укреплений. Еще один морской форт соорудили в 1721–1724 годах (тогда он получил имя Цитадель, сейчас зовется Император Петр I). Восстановление защитных сооружений после наводнения 1824 года началось именно с него. Строительство кронштадтских фортеций продолжалось на протяжении XVIII–XIX столетий. Двигаясь от форта к форту, можно проследить, как менялись их конструкции, планировка, вооружение. 


В 1854 году между фортами Кроншлот, Петр I и Александр I было установлено первое в мире минное подводное заграждение. А в 1896 году все три названных форта исключили из состава оборонительных сооружений. Кроншлот превратили в склад боеприпасов. На Александре I устроили противочумную лабораторию (именно поэтому второе название форта — Чумный). В ее помещениях поселились врачи и подопытные животные — лошади, обезьяны, кролики, крысы, северные олени. На форте были установлены строжайшие меры безопасности. Сотрудники выходили на работу в прорезиненных плащах, штанах и ботах. А между крепостью и Кронштадтом курсировал единственный пароход с «говорящим» названием «Микроб». 


Лаборатория просуществовала 25 лет, и за это время здесь было изготовлено больше миллиона флаконов драгоценной сыворотки (противохолерной, противочумной, защищающей от тифа). Еще долгое время после ее закрытия местное население боялось даже ветра, дувшего со стороны Чумного форта. Вероятно, поэтому он сохранился лучше многих своих собратьев. Здесь до сих пор можно полюбоваться изящными металлическими лестницами и решетками, фрагментами железной дороги, по которой снаряды доставлялись из погребов к орудиям. Этот форт мог бы стать наиболее привлекательным для туристов — мощное трехъярусное сооружение возвышается над водой так же грозно, как знаменитый форт Байярд. И не случайно здесь часто снимают историческое кино. 


В 1990 году вместе с историческим центром Петербурга 19 кронштадтских фортов — 17 морских, созданных на искусственных островах в Финском заливе, и 2 береговых на острове Котлин — включили в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Тогда же несколько объектов были переданы военными гражданским властям, и впервые встал вопрос об их дальнейшем использовании. 


Для того чтобы дать новую жизнь «ценнейшему памятнику военной истории», специалисты Института архитектуры провели многочисленные исследования. Они изучили военную и политическую историю фортов, экологическую обстановку вокруг них, правовую и экономическую ситуацию. В результате на свет появились рекомендации по «функциональному наполнению и архитектурному преобразованию всего комплекса в целом и отдельных его элементов». Эта концепция предусматривала развитие фортов в рамках туристического бизнеса, создание музейных и развлекательных зон. Конечным результатом должно было стать освоение всех девятнадцати объектов, включая островные и береговые, а также объединение их в единый комплекс. «Когда создавалась концепция, стояла задача превратить форты не в музеи, а в многофункциональные сооружения с современным содержанием», — объясняет «Культуре» президент Союза архитекторов Санкт-Петербурга Олег Романов. 


Идею удалось частично реализовать только на форте «Великий князь Константин». Там создан яхт-клуб, веревочный парк, гостиница и Музей маячной службы, единственный в России. Летом функционирует пункт пропуска для яхтсменов через государственную границу. Все предложения по другим оборонительным сооружениям Кронштадта остались на бумаге. Форты продолжали разрушаться.

Только в 2019 году общественности был представлен проект «Остров фортов». Он разработан под контролем Министерства обороны РФ и предполагает приспособление для современного использования трех морских укреплений (Кроншлот, Петр I и Александр I), а также части территории Кронштадта. Речь идет о создании комплекса общественных пространств, включающего музейно-парковую зону, выставочный центр, социальные, научные, образовательные и другие объекты. Источником финансирования станут федеральные средства, бюджет Петербурга, а также частные инвестиции. «Формирование комфортной среды для кронштадтцев и гостей города планируется таким образом, чтобы сберечь историческую идентичность и уникальный дух Кронштадта — «колыбели российского флота», — обещает «Культуре» соорганизатор проекта «Остров фортов» Марика Коротаева.

На первом этапе, уже в этом году, планируется открыть военно-патриотический лагерь для детей старше 12 лет, оказавшихся в трудной жизненной ситуации (сирот, ребят из неблагополучных семей), а также Аллею героев российского флота и несколько спортивных объектов. Следующим шагом станет строительство океанариума, марины для яхт и катеров, канатной дороги к форту Александр I. С подробностями проекта можно познакомиться на сайте кронштадт.рф, оформленном предельно просто и эффектно.
По инициативе руководителей «Острова фортов», недавно состоялась первая встреча с петербургскими архитекторами и заинтересованными представителями общественности, на которой и было принято решение о создании рабочей группы. «Форты Кронштадта — это не обуза, а ценнейший актив, который надо умело использовать, — уверен председатель Комитета по охране и использованию памятников города Сергей Макаров. — Широкое обсуждение концепции очень полезно. Если неравнодушные и владеющие историей фортов петербуржцы выскажут свое мнение, это будет залогом успеха, у проекта появится душа».

В мировой практике существуют интересные примеры приспособления недействующих фортов, которые могут послужить ориентирами. Это форты Пальмерстона (Великобритания, Портсмут), форт Байяр (Франция, Рошфор), форт Джефферсон (США, штат Флорида), форт Флакфортет (Дания, остров Сальтхольмреб), форт Пампус (Нидерланды), форт Лувуа (Франция). Тому, что необходимо спасать для новой жизни не отдельные объекты, а весь комплекс оборонительных сооружений, есть достаточно оснований: Кронштадтская крепость была первой в мире крепостью, задуманной и построенной именно как фортовая (а не переделанная в таковую), первой реально воевавшей фортовой крепостью, первой фортовой крепостью, успешно выдержавшей осаду. Сегодня это уникальный комплекс, своеобразный музей фортификации 1704–1913 годов, который может быть утрачен, если его реставрацией и приспособлением к новой жизни не заняться немедленно. 


«Все форты — уникальные архитектурные сооружения, — объясняет Олег Романов. — Мы привыкли понимать под военными объектами бетонно-земляные конструкции. А здесь — эстетика «в полный рост», хотя проектировали их военные инженеры. Вся отделка фортов сделана на уровне лучших памятников Петербурга… Мы добиваемся, чтобы в проект были включены все еще не отреставрированные форты: без военных, без участия государства их не спасти».