В Подмосковье уничтожают усадьбу царской семьи

Татьяна ФИЛИППОВА

11.11.2020

ILYINSKOE-1.jpg


В единственном в Подмосковье императорском имении Ильинское рядом с Красногорском продолжается незаконный снос исторических зданий и построек XVIII–XIX веков.

20 сентября этого года в Ильинском состоялся традиционный Елизаветинский крестный ход, приуроченный к именинам великой княгини Елизаветы Федоровны, погибшей в шахте под Алапаевском. Русская православная церковь признала ее святой преподобномученицей. 

Шествие было многолюдным и торжественным: крестоходцы собрались возле церкви Ильи Пророка, прошли мимо здания Родильного приюта, построенного в 1892 году владельцем усадьбы великим князем Сергеем Александровичем, мимо лазарета, открытого в начале Русско-японской войны великой княгиней Елизаветой Федоровной, спустились к Москве реке и перебрались на другой берег по понтонному мосту. А на следующий день в усадьбе начались строительные работы, в ходе которых были снесены исторические постройки XVIII–XIX веков, свидетели той жизни, которая шла когда-то в императорском имении.

«Большей части усадьбы Ильинское больше нет, я стою на месте остатков дворца (сохранились подлинные галереи первого этажа) и флигеля «Приют для приятелей», здесь яма и стройплощадка», — написал в октябре в своем фейсбуке активист Общества по охране памятников истории и культуры Евгений Соседов. Позже выяснилось, что строительной техникой были уничтожены еще и уникальные мраморные солнечные часы. 

Что происходит в Ильинском сейчас, что с парком и разбросанными по нему павильонами, узнать невозможно: усадьба окружена высоким забором. Проникнуть внутрь не удается даже представителям Елизаветинско-Сергиевского общества. Евгений Соседов, попытавшийся осмотреть место строительных работ, был схвачен охранниками и избит (телесные повреждения зафиксированы врачами травмпункта). Парадокс в том, что открыто, на глазах у всех (хотя и за высоким забором) идет разрушение памятника истории и культуры, охраняемого законом. Единственной в Подмосковье императорской усадьбы с богатой биографией.

Усадьба на Москве-реке известна с 1666 года, в тот момент она принадлежала Стрешневым, родственникам царицы. В начале 1730-х годов здесь началось каменное строительство и был возведен храм Ильи Пророка — образец русского барокко. В первой трети девятнадцатого века имением владел герой войны 1812 года граф Александр Иванович Остерман-Толстой. Выйдя в отставку, он начал заниматься благоустройством Ильинского: построил двухэтажный деревянный дом на каменных аркадах и разбил английский парк с беседками, мостиками, павильонами, обсерваторией и театром. Павильоны имели шутливые названия: «Не чуй горя», «Пойми меня», «Приют для приятелей». В оранжереях выращивались персики и ананасы. Следы еще одной графской затеи можно обнаружить на Ильинском шоссе и сейчас: вдоль дороги стоят вековые липы. Остерман-Толстой начал высаживать их в память о погибших товарищах вдоль старого тракта, ведущего на Павшино. В эти годы управляющим в имении служил бывший адъютант графа, русский писатель Иван Лажечников, автор «Ледяного дома».

В 1864 году Ильинское на двадцать лет стало императорской усадьбой: Александр II купил имение в подарок своей супруге, императрице Марии Александровне, а с 1882-го оно перешло во владение их сыновей. После того как в 1891 году великий князь Сергей Александрович занял пост московского генерал-губернатора, Ильинское стало любимым местом отдыха великокняжеской четы. 

Судя по воспоминаниям гостей имения, оно сильно отличалось от пышных загородных дворцов русской аристократии. Князь Феликс Юсупов писал: «Усадьба у них была устроена со вкусом, в духе английского сельского дома». Сергей Александрович с увлечением занимался хозяйством: каждый год покупал в имение племенных коров, расширял птичники, строил теплицы, открывал школы для деревенских детей. Образ жизни в усадьбе был самый простой: владельцы ходили за грибами, купались в реке, играли в теннис, навещали соседей. Характер у Елизаветы Федоровны, по замечанию одной из ее фрейлин, был легкий и неунывающий, поэтому жили весело. Бывали здесь и императоры Александр III и Николай II с иностранными родственниками.

Идиллия закончилась в 1905 году, когда Сергей Александрович был убит эсером Каляевым, метнувшим в него бомбу. После смерти мужа Елизавета Федоровна хоть и приезжала в Ильинское, но в ее жизни уже не было места развлечениям. В память мужа она устроила в усадьбе лазарет для раненых воинов, потом открыла еще один в Москве, а чуть позже купила на проданные драгоценности особняк на Ордынке, где в 1909 году расположилась Марфо-Мариинская обитель милосердия.

После революции Ильинское было национализировано и превратилось в санаторий для высокопоставленных государственных чиновников, названный «Ильичево» в честь ленинского визита в 1918 году. И так же, как сейчас, обычным гражданам увидеть усадьбу было невозможно.

Единственный раз, когда специалистам удалось осмотреть исторические постройки, сделать фотографии, подготовить акт технического осмотра, паспорта и охранные обязательства, был связан со счастливым случаем, о котором рассказывает архитектор Илья Леваков. В 1970-х годах Алексей Косыгин, глава Совмина, отдыхая в санатории, случайно заглянул за зеленый забор и увидел церковь, которая своим полуразрушенным состоянием резко контрастировала с ухоженным парком. Помощники Косыгина отреагировали молниеносно. Ночью работников системы охраны памятников истории и культуры подняли по тревоге, а утром ударная бригада красногорского участка треста «Мособлстройреставрация» уже «выгораживала» территорию церкви от усадьбы и ставила инвентарные леса.

Фотографии, сделанные в середине 1970-х, фиксируют те постройки Ильинского, которые до нас уже не дошли. После того как санаторий «Ильичево» перестал существовать, усадьба разрушается усиленными темпами. Если каждый из прежних владельцев что-то добавлял в ее комплекс, то нынешние — только сносят. 

В 2013 году была снесена белокаменная классическая беседка-ротонда «Елизаветинский павильон», год спустя флигель «Не чуй горя», начали вырубать парк и липовую аллею, посаженную графом Остерманом-Толстым в честь героев 1812 года. Только что, в сентябре, были снесены первый этаж и галереи царского дворца, флигель «Приют для приятелей» и мраморные солнечные часы XVIII века. Как это возможно в отношении охраняемого законом памятника? Усадьба вместе с парком еще в 2002 году была признана выявленным объектом культурного наследия, все объекты получили охранный статус. Храм Ильи Пророка признан памятником культурного наследия федерального уровня и по закону наделен охранной зоной в 200 метров.

«Как известно, в России одно из самых суровых, жестких законодательств в сфере охраны культурного наследия, — объяснил «Культуре» ситуацию Артем Демидов, председатель Центрального совета ВООПИиК. — У нас есть уголовная статья, даже две, за уничтожение и повреждение памятника: есть за невыполнение требований по его охране, есть административная статья, предусматривающая штрафы до 20 миллионов за разрушение памятника. Существует такая мера, как изъятие у частного собственника объекта культурного наследия в случае, когда он его не сохраняет. 

Все это у нас в стране есть — но у нас отсутствуют случаи привлечения к ответственности по этим статьям. Есть единичные случаи возбуждения уголовных дел, но это исключение, которое подтверждает правило.
Правоохранительные органы не хотят этим заниматься, не хотят в это вникать. Отсутствуют методики расчета вреда и так далее. И все это в конечном счете приводит к тому что мы теряем нашу культуру, наши памятники. Но и сам факт наличия норм права, которые пренебрежительно не исполняются, за нарушение которых никто не несет ответственность, — это угроза правопорядку». 

Происходящее в Ильинском вызывает, мягко говоря, недоумение, поскольку идет вразрез с заявлениями правительства Московской области о сохранении исторического наследия. С 2013 года действует губернаторская программа «Усадьбы Подмосковья», в 2019-м подмосковное правительство подписало с Елизаветинским обществом и федеральным агентством по туризму трехстороннее соглашение о развитии национального историко-культурного проекта «Императорский маршрут». Но все это только на бумаге. На деле в усадьбе разворачивается большая стройка. 

«Самое печальное будет, когда мы узнаем, кто заказчик дворца, который там строится, — сказал «Культуре» историк Александр Савинов. — На сайте Елизаветинского общества я прочитал, что владелец центральной части усадьбы, предприниматель Год Нисанов, классифицирует это как «резиденция». Вопрос — для кого!» 

Имя представителя азербайджанской диаспоры Года Нисанова, главы девелоперской компании «Киевская площадь», в этом году второй раз появляется в прессе в связи со строительными скандалами: г-н Нисанов является владельцем павильона на Патриарших прудах, который реконструируется с изменением масштаба, невзирая на протесты местных жителей, среди которых много архитекторов, художников, ученых. На той стройке все происходит примерно так же, как в Ильинском: высокий забор, за которым работают бульдозеры, расталкивание активистов, которые пытаются остановить строительные работы, полное пренебрежение к закону.

На фото на анонсе: церковь Ильи Пророка. Фото: Сергей Ведяшкин / АГН «Москва».