Игорь Никитин, основатель «Корпорации роботов»: «Мы теряем индивидуальность и перестаем быть людьми»

Татьяна ФИЛИППОВА

08.06.2020

Игорь Никитин


Вместо того чтобы «очеловечивать» машины, человек, похоже, постепенно сам подстраивается под искусственный интеллект.

— Что же такое искусственный интеллект? Мы часто сегодня слышим это словосочетание, но, честно говоря, представления туманные...

— Искусственный интеллект — это термин, который придумали специалисты, чтобы описывать некие автономные программы и сравнивать их с интеллектом человека. По большому счету любой автопилот автомобиля или самолета, любая автономная система, даже такая, как Siri или Алиса, — это искусственный интеллект. Если обратиться к философскому аспекту, можно сказать, что человек издревле хотел уподобиться Богу, и вот это стремление быть творцом прослеживается и в работе над созданием искусственного интеллекта. Современные инженеры, как когда-то художники, стараются уподобить себя творцу и создать личность, которая будет подобна человеку. Отсюда вот эти все роботы, которые похожи на людей. Я открою вам тайну: они не нужны человечеству, роботы с двумя ногами, двумя руками и головой. Не нужны. Посмотрите, как выглядят современные заводы: моноруки, которые создают что-то. Вот это роботы, которые выполняют определенную промышленную задачу. Роботы не должны быть похожи на человека.

— Я не могу с вами согласиться, потому что робот-сиделка, например, будет лучше восприниматься, если ему придать человеческие черты.

— Не соглашайтесь, конечно, но я прав. Я разговаривал с лучшим робототехником Южной Кореи, который сказал следующее: «Если мне будет нужен робот-сиделка, вы думаете, что я сделаю робота с ногами, который будет подходить к кровати, поднимать человека и нести его в ванную комнату? Это бред. Такое решение обойдется в два миллиона долларов. Все, что я бы сделал и что уже сейчас делается, это автономные корейские квартиры, в которых есть рельсы на потолке, специальный кран. Придет человек, отнесет пациента в ванну, помоет и уйдет».

— Возвращаясь к искусственному интеллекту, к вопросу «творения»: видите ли вы какие-то возможные этические проблемы в паре люди — роботы?

— Этические проблемы есть у людей. О том, может ли искусственный интеллект переживать такие проблемы, в данный момент никому не известно. У нас на «Робостанции» есть робот-актер, который имитирует эмоции: страх, обиду, смущение. Вопрос: он имитирует или испытывает? Проверить, действительно ли искусственный интеллект испытывает угрызения совести, очень сложно. Но у человека есть этические нормы, которым он стремится следовать. Я, например, считаю, что робот — это высокоразвитая материя, поэтому мы должны заботиться о роботах, которые отработали свое, как-то красиво их утилизировать, не превращать их в груду металла. Ведь роботы, которые проработали 30–40 лет на благо человечества, это наши рабы, мы их используем, чтобы лучше жить. Многим кажется, что век роботов еще не наступил. Я вас уверяю, он наступил 30–40 лет назад. Иначе мы бы сейчас не летали, не ездили на машинах. Роботы работают на заводах. Поэтому, я считаю, надо дать роботам права и выразить уважение к их труду, благодаря которому мы можем заниматься любимым делом, а не выращиванием пшеницы.

— Я имела в виду проблемы другого рода. Когда производственные процессы будут полностью автоматизированы, тысячи людей останутся без работы.

— Этого никогда не произойдет, к сожалению или к счастью. Технологии заменяют людей постоянно на протяжении десятков лет. Я могу сказать вам, как один из авторов проекта «Школа профессий будущего», что 97 процентов людей тысячу лет назад занимались выращиванием еды. На сегодняшний день все ровно наоборот. Три процента людей в развитых странах выращивают еду, и 97 процентов занимаются чем угодно, но только не этим. Для них же нашлась работа? То же самое будет происходить, когда роботы заменят водителей машин, автобусов. Люди переквалифицируются. Раньше в каждом лифте стоял человек, который нажимал на кнопку. Вы же не хотите, чтобы ваш ребенок занимался такой работой?

— Мир, в котором вокруг одни роботы, кажется не очень уютным. Я вот очень ценю возможность перекинуться парой слов с кассиршей в моем магазине.

— Да, вы перестанете видеть людей на кассах, ну и что? Мы живем в огромных многоквартирных домах, встречаем в лифте соседей. Я вас уверяю, вы встречаете в день в десятки раз больше людей, чем наши бабушки и дедушки. Раньше людей использовали как лошадей, как ослов, они выполняли рутинную работу. Даже сейчас в некоторых странах — я вот был в Непале — люди работают носильщиками. Ну конечно, их должны заменить роботы, машины, автоматические дроны, чтобы дать им возможность работать головой. Мир меняется, мы не будем видеть людей на рутинной работе, только на интеллектуальной, организационной и эмоциональной. А все остальное будут делать роботы.

— Когда же произойдет эта революция?

— Очень скоро и никогда. Вы посмотрите, что происходит с телевидением. Все говорили: люди перейдут на компьютеры. Потом стали говорить: люди будут смотреть все на смартфонах. Что происходит по факту? Мы смотрим все одновременно. Человек приходит домой, включает телевизор, открывает компьютер, что-то в нем делает и держит в руке телефон. Робот не заменит человека в искусстве. Они будут выступать одновременно. Точно так же как телевизор, компьютер и телефон живут в одной реальности, человек смотрит на три экрана. Так же может произойти и с искусством: люди будут творить вместе с роботами. Люди будут им помогать, вести за собой, будут использовать искусственный интеллект как некую новую кисть и создавать вместе с ним новые произведения.

Искусство роботов никогда не будет востребовано среди людей по одной причине. Эмоция не поддается математике. Что мы говорим, когда смотрим на произведение искусства? «Боже мой, какие оно рождает во мне эмоции! Я погружаюсь в свои ощущения, воспоминания». Мы не говорим про математическую выверенность изображения. Даже самая умная нейросеть — это мощный математический алгоритм, а искусство — это эмоция. Вот когда появятся квантовые компьютеры, которые управляются нематематическими законами, возможно, они смогут создать что-то такое, что нас будет трогать эмоционально.

— Возможен ли бунт машин, о котором нас постоянно предупреждают?

— Что такое восстание? Должен быть предводитель, личность, которая борется за права восставших. Восстание — это свержение поработителей. Когда мы говорим про восстание роботов, я думаю, что оно может произойти, потому что мы пока не осознали, что роботам нужно уделять больше времени. А если говорить про восстание машин с целью уничтожить человечество — я вас уверяю, до того как машины додумаются это сделать, миллион раз такая возможность будет у неблагонадежных президентов, у компьютерных вирусов, у хакеров, которые могут перехватить управление армией роботов. А робот — это же высшее создание, он не подвержен страстям, в отличие от человека. Вы можете себе представить, чтобы ваш навигатор, например, после того как вашу машину кто-то подрезал, пришел в раздражение и начал в ответ обгонять, подрезать?

— Разумеется, навигатор не способен вести себя так, как раздраженный водитель. Но я знаю, что, когда я нервничаю, компьютер начинает сбоить. То есть он реагирует на мое раздражение.

— Есть теория, что когда компьютер дает сбой, это и есть проявление интеллекта, который зарождается внутри машины. Вы просто представьте, как еще компьютерный интеллект, который себя осознал, может сказать: «Слушай, я не тупая программа, я не веду себя так, как запланировали программисты». Он может сказать это только через сбой... Мне кажется, что реальная опасность в другом. Мы не просто переходим на использование компьютерных систем, мы переходим на мировосприятие, на мироощущение и на формирование наших жизненных принципов компьютерной системой. Мы уже ведем себя как части такой системы. Вопрос не в том, когда роботы поумнеют, а в том, когда человечество опустится до роботов. Мы превращаемся в роботов. Наша жизнь запрограммирована на годы вперед. Я сейчас общаюсь с сорока роботами на нашей «Робостанции» на ВДНХ, каждый день их программирую, и точно могу вам сказать, что мы становимся роботами. Мы теряем индивидуальность, перестаем быть людьми. И в этом главная проблема.

«Корпорация роботов» основана в 2013 году в Москве и занимается выставочной и образовательной деятельностью с участием роботов. Самые известные проекты компании — выставки «Бал роботов» и «Робостанция», «Международный робофорум», новогоднее шоу «РобоЁлка», «Робоагентство». Компания сотрудничает с разработчиками Японии и Южной Кореи, роботов либо берет в аренду, либо покупает.

Материал опубликован в № 3 газеты «Культура» от 26 марта 2020 года в рамках темы номера «Искусственный интеллект»