Григорий Заславский: «Передо мной стоит цель вывести ГИТИС из кризиса без человеческих потерь»

Денис СУТЫКА

14.04.2020

В центре фото Григорий Заславский. Фото: Александр Авилов / АГН Москва.


Ректор ГИТИСа Григорий Заславский рассказал «Культуре» о том, как работает вуз в дистанционном режиме, почему нельзя научить актерскому мастерству онлайн, будут ли вступительные экзамены в этом году и что произойдет на рынке труда в связи с приостановкой деятельности театров и кинопроизводства из-за коронавируса.

 ГИТИС, кажется, впервые провел дни открытых дверей в режиме онлайн?

— Да, мы никогда этого не делали. Каждый год это было страшным испытанием для нашего старого особняка, который, конечно же, не приспособлен для «набегов» нескольких тысяч абитуриентов. Каждый раз это было дискомфортное существование огромной толпы ребят и их родителей. В этом году мы проводим день открытых дверей в режиме онлайн. На продюсерском факультете запись трансляции посмотрели больше двух тысяч человек. На актерском факультете только в режиме онлайн нас смотрело порядка двух тысяч. 12 апреля провели день открытых дверей на режиссерском факультете. Участвовал главный режиссер Театра имени Вахтангова Юрий Бутусов, который в этом году впервые наберет очную актерско-режиссерскую мастерскую. И Михаил Захарович Левитин — он набирает заочную мастерскую. 

В таком формате есть бесспорные плюсы. Главный — мы открыты сразу для всех, для всей страны. Это как раз то, к чему мы стремились на протяжении последних нескольких лет, когда начали активно проводить региональные прослушивания. В этом году, увы, мы не сможем их провести очно. А в остальном, как и прежде, это возможность для абитуриентов получить информацию из первых рук, не задаваться в неведении вопросами из серии «Есть ли бюджетные места?», «Сколько стоит диплом ГИТИСа?» и другими умными и дурацкими вопросами и поисками на них ответов в замусоренной Сети. 

 — Не задумывались ли о том, чтобы проводить первые отборочные туры в режиме онлайн?

— Обычно после дня открытых дверей начинают проходить отборочные туры: дети из разных городов страны пишут нам в социальные сети, на электронную почту в деканаты вопросы о расписании этих отборочных туров. Буквально на днях одна девочка из малюсенького городка Дигора в Северной Осетии поинтересовалась, когда будут прослушивания. Мы ответили, что до июня не будет, но сейчас во Владикавказе на дистанционной работе находится наш преподаватель Эдита Тибилова. Если вы уж очень хотите, то найдите ее в соцсетях, и она вас, конечно, послушает. На следующее утро у нас была переписка с Эдитой, и она пишет, что из Дигора написало несколько ребят. Она, конечно же, их послушает. Но никаких туров онлайн мы делать не будем. Есть вещи, которые в таком формате почувствовать невозможно. Преподаватель может оценить способности абитуриента, видя этого ребенка в нескольких метрах от себя, обычно прося тех, кто читает материал, отойти немного подальше, но это подальше не должно быть разделено экраном.

 — Сейчас все вузы переведены на дистанционное обучение. Удалось ли оперативно наладить коммуникацию между преподавателями и студентами в новом формате?

— Мы действительно одни из первых перевели на дистанционный формат обучения то, что на такой формат переводимо. Еще 14-15 марта начали работу по переводу на дистанционное обучение театроведов и продюсеров. Для того чтобы не дать вот этой ежедневной тренировке мозгов остановиться. Точно так же, как солисту балета нужно ежедневно вставать к станку, любому студенту нужно ежедневно учиться. Привычку к учебе, условный рефлекс очень важно сохранить в данной ситуации.

Другой вопрос, что далеко не все в творческом институте можно преподавать онлайн. И как тут не вспомнить когда-то очень популярную песню Аллы Пугачевой про атом, где есть такие строчки: «Все он может, все он может! А вот этого, вот этого — никак!» Априори невозможно преподавать онлайн актерское мастерство, сценический танец и речь. Станиславский, описывая в своей книге «Моя жизнь в искусстве» путь актера, вспоминает, как старые артисты Малого театра подсаживались поближе к молодому студенту и, заглядывая ему глубоко в глотку, смотрели, как он прижимает язык к небу. Точно так же и сейчас вот эти старые ремесленные правила, несмотря на то, что техника сценической речи шагнула далеко вперед, по-прежнему можно передать только «из глотки в глотку».

Мы видим актера и понимаем, что он ученик Андреева или Хейфеца, в том числе и по тому, как передано мастерство. Когда сегодня Александр Петров говорит, что его работа в фильме «Лед 2» — первая роль, которую он готов показать своему учителю Леониду Ефимовичу Хейфецу, то говорится это именно потому, что когда-то Хейфец немало времени своей жизни потратил на Петрова. 

Онлайн — это шоу-бизнес, онлайн — вынужденная мера, в том числе и у нас. Наши мастера общаются со студентами ежедневно, общаются с ними по телефону и во всевозможных мессенджерах. Но полноценными занятиями и репетициями такую коммуникацию назвать нельзя.

 — У вас уже есть представление, когда начнутся вступительные?

— Где-то уже видел эту шутку: я-то думал, что все мои знакомые-друзья — политологи, а они оказались вирусологами. Давать конкретные прогнозы в данной ситуации невозможно. Я отношусь к нашим абитуриентам с большим уважением. Понимаю, что экзамен в творческий вуз — это куда большая эмоциональная встряска и испытание, чем поступление в обычный вуз. Потому не могу себе позволить безответственно называть какие-то даты на июнь или июль, а затем сдвигать их на более поздние сроки и вынуждать родителей и детей из регионов постоянно сидеть на чемоданах, менять билеты. 

Если все будет происходить так, как сказала, опираясь на самые серьезные исследования, госпожа Вероника Скворцова, мы примерно выходим на возможность очного контакта в середине июля. Поверьте, это точка зрения, основанная на профессиональных выкладках. Мы же имеем возможность смотреть, что происходит в других странах. На днях наши друзья из Китая прислали мне свои медицинские памятки, составленные их врачами, принимавшими участие в ликвидации эпидемии. Мы знаем о том, что в Китае отменили карантин 25 марта, и только 6 апреля был первый день без смертей. То есть две недели отделяет прекращение карантина от летальных исходов. Мы находимся в постоянном контакте с нашими партнерами, Центральной академией драмы в Пекине, и вместе пытаемся выстроить гипотезы в отношении нашего возращения к очным занятиям. Мы видим, как непросто проходит течение эпидемии в Европе. Я имел возможность обменяться письмами с нашими друзьями из Великобритании, и у них стоит вопрос об отмене не только выпускных школьных экзаменов, но и вообще вступительных в театральные школы в этом году. Мы же все-таки надеемся, что, когда бы ни закончился карантин, сможем провести прослушивания и приемную кампанию.

 — Несмотря на то, что ГИТИС закрыт, многие иногородние студенты остались в общежитии.

— Мы делаем все возможное, чтобы они, с одной стороны, не чувствовали себя брошенными, с другой — чтобы у них была возможность для творческого самочувствия. Мы понимаем, что люди нашей специальности обладают особой эмоциональной подвижностью и, скажем так, эмоциональной незащищенностью. Они должны чувствовать постоянную заботу о себе. Актер все время должен чувствовать, что о нем думает режиссер, а когда он учится — мастер. Поэтому все наши студенты постоянно разговаривают со своими мастерами. Другое дело, что это общение не может быть полноценной заменой занятий по профильным дисциплинам. 

 — Вы их как-то поддерживаете?

— Стараемся, конечно. С прошлой недели кормим студентов, проживающих в общежитии, бесплатными обедами. Я знаю, что для той компании, которая им готовит, это единственное спасение. То есть вот эти три человека, которые готовят еду для более чем сотни студентов, последние оставшиеся в этой большой компании сотрудники. Я горжусь, что мы, платя им зарплату, сохраняем рабочие места.

 — Удалось ли сохранить заработную плату сотрудникам ГИТИСа?

— Знаете, я даже с каким-то азартом отношусь к этой ситуации. Понимаю, что передо мной стоит цель вывести ГИТИС из кризиса без человеческих потерь. Сотрудники ГИТИСа, причем самые разные — от преподавателей и до водителей, с невероятным пониманием отнеслись к тому, что сейчас кто-то получит чуть меньше. Большая часть зарплаты у нас состоит из так называемых надбавок за интенсивность. Эти надбавки сейчас сокращаются. Мне кажется, в ГИТИСе есть общее понимание, что нам нужно, не потеряв ни одного человека, пережить карантин, вернуться и идти дальше к тем целям, которые мы поставили и хотим добиться. Одна из этих целей заключается в том, чтобы от ГИТИСа людям было хорошо. Когда все закончится, один из первых наших концертов мы поедем давать в Уфу, в ту компанию, которая выпускает бактерицидные лампы.

 — Сложившаяся ситуация, скорее всего, ударит по карману родителей студентов, особенно из регионов. Вы не задумывались о каких-то шагах по поддержке ребят?

— Не просто задумывались, но уже рассылаем письма с просьбой помочь нашим студентам пережить эти сложные времена. Еще никто не откликнулся, и я понимаю, что пока не закончится это время, ждать каких-либо ответов было бы несколько наивно. Но мы очень рассчитываем, что все талантливые дети, которых мы увидим в этом году, поступят и будут учиться на бюджетных местах, выделенных нам государством. А дальше начнем думать, как помогать тем, кто на бюджет, к сожалению, не попадет. Но в первую очередь поможем тем, кто в следующем году будет на четвертом курсе и у кого возникнут проблемы с оплатой. Тут все очевидно: вначале нужно поддержать тех, в кого мастера вложили свои силы и даже часть своей жизни. И уже затем по нисходящей, вплоть до первокурсников, которых мы пока еще не знаем, не успели полюбить, но обязательно полюбим.

  — Сегодня почти все культурные учреждения страны оказались в довольно непростой финансовой ситуации, и уже сейчас можно предположить, что на будущий год руководство театров вряд ли будет расширять штат. Можно ли спрогнозировать, что произойдет на рынке труда?

— Я понимаю, что мы должны сделать все, чтобы жизнь выпускников не была сломана из-за вот этих вот, в общем-то, страшных для любого актера обстоятельств. Мы знаем, как много в этой работе связано с элементарным везением, случайными встречами и так далее. Я уже думал о том, что, например, выход в широкий прокат дебютного фильма нашего выпускника Григория Добрыгина «Sheena667» сорвался и отложен на неопределенное время. Что приостановились съемки картины «Спасите Колю», где наши выпускники с курсов Хейфеца и Андреева — Анна Родоная и Иван Злобин — играют главные роли молодых героев. Но такая ситуация происходит по всему миру. И мне кажется, сейчас очень важно, чтобы актеры не потеряли свое профессиональное мастерство. Все плохое закончится. Мы будем возвращаться к нормальной жизни, в том числе и театр вернется в привычное русло. К этому нужно быть готовым. Собственно, этому мы и должны их научить: быть готовыми в любую минуту отозваться на самые неожиданные предложения и повороты в их актерской судьбе. 

Фото на анонсах: Сергей Киселев, Александр Авилов / АГН Москва.