Рим высокой моды

Дарья ЕФРЕМОВА

25.07.2019

Фото: Дарья ЕфремоваВо Всероссийском музее декоративного искусства открылась выставка «60 лет итальянской моды». В экспозиции — эксклюзивы из запасников итальянских Домов и частных коллекций, многие из которых давно вошли в энциклопедии моды.

Оранжевое трикотажное платье «Женский крик» с психоделическим принтом цвета фуксии и травянисто-зелеными бабочками в пайетках от Энрико Ковери — в нем щеголяла Милла Йовович на показе весна — лето 1997. Играющий переливами золота наряд из тюля, напоминающий о временах Великого Гэтсби, — этот шедевр Prada выбрала аристократичная Кейт Бланшетт для лондонской церемонии вручения BAFTA в апреле 2000-го.

Радикальное мини из металлизированной ткани, покрытое мелкими кристаллами Swarovski от Версаче, — оно было на Наоми Кэмпбелл на показе мужской моды в 1998 году, которую проводил сам кутюрье. Любимое платье Софи Лорен — нежного персикового цвета с воланами из жоржета от Джорджо Армани. В этом актриса появилась на приеме к 70-летию киностудии «Чинечитта» в 2007-м.  Встречаются и весьма эпатажные артефакты, для светских раутов едва ли подходящие. Например, платье-бюстье из черных бра от Moschino. Свисающие с юбки роскошными гирляндами лифчики издалека напоминают сложную многослойную драпировку, но подойдешь поближе, иллюзия приобретает недвусмысленные очертания. Впрочем, взрывная смесь парадоксов, сюрреализм и самоирония — «визитная карточка» выпускника миланской Академии Брера, бросившего вызов консьюмеризму восьмидесятых. Франко Москино стал бы художником, если бы не начал рисовать одежду для Версаче, а вскоре не открыл свой бренд. Знаменитые Медузы горгоны, непременная составляющая ювелирных коллекций всей мировой элиты, от арабских шейхов до Эрика Клэптона и принцессы Дианы, занимают целую витрину: пояс из позолоченного металла, браслеты и кулоны с синими камеями. «В своей работе я всегда черпал вдохновение в искусстве и архитектуре — как прошлого, так и настоящего. Я твердо знаю, что итальянцы подарили миру очень серьезный, основанный на неустанном труде подход к моде», — утверждал маэстро.

Фото: Дарья Ефремова— Собственно, это и есть идея выставки, — говорит куратор проекта Алессия Тота. — В Италию с ее ренессансным духом, великой архитектурой, манящей природой издавна влюблялись иностранцы, однако такого понятия, как итальянский стиль, долгое время не существовало. Даже для послевоенной Европы и Америки центром женской моды оставался Париж, мужской — Лондон.

Чтобы вывести звезд римского, миланского и флорентийского кутюра на новый уровень узнаваемости, предприниматель и коллекционер маркиз Джованни Баттиста Джорджини решил проводить масштабные ежегодные показы для байеров Нового и Старого Света в своей резиденции. Первый такой смотр состоялся 12 февраля 1951 года — эта дата считается днем рождения итальянской моды.

Тогда на роскошную виллу Ториджани съехались лучшие модельеры своего времени: Кароза (княгиня Джованна Караччоло), Джермана Маручелли, Эмилио Шуберт, сестры Фонтана, Йоле Венециани, Эмилио Пуччи — эти кутюрье давно одевали европейскую знать, но не были известны широкой публике. На показах активно эксплуатировался миф о дольче вита — вальяжные красавицы в яркой и сексапильной одежде выглядели так, будто им незнакомы тяготы бренного мира. Свою роль сыграл кинематограф. В эти годы киностудия «Чинечитта» начала набирать обороты, а за десять лет превратилась в настоящий Голливуд на Тибре.

Работы модельеров для кино как раз и открывают экспозицию. Например, платье в стиле монахини от сестер Фонтана — такое было на Аве Гарднер в ленте 1954 года «Босоногая графиня».

Другой культовый экспонат — брючный костюм из чесучи цвета слоновой кости с серебряными бусинами авторства Ирен Голицыной, в которой Клаудиа Кардинале сыграла в «Розовой пантере» Блейка Эдвардса. «Дворцовые пижамы», отшитые в ателье талантливой русской эмигрантки, сегодня хранятся в Метрополитен-музее в Нью-Йорке и Музее Виктории и Альберта в Лондоне. Нарядиться в ее «спальный» костюм считалось последним писком. Среди постоянных клиенток числились Софи Лорен, Дайана Росс, Дорис Дьюк, Сорайя и королева Паола.

Фото: Дарья Ефремова

Вечернее бежевое атласное платье на бретельках с поясом и вставкой на юбке цвета индиго узнают многие: звездный портной Эмилио Шуберт создал его для Джины Лоллобриджиды в 1950 году. В его блистательное ателье на улице Кондотти выстраивалась очередь из представителей римской элиты. Все были настолько очарованы его произведениями, что даже в свадебных приглашениях писали: «Невеста будет в платье от Шуберта». 

Авангардистские, бунтарские и брутальные итальянские девяностые представлены моделями Лауры Бьяджотти с ее минималистичным трендом женщины-куклы, облаченной в светлый шелк, лен и кашемир, и творениями Антонио Марраса — лиф его знаменитого платья «Черной Мадонны», защитницы сардинских горняков, декорирован множеством серебристых «гвоздей». Еще один безусловный шедевр времени — драгоценный жилет от Мареллы Ферреры, выполненный из разноцветных, вышитых вручную квадратов ткани, — он повторяет керамические панели знаменитой лестницы Санта-Мария-дель-Монте в Кальтаджироне, объекте Всемирного наследия ЮНЕСКО. Невероятны произведения десятых: роба из марли от Франко Чамбеллы. Бюстье украшено кружевом шантильи и расшито кристаллами Swarovski, упругие металлизированные пластинки на юбке задрапированы легкой органзой. Оно родилось под впечатлением от балета «Лебединое озеро» и, по мысли дизайнера, символизирует противостояние между добром и злом — Одеттой и Одиллией, борющихся в душе каждой женщины. Роскошен свадебный наряд из белого газара, расшитый бледными розами от Раффаэллы Куриэль.



Фото на анонсе: Станислав Красильников/ТАСС