Светлана Дружинина: «Надеюсь, юные нахимовцы примут участие в съемках»

Денис СУТЫКА

27.06.2019

культура: Перед съемками Вы посетили Петропавловской собор. Подозреваю, что у Вас особое отношение к историческим объектам. По большинству из них Вы, наверное, могли бы водить экскурсии?
Фото: ГМЗ «Петергоф»В каких только переделках не побывали славные «Гардемарины» Светланы Дружининой за время существования саги: «Трое из навигацкой школы» спасали престол от заговоров и дворцовых переворотов во времена императрицы Елизаветы Петровны, ездили в тайное путешествие за принцессой Фике, совершали славные подвиги во время Семилетней войны. На сей раз по велению Екатерины II (в прошлом той самой Фике) им предстоит сражаться бок о бок с самим Александром Суворовым за город Кинбурн. Корреспондент «Культуры» отправился вослед бравым гардемаринам в Петергоф, где завершился очередной этап съемок. Спустя 30 лет Светлана Дружинина решилась вернуть к жизни заметно возмужавших, если не сказать больше, секс-символов 90-х — гардемаринов Алексея Корсака (Дмитрий Харатьян), Павла Горина (Александр Домогаров) и Никиту Оленева-младшего (Михаил Мамаев). Вместе с сагой «воскреснет» и Михаил Боярский (шевалье де Брильи), который погиб в предыдущей части. Как? Режиссер молчит. Интригует.  За эти годы повзрослели не только главные герои, но и некогда юная Фике в исполнении Кристины Орбакайте. Ныне она — Екатерина Великая. Впрочем, заносчивости это ей не прибавило: актриса, как и прежде, общается с поклонниками, делится с ними в соцсетях фотографиями со съемок и рассказывает о том, как идут дела в киношном государстве. С точки зрения управления империей, затея сомнительная: а вдруг враги увидят да шпионы пронюхают? Но с точки зрения актерского пиара — все правильно.  Помимо Петергофа, «Гардемаринов» будут снимать в Санкт-Петербурге, Крыму, Переславле-Залесском и даже на Мальте. Пока же журналистов пригласили на одну из репетиций в Монплезир — дворец, построенный в начале XVIII века по личному указу Петра I на территории Петергофа. Здесь хранится коллекция картин европейских художников и китайского фарфора, собранная императором. Среди этого великолепия и разместилась съемочная группа «Гардемаринов». В комнате с китайским фарфором установили плейбэк-мониторы. Оператор Анатолий Мукасей следит за тем, как помощники выставляют кадр, стараясь казаться незаметными. Он как будто подтверждает то, о чем не так давно рассказывал в интервью «Культуре»: на площадке главный — режиссер. И если, по его словам, во время предпродакшна они с женой Светланой Дружининой могут горячо спорить, то во время съемок оператор предпочитает сосредоточиться на картинке и лишний раз «не светиться». Кстати, очень скоро становится понятно почему.  Фото: ГМЗ «Петергоф»После того как камеры установлены в коридоре и в одной из комнат Монплезира, на площадке появляется Светлана Дружинина — в очках, полосатой блузке и с красным шарфом, — она врывается в зал, словно вихрь. Кажется, с таким напором и уверенностью она могла бы сама сыграть Екатерину II. Оценив обстановку, тут же просит всех лишних удалиться: «Отойдите вот туда к стеночке. Вы портите кадр, прошу прощения», — произносит она доброжелательно, но бескомпромиссно. Затем направилась разводить сцену и распределять слова на проходке, пока костюмеры облачали Кристину Орбакайте в императорские одежды.  — За разваленной ширмой русского балагана скрывается зловещая тайна, — тихо произносит режиссер себе под нос, как бы пробуя слова на вкус. После, выдержав многозначительную паузу, добавляет: «Да, тайна!»  Она улыбается и, кажется, довольна находками. Пройдя еще несколько быстрых шагов по коридору, режиссер оборачивается к воображаемому партнеру: «Нам намекают на заговор с Турцией». Войдя в зал, подходит к карте, но тут вновь замечает скопление людей и сумятицу.  — Это рабочая площадка. Прошу прощения. Все только по этой стене. Прошу прощения, — говорит она уже более сурово.  Разворачивает карту, внимательно вглядывается в нее и с горечью произносит, сверяясь со сценарием: «Крым для всех — как бородавка на носу».  Вскоре на площадке появляется Кристина Орбакайте: пышные белые локоны спрятаны под элегантную шляпку с пером, черно-фиолетовое платье с гербом Российской империи подчеркивает фигуру.  Фото: ГМЗ «Петергоф»Костюмы в «Гардемаринах» — отдельная история, причем не дешевая. Наряды создал известный российский дизайнер Игорь Дадиани. Вышивка на костюмах сделана вручную, все камни — настоящие. Даже украшения на артистах не бижутерия, а реальные драгоценности, позаимствованные из частных коллекций. Неудивительно, что толпа зевак, собравшаяся у оградки, при виде императрицы Орбакайте в едином порыве зааплодировала. Актриса приостановилась и слегка поклонилась в ответ. За ней на площадку последовал гардемарин Никита Оленев. Речь императрицы, отрепетированная Дружининой, о тайнах, турках и «крымской бородавке» предназначается именно ему.  Режиссер незамедлительно проводит артистов по тому же пути, что ранее проделала сама, указывает акценты, места остановок, проигрывает вместе с ними сцену. Она так увлекается, что не сразу замечает бродящих по площадке журналистов и сотрудников группы. Не сбавляя оборотов, тут же выдает:  — Куда влезли?! Быстро ушли все их кадра!  Почему-то очень хорошо представляется, как в этот момент тихо посмеивается у плейбэка Анатолий Мукасей, который, видимо, отлично знает характер жены и понимает, когда лучше не попадаться ей на глаза.  Разведя сцены с актерами, Светлана Дружинина просит журналистов удалиться. Съемки — процесс интимный и посторонних не терпит.Дружинина: Ну экскурсии вряд ли, хотя я понимаю, о чем вы говорите. Хорошо рядом нет Анатолия Михайловича, а то он сказал бы: «Я уже 60 лет это слушаю. Пойду-ка постою в сторонке, покурю». Да, действительно, я неплохо знаю историю некоторых объектов, в том числе этого храма, являющегося усыпальницей русских императоров. С ним я познакомилась очень давно, еще в 1986 году. Здесь мы снимали почти все наши проекты — и «Гардемаринов», и «Тайны дворцовых переворотов». Храм сейчас находится в расцвете. Я отстояла службу, хор просто удивительный.

культура: Чего зрителям ждать от новых «Гардемаринов»?
Дружинина: В четвертой части будут сниматься те же актеры, что и в третьей, — Дима Харатьян, Александр Домогаров, Михаил Мамаев, Кристина Орбакайте и другие. Только подумайте, с тех пор прошло почти 30 лет. Столько воды утекло, столько в мире всего поменялось, но актеры по-прежнему рады войти в ту же реку. Каждый из них с удовольствием согласился продолжить нашу сагу. В следующем году Харатьяну исполнится 60 лет. Думаю, в юбилей ему будет очень приятно стоять на палубе корабля.

В новой картине к «старикам»-гардемаринам присоединятся их взрослые дети. Если вы пересмотрите предыдущие части, то вспомните, что у Алеши Корсака и Софьи родился мальчик, а у Анастасии Ягужинской и Саши Белова — девочка. Дети выросли, и теперь на них ляжет ответственность за любовную линию фильма.

культура: Вы сказали о корабле. Неужели гардемарины наконец-то спустятся на воду?!
Дружинина: Да, час пробил! Они теперь не будут просто сидеть в седлах и драться на шпагах — хватит гардемаринам скакать. Они выйдут в море и помогут Александру Суворову в очень сложном сражении за город Кинбурн, которое произошло в 1787 году. Это было начало второй Русско-турецкой войны. Замысел фильма возник очень давно.

культура: Как раз собирался спросить об этом.
Дружинина: Мы взяли за основу это событие не из-за того, что сейчас Крым у всех на слуху. Идея снять фильм появилась еще в 80-х, когда даже Советский Союз еще не распался. Это был приказ нашего главнокомандующего в сценарном триумвирате — Юрия Нагибина, Царство ему Небесное. Он сказал: «Хватит им скакать. Пора спуститься на палубы и заняться своим делом». Мы почти сразу начали искать, где и когда это могло бы произойти. Появилась идея построить историю вокруг кинбурнского сражения, в котором наш доблестный полководец Александр Суворов смог одержать победу над турецким десантом и преградить врагу дорогу на Крым.

культура: Если Вы следите за работами коллег, то, наверное, обратили внимание, что в последнее время зрители и кинокритики рассматривают исторические фильмы чуть ли не под лупой, чтобы выявить недостоверные детали эпохи.
Дружинина: Да, понимаю, о чем вы. Знаете, все хорошо в меру. Мы ведь снимаем не хронику или документальное кино. Это художественный фильм, а к нему совершенно другие требования. Да, конечно же, очень важно сохранять принципиальную достоверность. Когда мы начинали снимать «Тайны дворцовых переворотов», то очень точно следовали языку эпохи, который сохранился в бумагах того времени. Однако выяснилось, что современный зритель не воспринимает анахронизмы. А, между прочим, зря. Мне было важно рассказать, в том числе и через язык, о том, откуда мы родом. К сожалению, сегодня все забывают об этом. А, как вы знаете, народ без корней — народ без будущего. И тем не менее думаю, что иногда можно пойти на некоторую стилизацию, главное, не катастрофическую с точки зрения истории. Никто не должен бегать в шортах и джинсах рядом с Суворовым.

Это будет смешно. Нюансы же корректируются для того, чтобы молодая аудитория могла понять и принять повествование.

культура: Могут ли подобные фильмы нести в себе образовательную нагрузку?
Дружинина: Обязательно! Это совершенно просветительская работа. Некоторые почему-то считают, что это оскорбительно, но у меня другое мнение. Фильмы должны нести в себе смысловую нагрузку, расширять кругозор, увлекать зрителей в новые миры, с которыми им захочется более подробно познакомиться самостоятельно. В этом смысле я работаю для школьников старших классов. А также для дедушек и бабушек, которые тащат внуков в кино.

Съемки фильма «Гардемарины-IV»культура: Наверное, в молодости они с увлечением смотрели первую часть франшизы?
Дружинина: Да, на моих фильмах выросло не одно поколение зрителей. Многие пишут, поддерживают, обещают привести в кино детей и внуков.

культура: С момента выхода первого фильма в 1987 году технический прогресс в области кинематографа шагнул далеко вперед. Вам близки эти новшества?
Дружинина:У нас тоже будут использованы новые технологии, масса компьютерной графики. Будет в картине и то, что сейчас называют экшном. Он и раньше существовал, только назывался иначе. В целом новые технологии — это прекрасно. Теперь вместо того, чтобы кататься с камерой на тележке, можно просто пригласить стедикамщика. Это позволяет очень гибко использовать время, место и пространство.

культура: А мне казалось, Вам, как режиссеру старой закалки, в первую очередь важен актер...
Дружинина: Одно другого не отменяет. Я всегда говорю съемочной группе, что нам предстоит бежать длинную дистанцию. У каждого свой отрезок маршрута, и его нужно пройти как можно четче. Но разрывает финальную ленточку актер. Мы все обязаны работать на него.

культура: Почему Вы выгоняете журналистов с площадки, когда работаете с актерами? Молодые режиссеры, как правило, не обращают внимания на суету вокруг них.
Дружинина: Видимо, они не понимают, что такое работа с актерами. А ведь это очень интимный процесс. С каждым он проходит индивидуально. Все мы разные, каждый человек — целый мир. Нужно постараться найти с ним контакт, проникнуть в его вселенную и помочь вытащить оттуда то, что требуется в данный момент для роли.

культура: Один из лозунгов фильма: «Жизнь — Родине, честь — никому!» Насколько эти слова современны?
Дружинина: Они абсолютно современны! Мы недавно отсняли один из блоков в Севастополе. Я побывала в потрясающем нахимовском училище. Посмотрела на ребят, которые там учатся, пообщалась с ними. Они удивительные. Для них понятия Родины и чести смыслообразующие. И девиз: «Жизнь — Родине, честь — никому!» они даже в таком юном возрасте воспринимают по-особому. Мы вскоре вновь будем снимать в Севастополе. Надеюсь, юные нахимовцы тоже будут участвовать в процессе. Знаете, вот говорят, мол, новое поколение у нас потеряно, тем они не хороши, здесь ведут себя не так, как мы... Да не потеряно оно. Связь времен не рвется. Да, порой заиливается, покрывается тиной. Очищать надо.