А Луну — ​китайцам?

Андрей САМОХИН

15.01.2019

Фото: ZUMA/TASSПосле успешной посадки автоматической станции «Чанъэ‑4» на обратной стороне Луны много пишут, что Поднебесная будто бы обставила главных конкурентов — ​США и Россию. Журналисты и блогеры дружно поют дифирамбы Китаю, но все ли так однозначно? За чей счет достигнута эта победа и какие страны станут участниками «лунной гонки 2.0»?

3 января Китай впервые в истории человечества осуществил мягкую посадку беспилотника на темной стороне Луны, китайский луноход катится по поверхности естественного спутника Земли, передавая высококачественные снимки. С новым ироничным подтекстом вспоминается песня Высоцкого 1965 года: «Но вскорости мы на Луну полетим, — ​и что нам с Америкой драться: левую — ​нам, правую — ​им, а остальное — ​китайцам». Ирония истории в данном случае проявилась, что называется, в полный рост: ныне, полвека спустя, уже китайцы могут свысока подтрунивать над былыми космическими учителями.

Можно спросить: а что, собственно произошло? Ведь об успехах китайской тайконавтики стало известно не сегодня. Это так, но до сих пор Поднебесная повторяла все прошлые достижения СССР и США. Первый спутник, первый гражданин КНР на орбите, первый полет автоматической станции к Луне, первый луноход… Ныне же Китай совершил нечто эксклюзивное, прилунившись на Dark side of the Moon. И не музыкально-виртуально, как на легендарном альбоме «Пинк Флойд», а вполне зримо.

Тут уместно напомнить, что первые фотоснимки обратной стороны Луны выполнил советский аппарат «Луна‑3» еще в 1959 году. Наши ученые тогда создали первую карту невидимой половины. Отметим также, что одну из важнейших систем «Чанъэ‑4» разработал «Росатом». Речь о радиационных источниках тепла и радиоизотопных источниках электроэнергии, без которых китайская станция и луноход остались бы куском железа. Да по сути, все семейство космических кораблей «Шэньчжоу» практически скопировано с «Союзов», как и первые китайские ракеты с королёвской Р‑2. Можно еще добавить, что на борту нынешнего лунохода стоят голландский низкочастотный спектрометр, шведский прибор для измерения солнечного ветра, немецкий нейтронный дозиметр.

Но все это, так сказать, «примечания». Строка же достижений во всемирной космической летописи отныне твердо забита за КНР: «первыми осуществили посадку и непосредственное исследование…»

В целом нынешняя миссия — ​последовательное продолжение лунной программы КНР «Чанъэ», названной в честь китайской богини Луны и стартовавшей в 1998 году. Пока Поднебесная идет строго по намеченному графику, как говорят наши нынешние союзники, «шаг за шагом — ​к великой цели». Пусть и с некоторой помощью России — ​«Роскосмоса».

Уже в этом году к обратной стороне Луны отправится «Чанъэ‑5» — ​первая китайская возвращаемая экспедиция, в ходе которой планируется доставить на Землю до двух килограммов лунного грунта. Кроме ряда аналогичных миссий на полюса Селены, намечено также (без точной датировки) создание обсерватории на Луне и высадка первого тайконавта. Причем можно не сомневаться, что это будет происходить как прописано — ​с минимальными отклонениями.

Землянам, а особенно прежним космическим лидерам, есть о чем крепко задуматься. Времена карикатур, изображающих китайцев, массово натягивающих огромную рогатку для своих ракет, безвозвратно ушли. Даже простая статистика запусков за прошлый год говорит о многом: Россия — ​17, США — ​31, Китай — ​39. При этом надежность пусков ракет-носителей семейства «Чанчжэн» (Великий поход) сейчас приближается к 100 процентам.

Но дело даже не в том. Последний раз американцы были на Луне в 1972-м. Наша автоматическая станция «Луна‑24» — ​спустя четыре года. В прошлом остались «Шаттл» и «Энергия-Буран», станции серии «Венера», наконец, «Вояджер», улетевший за пределы Солнечной системы. МКС, явно доживающая срок со скандалами, уже давно — ​вчерашний день и рутина. Так же как и совершенствование спутниковых группировок — ​вообще орбитальная коммерческая космонавтика. НАСА еще может похвастаться двумя последними относительно успешными марсоходами: Opportunity и особенно Curiosity. Впрочем, это тоже повторение пройденного.

Российская же космонавтика в последние четверть века и повторами-то не богата. Скажем, автоматическая межпланетная станция c луноходом «Луна-Ресурс‑2» запланирована к запуску в 2020 году. Будем догонять китайцев… и самих себя! Как признаются специалисты НПО им. Лавочкина, им приходится учиться прилуняться заново — ​прошлый опыт и методы практически обнулились: новые материалы, новые расчеты, новые люди…

Тем временем, по некоторым данным, днепропетровское КБ «Южное», дышащее на ладан, обещало продать китайцам оцифрованную конструкторскую документацию на «блок Е» советского спускаемого лунного модуля, оставшуюся на Украине после распада СССР. Ничего личного — ​только бизнес.

Между тем львиная доля российско-китайских межправительственных соглашений в области космонавтики касается продажи наших ракетных двигателей — ​без передачи технологий, в которых, безусловно, заинтересована Поднебесная. В марте прошлого года был подписан документ о взаимодействии по исследованию Луны и дальнего космоса, предполагающий, в частности, совместное участие в запуске аппарата «Луна-Ресурс‑1» в 2022 году и китайского прилунения в районе Южного полюса в 2023-м.

Смотря на эти успехи Пекина при содействии Москвы и Днепропетровска, в Вашингтоне все более напрягаются. Ведь им, как и России, приходится вступать в лунную программу как бы заново, оставив позади опыт «Аполлонов». Что многих досужих наблюдателей, к слову, сильно удивляет: «как же они полвека назад на Луну высаживались?».

В 2018 году НАСА снова пересмотрело долгосрочную программу развития SLS (Space Launch System) — ​своей сверхтяжелой ракеты-носителя. Первый полет SLS должен теперь произойти через полтора года. Цель — ​беспилотные испытания корабля «Орион». В 2023-м Америка планирует миссию в ходе которой вокруг Луны крутанутся уже астронавты. И лишь после этого ракета в специальной модификации должна будет доставить «Орион» с жилым модулем на окололунную орбитальную станцию — ​Lunar Orbital Platform — ​Gateway. Сроки высадки астронавтов непосредственно на спутник Земли благоразумно не озвучиваются…

Как бы то ни было, сейчас уже становится ясно, что «лунная гонка 2.0» стартовала. Причем конфигурация в ней похожа на предыдущую лишь отдаленно. Вновь — ​и во многом опять с идеологической мотивацией — ​соревнуются две сверхдержавы: США и КНР. Россия в битве монстров оказывается как бы на подхвате, почти как Евросоюз и Япония. Наш огромный прошлый потенциал необходим и Вашингтону, и Пекину. Но ни тем ни другим, очевидно, не нужно, чтобы мы вдруг выбились в лидеры гонки. Впрочем, при нынешних российских реалиях сделать это будет тяжеловато. И дело тут отнюдь не в санкциях.

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин на днях рассказал о просьбе США обновить «Союз», придав тому способность долететь до Луны и обратно, «чтобы создать вторую резервную космическую транспортную систему» для международной (а фактически — ​для американской) лунной миссии.

Что ж, роль «резервистов» если и не почетна, то во всяком случае небесполезна. Особенно для наших предприятий, которые получат твердые заказы под международные гарантии поверх западных санкций. Эксклюзив и национальный приоритет можно отложить на будущее. Однако не истерить и не юродствовать, как предлагает Дмитрий Олегович российским журналистам.

В свою очередь, ранее «Роскосмос» предложил НАСА запустить российский лунный многофункциональный модуль для окололунной орбитальной станции на американском носителе SLS. Просьба понятна: первый старт новой российской сверхтяжелой ракеты-носителя «Энергия‑5» может произойти не раньше 2028-го, а стартовый комплекс под нее на космодроме Восточный будет построен лишь за год до этого. Зная надежность нашего планирования в космонавтике в последние годы, можно сомневаться и в этих неблизких сроках. Хотя, как полагают некоторые прагматичные эксперты, спешка здесь ни к чему — ​больно уж разорительны самостоятельные космические проекты. При том что прибыли от них в госбюджет не предвидится.

Кстати, во‑многом так же рассуждают сегодня и за океаном. «Лунная гонка 2.0» лишена той бескомпромиссной страстности соревнования идеологий, в которой затраты отходили на второй план. Возможно, она и не началась бы вновь, если бы КНР не демонстрировала железную волю к завоеванию лунных высот, основанную отнюдь не на меркантильной мотивации. Теряющий глобальную монополию Вашингтон не мог не отреагировать на подобный геополитический вызов. Вот только хватит ли нынешней Америке, развращенной печатным денежным станком и ограблением остального мира, государственной воли и национальной фокусировки, сравнимой с той, что имеется у Красного Дракона?..

У России, несмотря на громкие заявления последних лет о стремлении на Луну и Марс, такой воли по факту пока не наблюдается. Может быть, все впереди… В конце концов, подобные масштабные некоммерческие проекты — ​оселок как для отдельных сверхдержав, так и для всей земной цивилизации: способны ли мы к развитию, или впереди лишь стагнация?

Международная кооперация в космосе — ​это хорошо и правильно. Только интернациональный контур не отменяет, а лишь закрепляет национальное лидерство. Пока не осознаем данного факта, будем все менее весело слушать новые победные космические реляции агентства «Синьхуа».


Фото на анонсе: ZUMA/TASS